«Здесь люди сами придумывают правила игры»: большой разговор о социальном предпринимательстве


Евгения Телицына, исполнительный директор Фонда поддержки социальных инициатив в сфере детства “Навстречу переменам”, рассказала «Филантропу», какие качества важны для социального предпринимателя, на что ориентируется в своей работе фонд и всегда ли хорош коммерческий подход для решения социальных проблем.

Евгения Телицына

Проблемы разные, но дух один

— Я слышала про вашу работу в качестве эксперта в фонде “Навстречу переменам” в Эфиопии. Чем живут социальные предприниматели в Африке?

— С животрепещущего вопроса начнем. Во-первых, там очень много мужчин в этой сфере. Первое, что бросается в глаза, это молодые парни, представленные в большом количестве. И это классно.

А еще приятно, что тот дух, о котором я все время рассказываю, который чувствуется через все эти истории, у нас одинаковый.

У них также горят глаза, они неравнодушны к проблемам общества. Уверена, что им так же непросто справляться с неудачами, и так же сложно объяснить жене, чем они вообще занимаются. Есть и бюрократические препятствия: в Эфиопии с точки зрения закона все очень строго.

Например, один из проектов, который меня очень тронул. Взрослый мощный мужчина, работал в Аддис-Абебском университете агрономом. И однажды увидел, как голодают люди и нашел решение. Это специальные ящики, для использования которых не нужно практически ничего. Если человек живет в трущобах, у него нет огорода, то это спасение. В ящиках уже есть специальная земля и отдельно семена, уже с удобрениями, их только нужно посадить в землю. Он продает эти ящики с землей, эти семена. А люди питаются урожаем и продают потом то, что у них выросло. Таким образом сами едят и еще зарабатывают какие-то деньги.

Справка

Фонд поддержки социальных инициатив в сфере детства «Навстречу переменам« помогает российским социальным предпринимателям реализовать лучшие детские программы. Одно из направлений работы фонда – грантовая поддержка социальных инициатив. Заявки на грантовый конкурс фонда принимаются со всей России. Заявителю необходимо обладать предпринимательским потенциалом; четко сформулированной идеей, соответствующей критериям отбора; возможностью продемонстрировать начальные шаги в реализации этой идеи.

Прием заявок с 1 апреля до 15 июня 2018 года на сайте www.fond-navstrechu.ru

В 2017 году в программе поддержки социальных предпринимателей было 17 проектов, из  которых 4 получили гранты по 1 200 000 р каждый, и все получили менторскую и консультационную поддержку.

По итогам конкурса 2017 года в 2018 году финансовую поддержку получат 6 проектов.

Оператор мобильной связиTele2 поддерживает фонд с момента его основания.

 

Есть еще одна удивительная история. Эфиопия – одна из бедных африканских стран, там нет привычки правильного мытья рук, а еще есть проблема с закупкой мыла в школы, на это не хватает средств. Поэтому в детстве многие болеют разными кишечными заболеваниями. Как во всех африканских странах, там большое расслоение населения, есть очень богатые, успешные люди, есть средние и есть нищие. И эти дети из низших слоев общества, когда заболевают, то пропускают школу, а в худшем случае умирают, просто потому, что у них нет мыла и они не умеют им пользоваться.

При этом в столице есть куча дорогих отелей, где нужно выкидывать мыло и каждый день приносить постояльцам новое. В отелях копится ненужное мыло и наш герой-социальный предприниматель придумал собирать его в отелях бесплатно, перерабатывать – с помощью женщин, у которых нет работы, и либо продавать школам за очень дешево, либо дарить: если находит спонсора – отдает бесплатно, если не находит – отдает школам за крошечную стоимость. Вместе с тренингом по правильному мытью рук.

Свои правила игры

— Все вокруг только и говорят, что про социальное предпринимательство. Что произошло, почему именно сейчас этой теме уделяется столько внимания?

— Есть две причины. Одна – что эту тему активно развивают. Именно в России много организаций берется за школы социальных предпринимателей, конкурсы, продвижение. И это стимулирует рост. Некоторые руководители НКО начинают задумываться о том, чтобы в эту сторону двигаться. Другая причина —  для тех, кто стремиться к устойчивости, социальное предпринимательство, это способ не зависеть от пожертвований, грантов, доноров. Это выход для тех, кто хочет реализовывать социальную миссию, но частично опираться на себя.

Социальное предпринимательство – это свобода, работа вне рамок, здесь люди сами придумывают правила игры.

— Какой он – современный российский социальный предприниматель? Это частное лицо, которое пытается решить социальную проблему посредством бизнес-подхода или это некоммерческие организации, у которых есть своя задача, но им нужно обеспечить финансовую стабильность для ее решения?

— И то и другое. В первую очередь важен лидер. Например, если в НКО может меняться руководитель, и ее миссия от этого не изменится, то социальное предпринимательство всегда образуется вокруг конкретного человека. Важно, что лидер создает вокруг себя среду, с помощью которой пытается решать проблемы и менять мир.

О фонде «Навстречу переменам»

— Фонд «Навстречу переменам» совсем молодой, чего вам уже удалось добиться за то время, пока вы существуете?  

— Мы начали с работать в 2012 году, а с 2015 года существуем в новом амплуа. Наш фонд поддерживает социальных предпринимателей, которые помогают детям. И раньше мы были сфокусированы именно на детской тематике, а сейчас наша работа больше направлена на самих социальных предпринимателей, потому что мы видим огромный потенциал в этих людях и помогаем им раскрыть его в полной мере.

Сейчас завершен третий, с 2015 года, конкурс для социальных предпринимателей, в этом году нам прислали 400 заявок со всей страны, мы всегда проводим всероссийские конкурсы. В результате у нас 4 победителя, которые получат грант в 1,2 миллиона и участие в программе. И еще 13 участников – это либо победители прошлого года, либо финалисты, которые не выиграли грант, но хотели все равно получить помощь наставников, бизнеса, наши обучающие программы и отчитываться нам раз в квартал.

Мы идем в сторону формирования сообщества, где есть бережное отношение друг к другу,  все социальные предприниматели для нас супергерои – очень смелые люди, которым нужна поддержка – не только финансовая, интеллектуальная, но и человеческая. Мы сейчас активно развиваем сообщество журналистов, приглашаем туда разных социальных предпринимателей. Во многом не только за знаниями, но и за неким ощущением собственной ценности. Пытаемся развивать правильную культуру восприятия этих людей. Многие из нас недовольны тем, как устроен мир вокруг, но ничего не делают. Я не вижу другого способа это изменить, кроме как показывать пример. Поэтому для нас очень важно, что те, кого мы выбираем, становятся видными, яркими примерами.

— То есть это модель, на которую сообщество может равняться?

— Да. И с точки зрения бизнес-подхода, и с точки зрения решения социального вопроса, и с точки зрения траты своего времени. Например, перед  родителями особенных детей встают различные проблемы и они придумывают способ эту проблему решить не только для своих детей, но и для чужих. А есть много людей, которых просто что-то тронуло, они увидели потенциал и не смогли пройти мимо.

— Скажите, а у нас как с обстоят дела в социальном предпринимательстве, больше мужчин или женщин?

— В целом, конечно, женщин, к сожалению. Тут мы отличаемся от зарубежной практики. У нас  бывают семейные пары, но отдельных парней мало. И хотелось бы больше. Жаль, нельзя ввести такой критерий для участия в конкурсе (смеется).

Может быть, мужчинам нужно больше денег, больше стабильности, они просто не идут в эту сферу, потому что обычно в течение нескольких лет, пока бизнес не устаканится, ты живешь как на вулкане.

Вдохновляющие истории

— А какие из ваших конкурсных проектов самые интересные?

— Интересные проектов много. Например, сегодня я общалась с двумя очень яркими девушками, очень хочется про них рассказать. Одну зовут Рита Ребецкая, она из Москвы. Она балерина, танцовщица ансамбля Моисеева. Пошла волонтером в театр, где занимались дети с синдромом Дауна, помогать им ставить пластику. И влюбилась в их способ выражать себя через тело. Решила открыть свой театр. Она поставила спектакль, который называется «Я танцую», была премьера 30 мая, у нее были спектакли в октябре и ноябре на Трехгорке, на 1905 года. И там все актеры – дети и подростки с синдромом Дауна. Ее идея – сделать это реальным творческим, качественным продуктом, чтобы это не было «мы пойдем в этот театр, чтобы пожалеть бедных деток», а потому что мы хотим посмотреть на классный спектакль. И мы очень гордимся тем, что она, не будучи вообще связана с социальной сферой – уже за год в нашей программе смогла сделать премьеру, найти площадку и сейчас на премьеру платно будут приходить зрители. И это очень важно — быть независимой, самоокупаемой.

Анна и Анатолий Вощиковы

Вторая девушка, Анна Вощикова, с которой я сегодня разговаривала, с совершенно другим опытом. Они познакомились с мужем в университете, 18 лет вместе, и у них родился мальчик с ДЦП. Она только сегодня сказала эту фразу, что некоторые мамочки говорят «за что мне это?», а она говорит им: «Не «за что», а «для чего». Они начали заниматься спортом вместе с мужем и ребенком, и он у них сейчас чемпион, входит в паралимпийскую сборную по подъему тяжестей – лежа штангу поднимает. Ему 14 лет и он войдет в сборную Россию. Они оба инженеры из Каменск-Уральского, придумали специальный мост на велосипед, чтобы дети, у которых ДЦП и другие особенности физического устройства, могли ездить на великах. Сейчас они хотят создавать велосипед с нуля – не переделывать уже готовые, а разработать свой дизайн для проекта “Особый велосипед для особого ребенка”.

Анна говорит: «Если у тебя ДЦП, тебя мама все время ведет, ты в принципе не можешь выбрать, куда ты сам пойдешь. И психологически ребенок теряет возможность отвечать за себя. А если он едет на велосипеде, ему никто не может приказать, куда ехать». Кроме того, что ребенок развивается физически, он еще и психологически себя чувствует уверенней, у него развивается ответственная свобода.

— Очень вдохновляющая история и по-настоящему амбициозные задачи. А как в целом вы оцениваете качество и уровень российских проектов?

— Мне кажется, что у нас пока не совсем развита культура социального предпринимательства. В других странах в обществе есть понимание, что нормально быть социальным предпринимателем, сотрудником благотворительной организации, это часть мира. Например, до сих пор некоторые мои знакомые про меня думают, что я работаю бесплатно только потому, что я занимаюсь благотворительностью. Продираться сквозь эти предрассудки у нас немного сложнее. Поэтому дело даже не в качестве проектов, а в том, что те, у кого есть отличные идеи и проекты могут просто не рискнуть их сделать. Но я настроена оптимистично — у нас много идей и много сил для их реализации.

Но, конечно, есть необходимость в развитии. Особенно в небольших городах. Иногда слышим: «Да не хотим мы ваш грант – вы нас возьмите поучиться». У нас разработаны обучающие модули, которые не направляют, вдохновляют и дают структуру для дальнейшей работы.

команда «Взаимодействие»

В словосочетании “социальный предприниматель” люди слышат “предприниматель”

— В последнее время происходит усиление акцента на коммерческой составляющей социального предпринимательства, это хорошо или плохо?

— Я думаю, что это плохо. Я думаю, что мы должны пройти через некоторые этапы. Может быть, для этого нужен другой термин. Например, в средние века, когда аборигены жили на островах и к ним приплывал корабль, то они его не видели, просто потому что у них не было концепции корабля в голове, они не могли допустить, что можно плавать по морю на большой деревянной штуковине. И наш ум должен созреть до некоторых понятий, некоторых категорий.

И в основном люди, не только в России, когда им говорят «социальный предприниматель – это лидер социальных изменений», не слышат этого. Слышат – предприниматель, то, что их сознание готово услышать.

Возможно нужно оставить немного кислорода, дать людям привыкнуть хотя бы к этому.

Я думаю, что в нашей стране все равно произошел очень большой прогресс, в том числе благодаря Фонду поддержки и развития филантропии “КАФ” и работе других коллег. Общество научилось жертвовать на благотворительные проекты, научилось читать, обсуждать. Дальше будет следующий этап роста.

— Вы не считаете, что коммерческая деятельность для НКО – это выход в сегодняшней ситуации?

— Нет. Это очень зависит от того, кто этим занимается. Честно говоря, я очень верю в человеческий фактор. Если люди склонные к коммерческому подходу, которым классно, которые видят ситуацию и готовы к решению: «Здорово, давайте сделаем вот так!» А если это некоммерческая организация, которая ненавидит эти деньги, боится, презирает, вдруг пытается заставить себя что-то зарабатывать — так это страдание. Я считаю, что всем надо делать то, что у них получается и нравится. Я вижу выход в том, что если каждый будет делать то, что любит — то тогда все получится, все будет цвести. Я верю в естественный ход вещей.

— Какой бы вы дали совет человеку, который думает открыть свой социальный бизнес?

— Меня часто спрашивают, и каждый раз я отвечаю что-нибудь разное. Наверное, что-то про опирайтесь на себя и ничего не бойтесь. Это будет больно, страшно, иногда сложно и тяжело. Но еще будет радостно, весело и вам вернется больше, чем вы вложили.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply