Оксана Орачева: «Эндаументы – это работа на будущее»


6 апреля 2018 Благотворительный фонд Владимира Потанина и Московская школа управления СКОЛКОВО проводят второй международный форум «Эндаументы 2018». Форум станет площадкой для обсуждения актуальных вопросов развития целевых капиталов, обмена лучшими практиками и формирования общей профессиональной повестки.

Накануне форума Оксана Орачева, генеральный директор благотворительного фонда Владимира Потанина, рассказала «Филантропу», что мешает развитию фондов целевого капитала в России и почему некоммерческим организациям важно учиться играть вдолгую.

Оксана Орачева, генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина

О форуме

— Вы проводите форум «Эндаументы 2018» уже во второй раз. За год, что прошел с первого форума, что изменилось в этой сфере, заметили ли вы какие-то перемены?

— За этот год появились новые фонды целевого капитала, были сделаны несколько крупных пожертвований в фонды целевого капитала. Одно из них – в фонд целевого капитала МИСиС, которые сделал фонд Алишера Усманова, и второе – пожертвование в МФТИ от Олега Тинькова и топ-менеджеров «Тинькофф банка». За прошедший год, думаю, удалось привлечь внимание к модели за счет форума, публикаций, появления новых фондов целевого капитала, мы замечаем чуть больше внимания к этой сфере. Но конечно, этого недостаточно.

Мы привыкли, что маргинальные с точки зрения информационной представленности темы – это все, что связано со здоровьем взрослых, или с пожилыми людьми, но эндаументы – такая же маргинальная тема, только по другим причинам.

Целевыми капиталами сложно увлечь читателя, не сделаешь яркую фотографию, не напишешь интересную историю. А чтобы модель развивалась, она должна стать нормой, а для этого – присутствовать в информационном пространстве.

Эндаументы в цифрах

175 фондов целевого капитала в России

Объем средств 21 млрд рублей (данные Гайдаровского форума)

Эндаументы существуют в 40 городах страны, на долю Москвы приходится 84 фонда, Санкт-Петербурга – порядка 30, далее следуют Томск, Самара, Омск, Пермь, Ростов. Минимум 50% рынка – вузовские эндаументы, НКО, организации культуры и искусства также используют этот инструмент.

Закону о деятельности эндаументов 11 лет. 

Форум «Эндаументы — 2017»

— А какие главные задачи в этом году?

— Мы стремимся сделать форум профессиональной площадкой, на которой бы обсуждались вопросы развития некоммерческих организаций: посмотреть на многообразие жизни, деятельность НКО, вызовов, которые стоят перед некоммерческими организациями и обществом в целом, популярными и непопулярными направлениями – под определенным углом. Нам кажется это важным, потому что модель эндаументов существует не сама по себе, а в привязке к работе организации. И наша задача – создать площадку для обмена мнениями, лучшими практиками, чтобы вырабатывались подходы к будущему этой модели. В том числе к вопросам, связанным с законодательным регулированием. Так как форум уже второй, то можно сказать, что первый шаг мы уже сделали. И стало понятно, что необходимость в площадке есть.

— Чем он будет отличаться от прошлого?

— У нас появился новый формат взаимодействия с аудиторией. Во-первых, на этапе подготовки мы предложили всем заинтересованным высказаться по поводу возможных тем для обсуждения, заранее собирали их мнения, ожидания от форума. На самом форуме тоже будет новый формат – мы его назвали провокационно – «деловой speed dating», где за пределами традиционных сессий можно будет лично пообщаться с экспертами. Даже если сразу не получится найти ответы, то можно будет отдельно это обсудить.

Традиционные форумы уже теряют смысл – и «Филантроп» писал об этом.

— Кто ваша основная аудитория?

— Это представители некоммерческих организаций, где уже создан целевой капитал, и те, кто сомневается и только думает об этом. Это специалисты, которые занимаются фандрайзингом, это потенциальные доноры, которые хотят разобраться, как работает модель. Причем некоммерческие организации – широкое понятие, сюда же относятся университеты, школы, музеи, библиотеки, очень широкий спектр организаций. Мы – помимо новых форматов – сохранили традиции прошлого форума, чтобы предложить интересные дискуссии и затронуть основные вопросы – управление целевыми капиталами, правовое регулирование, новая цифровая среда. Появились два новых важных момента. Первый – это обсуждение возможных законодательных инициатив (с 2012 года не было изменений). Причем важно обсудить концептуально, какого рода изменения нужны – то есть это своего рода интеллектуальный краудсорсинг. Второй – взаимоотношения с управляющими компаниями. Они такие же важные участники рынка эндаументов. На форуме будет возможность про это поговорить и собрать разные точки зрения.

Самые крупные эндаументы в России

Фонд Целевого капитала Сколтеха — 4 387 млн рублей

Фонд Европейского университета в Санкт- Петербурге — 1 642 млн рублей

Фонд развития МГИМО – более 1,5 млрд рублей

Фонд «Развитие Санкт-Петербургского Государственного университета» — 1038 млн рублей. 

— На форуме будет фонд и музей Гугенхайма. Чем интересен этот кейс?

— Это одновременно музей и фонд, фонд Соломона Гугенхайма, они управляются вместе. У них тоже есть эндаумент, но в отличие от многих других музейных эндаументов, он не такой большой и составляет немногим более 70 млн долларов. Для сравнения – эндаумент музея Метрополитен порялка 2,7 млрд долларов. Долгое время музей полностью финансировался семьей Гугенхайма. И они только недавно решили, что пора пересмотреть финансовую стратегию и увеличить в бюджете музея процент финансирования из эндаумента, а для этого надо увеличить сам целевой капитал.

Это не очень типичная для США ситуация, где именно эндаументы традиционно считаются одним из основных источников стабильности ведущих музеев и учреждений культуры.

Эндаументы в мире

— Как на Западе сейчас развиваются эндаументы и где активнее всего? В США?

— Да, США. Но важно учитывать, что там совершенно другая ситуация, там практически отсутствуют государственные источники финансирования. Эндаументы в США – один из основных источников финансирования организации в любой социальной сфере. В США эндаумент создают прежде всего частные вузы, а у нас университеты – в основном государственные бюджетные организации. Поэтому и сложно сравнивать. Во многих странах распространена модель, когда не может быть благотворительного фонда без эндаумента. Модель целевого капитала может быть разной, процент, который надо ежегодно тратить, если хочешь сохранить благотворительный статус и налоговые преимущества, может быть разным (3,5% в Канаде или 5% в США), но это постоянный источник дохода. В Индии крупнейший эндаумент создан миллиардером Азимом Премжи, который, кстати, также присоединился к Клятве дарения. В 2001 году он создал специальный траст, основная цель которого финансировать благотворительные инициативы, реализуемые через две специально созданные благотворительные организации. На 2017 год размер траста составил порядка 9 млрд долларов, что делает поддерживаемые благотворительные инициативы одними из крупнейших в стране. Разделение благотворительной деятельности и управление средствами напоминает то, как это устроено в России, где есть специализированные организации управления целевым капиталом.

И еще один важный пример. В США часто используются модель государственной поддержки, когда государственные деньги вкладываются в национальный фонд, а доход распределяется на поддержку культуры, науки, социальной сферы. Например, такая схема используется National Endowment for the Arts.

И я скажу сейчас, возможно, крамольную мысль, но по этой модели мог бы работать Фонд президентских грантов, например.

Создается на бюджетные средства большой эндаумент, а доход тратится на гранты, которые выделяются на конкурсной основе. В этом случае поддержка в меньшей степени зависит от текущей экономической ситуации, есть определенные гарантии.

Нужна ли филантропии новая философия?

Развитие эндаументов

— Какова география фондов целевого капитала в России – их больше в Москве?

— Нет, региональных организаций сейчас почти 50%, так что эндаументы уже развиваются в регионах. В Санкт-Петербурге Европейский университет соревнуется с МГИМО по размеру эндаумента. В Северо-Восточном федеральном университете в Якутске, в Дальневосточном федеральном университете тоже крупные целевые капиталы. Это уже не только московское явление.

Так, сейчас активно развивается целевой капитал Омского музея изобразительных искусств имени Врубеля, это первый региональный музей, который решил попробовать эту модель. Свой первый доход они потратили в том числе на программу по работе с детьми с ограниченными возможностями.

Несколько региональных музеев планируют открывать целевые капиталы. Так что в целом тема развивается.

— С чем связано то, что больше всего эндаументов у университетов?

— Так исторически сложилось во всем мире, в вузах существуют все предпосылки для этого: через них проходит большое число людей, и если человек доволен тем, как его учили в университете и связывает свой личный успех с образованием, то ему гораздо легче поддержать организацию.

— А в социальной сфере развивается эндаумент?

— У фонда «Вера» несколько эндаументов. Есть эндаумент у фонда «Врачи, инновации, наука – детям». Хороший пример – первый целевой капитал у фонда местного сообщества «Гражданский союз» в Пензе, по размеру капиталу он сопоставим с капиталами некоторых региональных университетов. Но чтобы создать эндаумент, нужна инициатива организации. Важно, чтобы этот инструмент был встроен в деятельность НКО.

Форум «Эндаументы-2017»

— Учитывая, что эндаументы – это инструмент долгосрочного планирования, насколько сектор готов к такому планированию в нашей стране, учитывая все особенности экономики и политики?

— Боюсь, что специальных исследований никто не проводил, но если говорить о сложившейся практике, то, конечно, у нас горизонт планирования короткий. И очень мало проектов, которые рассчитываются надолго. Сейчас Агентство стратегических инициатив стало делать проекты на относительно длинный горизонт – у них есть проекты до 2035 года. Но, если мы посмотрим на закон о благотворительности и требование, что в течение года пожертвование должно быть потрачено, – то это какой горизонт планирования? Я сейчас говорю даже не про эндаументы, а в принципе про планирование программной работы. Эндаумент предполагает, что организация зрелая и она уже готова смотреть в будущее. В этом плане немного легче вузам, они планируют как минимум на срок учебы одного студента. С другой стороны, внедрение модели – это способ заставить себя думать о будущем.

— А как в вашем фонде устроено планирование?

— Недавно мы запустили трехлетний цикл планирования, это непросто нам самим, но это помогает выстраивать отношения и внутри фонда, и с грантополучателями. Мы даем возможность получать гранты до трех лет. И это, надеюсь, поможет организациям лучше планировать свою деятельность.

4 интересных эндаумента в России, о которых стоит знать

Фонд развития Омского областного Музея изобразительных искусств им. М.А.Врубеля. Объем фонда – более 8 млн рублей.

Фонд формирования и использования целевого капитала для помощи хосписам “Вера”. Объем фонда – более 550 млн рублей.

Специализированный фонд целевого капитала “Фонд поддержки исторических и культурных исследований “Истоки”. Объем фонда – более 854 млн рублей.

Пензенский региональный специализированный фонд управления целевым капиталом “Капитал местного сообщества”. Объем фонда – 7,2 млн рублей.

Эндаумент как способ фандрайзинга

— Какие преимущества у эндаументов по сравнению с другими способами фандрайзнига?

— Преимущества, скорее, в определенных гарантиях и устойчивости. Эндаумент может приносить доход, благодаря эндаументу можно спланировать свою деятельность и проводить долгосрочные программы. Без эндаумента на эту программу надо собирать каждый год определенную сумму денег. Но никто не сможет точно сказать, насколько следующий год будет удачным. А в эндаументе можно рассчитать, сколько нужно денег, чтобы проводить работу, и доход тратить на программу. Фонд “Гражданский союз” в Пензе традиционно проводит конкурсы микрогрантов для поддержки инициатив грждан, и теперь программа существует за счет эндаумента, что делает конкурс более надежным.

Инновации и НКО: что обсуждали на инвестиционном форуме в Сочи

 

— А есть ведь и неудачные истории, вы про них рассказывали на Белых ночах фандрайзинга. Что мешает развитию эндаументов?

— С одной стороны, люди еще недостаточно хорошо понимают, что это такое.

Это относительно чужеродное явление, в том числе потому, что нет опыта стратегического планирования, и нет информации в легком формате, для новичков.

Конечно, до конца не понятно, как встроить эндаументы в деятельность организации, чтобы они работали друг на друга, а не конкурировали между собой. Если, допустим, у организации есть текущий фандрайзинг, ассоциация выпускников и эндаумент-фонд. Очень важно, чтобы шло объединение ресурсов, а не разъединение. Кроме того, недостаточно государственной поддержки, нет специальных государственных программ, налоговых льгот юридическим лицам. Например, во Франции сняли ограничения по необходимому минимальному капиталу при регистрации эндаумент-фондов, и сразу появились тысячи организаций. Мы привыкли помощь государства ассоциировать с льготами, но могут быть и другие подходы. Конечно, хотелось бы большей внятности законодательства. Потому что есть закон, который регулирует деятельность целевых капиталов, но есть много других законов – закон о благотворительности, об образовании, о некоммерческих организациях, где целевые капиталы не упомянуты. И от этого много сложностей. Например, Российский научный фонд давно прорабатывает тему, чтобы финансировать научные эндаументы, чтобы вкладывать в науку, где особенно важна игра вдолгую. Если вы начинаете исследование, у вас должны быть гарантии. А дальше возникает вопрос – фонд может давать деньги только организациям науки, а фонд целевого капитала – фонд, который управляет деньгами, он не является организацией науки. Хотя по сути деньги идут на науку.

— Государство как-то реагирует на этот запрос? Готово поддерживать?

— Сложно реагирует. С одной стороны, мы видим поддержку. Представители государства активно участвуют в обсуждении темы на различных площадках, это хороший признак. А вот что касается законодательных изменений, то тут все сложнее. Потому что прежде всего, нужно понимать, как его менять и тут нет четкой позиции сектора, что требуется в первую очередь, поэтому и реакция такая же.

Куда в принципе обращаться новичкам, которым хочется разобраться, нужен ли им эндаумент?

— На многих площадках сейчас проводятся мастер-классы и семинары по эндаументам, и они собирают большую аудиторию. Мы сейчас проводим конкурс на создание центров знаний по эндаументам с поддержкой до 3 лет. И задача этих центров будет, в том числе, проводить обучающие мероприятия, распространять знания и опыт. Надеемся, что в результате через несколько месяцев в разных регионах и городах появятся образовательные центры.

— Как вам кажется, что нужно, чтобы сектор стал готов к таким переменам?

— Думаю, что в первую очередь нужно вести работы по просвещению, информированию. И в этом смысле эндаумент – не ответ на запрос сектора, а работа на опережение. Когда сектор подрастает, то увидит, что есть еще и такой инструмент, и он работает, есть лучшие практики, работающие модели. Это работа на будущее. Важно информировать, показывать преимущества – как финансовые, так и не финансовые, например, независимость организации.

— И когда это произойдет?

— Период накопления опытом подходит к концу, новичкам сегодня уже проще начинать. Вот первым было очень трудно, долгое время считалось, что это не для нас. Но много разного уровня организаций уже открыли эндаументы, в которые вложены не миллиарды, а миллионы рублей. Так что эндаументы, надеюсь, будут развиваться активнее.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply