Илья Чукалин: «Мы постоянно говорим, что запросы должны быть скромнее, реалистичнее»


Фонд президентских грантов завершил прием заявок на первый конкурс 2018 года. 8357 проектов допущены к участию в конкурсе. 802 эксперта приступили к оценке проектов в первом конкурсе президентских грантов 2018 года. Результаты конкурса будут объявлены 1 июня. Пока идет независимая экспертиза проектов, Илья Чукалин, генеральный директор Фонда президентских грантов, рассказал «Филантропу» о том, что ждать НКО от нового конкурса и как он изменился по сравнению с прошлым годом.

Илья Чукалин

— Почему было принято решение увеличить финансирование с 4 до 7 млрд рублей? Какое финансирование в 2018 году?

— В 2018 году объем грантовой поддержки увеличен до 8 миллиардов рублей.

Эти решения принимались главой государства, он несколько раз встречался с победителями конкурсов 2017 года, видел искренность и доброту устремлений представителей третьего сектора.

Скорее всего, свою роль сыграли и данные о рекордном числе заявленных некоммерческими организациями проектов.

— Появились ли новые критерии, требования к заявкам?

— Напомню, фонд за первый год своей работы провел 126 семинаров в 83 регионах страны, на них мы рассказывали о том, как проходит конкурс, экспертиза, каковы требования к подаваемым проектам. После первого конкурса стали делать акценты на типовых ошибках, давать рекомендации, обучать социальному проектированию. Поэтому теперь очень осторожно относимся к любым изменениям условий конкурса. Мы сориентировали весь сектор на новые правила, появившиеся вместе с фондом. К ним стали привыкать, да и обратная связь хорошая. Система работает. Да, мы все время работаем над ее совершенствованием. Только план по доработке программной платформы расписан уже на год вперед. Но все это уже про удобство использования, про внедрение цифровых решений, позволяющих выявлять плагиат, недостоверную информацию, завышенные и заниженные оценки экспертов. А базовые положения остаются неизменными, в том числе 10 критериев оценки, порядок экспертизы.

Дополнительные требования мы ввели только для проектов по грантовому направлению по выявлению и поддержке молодых талантов в области культуры и искусства. Направление новое и с особенностями, в частности, это единственное направление, по которому нами прямо разрешен регрантинг физическим лицам. Отсюда и специальные условия, на которые при оценке будут обращать внимание эксперты конкурса. Заявители должны четко описать, как они собираются отбирать молодых талантов, кто из известных деятелей искусства войдет в состав жюри, какими будут меры поддержки. Обязательно надо приложить письма поддержки от указанных в заявке членов жюри и организаций-партнеров. По другим грантовым направлениям это не является обязательным требованием.

Инфографика Фонда президентских грантов

— По итогам семинаров ожидаете ли Вы приток заявок со стороны организаций, которые раньше не принимали участие в грантовом конкурсе?

— Несомненно. Среди участников первого конкурса этого года 3392 организации в прошлом году свои заявки не подавали. И из этих 3392, в свою очередь, 2759 некоммерческих организаций не участвовали и в конкурсах прежних операторов грантовой поддержки. В конкурсе принимают активное участие организации из малых городов. В прошлом году более 800 проектов из малых городов и сельской местности получили финансирование на сумму свыше одного миллиарда рублей. Это очень многих вдохновило. Посмотрите, на этот конкурс из Волгоградской области подано 404 проекта. Наши активные сограждане видят, что шансы есть и система критериев позволяет участвовать в конкурсе разным по опыту и масштабу деятельности некоммерческим организациям.

— Мы говорили про типичные ошибки заявок НКО. Но какой самый главный вывод вы сделали по итогам прошлого года? В чем основная причина некачественных и расплывчатых заявок?

— Вывод простой: конкурс – есть конкурс, и в нем побеждают те, кто добросовестно относится не только к своей обычной деятельности, но к подготовке заявки на финансирование. Некоторые считают, что это «вредный» фонд придумывает правила, из-за которых надо что-то писать, заполнять, придумывать, собирать письма поддержки. На самом деле, проект организация разрабатывает для себя. Он позволяет ей оценить свои силы, потенциал, качественно спланировать работу. Мы же даже перед обычными поездками часто составляем список вещей, которые надо взять. А тут все гораздо сложнее. Сложнее, чем собраться и пойти в поход, где тоже нужно все заранее продумать. Иначе можно замерзнуть, заболеть, остаться голодным или покусанным насекомыми. Типичные ошибки при подготовке заявок, увы, остаются теми же, о которых мы говорили в прошлом году. И виной всему нежелание отнестись к участию в конкурсе ответственно. Все подготовить заранее, проверить себя. Мы больше 4000 заявок получили в последний день, явно, часть из них подготовлены некачественно, потому что не успели.

Фондом разработаны подробные методические материалы, если опираться на них и заложить на проработку проекта не меньше недели, а то и двух, то шансы на победу велики. Разумеется, если речь идет о настоящих энтузиастах и их социальной инициативе, не про то, чтобы заработать. Все материалы есть у нас на сайте президентскиегранты.рф.

— Вообще есть конкуренция среди российских НКО и вообще может ли конкуренция в 3 секторе привести к улучшению качества услуг?

— Мне, вообще, не очень нравится использование термина «конкуренция» применительно к третьему сектору.

Конкуренция – это понятие из сферы антимонопольного регулирования, борьба за прибыль. Некоммерческие организации по определению не ставят целью получение оной. Они про добрые дела, про помощь людям. Это другой тип мотивации, не как в бизнесе. Конкуренция – не панацея, потому что здесь важны детали. Скорее, хотелось бы больше говорить о репутации. Люди стараются выбрать для своих детей лучшую школу, лучшую поликлинику… Вот это главное. Не отрабатывать заказ, а верить в свое, делать его лучше других. Если в небольшом городе успешно работает одна организация, то просто ради конкуренции искусственно создавать другую не надо. Она сама появится, если в этом будет потребность. А вот обеспечивать благоприятные условия для некоммерческих организаций, для инициативы – нужно обязательно.

— Доля поддержки социальных проектов вырастет в этом году?

— Начнем с того, что все поддержанные нами проекты мы сами зачастую называем «социальными». Так проще. И при этом можно выделить добровольческие, благотворительные, культурные, образовательные, исследовательские… У нас 13 грантовых направлений. Доля поддержанных по ним проектов определяется количеством и качеством проектов поданных. Это уже работа экспертов. И, наверное, хорошо, что это так. Именно сообщество экспертов отбирает инициативы, оценивая их актуальность и значимость для конкретной целевой группы, территории. Мы не даем установок «поддержите такие-то проекты», не выделяем квоты. Потому что дальше происходит круговорот: люди начинают заявлять не ту деятельность, которой бы им хотелось заняться и которая, по их мнению, востребована именно сейчас, а ту, на которую выделена большая квота или которая названа как приоритет. Мы будем думать, что делаем стратегически верный ход – спускаем целевые установки, а на деле будем убивать столь бесценное разнообразие, «изюминку» третьего сектора – способность находить уникальные решения социальных проблем, индивидуальные подходы. Поэтому давайте оставим этот вопрос – долей по грантовым направлениям – нашим экспертам, их сейчас 802. Мы им бесконечно признательны, гордимся ими.

— Будет ли увеличен средний размер гранта в этом году?

— Не думаю. В прошлом году средний размер гранта был на уровне двух миллионов рублей.

Мы постоянно говорим, что запросы должны быть скромнее, реалистичнее.

Для региональной общественной организации грант в один-два миллиона – это хорошая финансовая поддержка. И здесь же еще вопрос, как считать. В прошлом году в первом конкурсе организации могли заявлять срок реализации проекта до 15 месяцев, во втором – до 12 месяцев. Сейчас же мы этот срок увеличили до 18 месяцев, кроме того, по 3 направлениям появилась возможность подавать долгосрочные проекты – со сроком до 36 месяцев. Соответственно, грант два миллиона на один год и грант два миллиона на полтора года – это не одно и то же. Сопоставлять надо будет аккуратнее. Кроме того, в проектах по поддержке молодых талантов может быть предусмотрен регрантинг, и поэтому их вообще лучше не мешать в статистику, иначе она получится нерелевантной, как средняя температура по больнице.

— В экспертный совет вошли известные люди. Что будет с составом в этом году?

— Состав объединенного экспертного совета в феврале был расширен с 20 до 22 человек. В него вошли всемирно известный пианист Денис Мацуев и ректор ГИТИСа Григорий Заславский. 3 апреля было очередное, 9-е по счету заседание. Оно совпало с первой годовщиной деятельности Фонда президентских грантов, но не специально: мы завершили прием заявок 26 марта, у нас по положению о конкурсе было 5 рабочих дней на их проверку, после чего мы должны сразу сообщить результаты совету для принятия решения о допуске проектов по независимой экспертизы. Соответственно, 2 апреля закончилась проверка, а 3 апреля состоялось заседание совета. 8357 из 9175 представленных на конкурс проектов были направлены на оценку экспертами.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply