Илья Чукалин: «8 миллиардов рублей на следующий год должно быть достаточно»


Завершился второй конкурс президентских грантов 2018 года, по результатам которого 4,7 млрд рублей будут направлены 2022 НКО. Всего в течение 2017-2018 гг. Фонд президентских грантов провел четыре конкурса на предоставление грантов, в которых приняли участие 16 814 некоммерческих организаций. Ими было подготовлено и подано 35 184 социально значимых проекта. По итогам четырех конкурсов из них поддержано 6 786 на общую сумму 14 490 млрд рублей, в том числе по итогам двух конкурсов 2018 года поддержку получают 3 573 проекта из всех регионов страны на общую сумму 7,8 млрд рублей.

Такое количество победителей и общая сумма грантов являются рекордными за всю историю грантовой поддержки некоммерческих организаций.

Илья Чукалин, генеральный директор Фонда президентских грантов, рассказал «Филантропу» о том, как прошел второй конкурс, существует ли социальный заказ, прокомментировал спорные вопросы конкурса и заверил, что бюджет фонда в следующем году не уменьшится.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— Как вы оцениваете результаты конкурса? Чем довольны, что сложно идет? 

— Качество проектов улучшается, и об этом говорит тот факт, что в этом году объем средств на финансирование набравших высокие баллы проектов оказался выше запланированного. Тогда как в прошлом году был небольшой недобор. За 17 месяцев работы мы провели уже более 200 семинаров по всей стране, за исключением, разве что, Чукотки. Растет доля проектов из малых городов и сельской местности. Люди из глубинки поверили в возможность получить поддержку своих некоммерческих инициатив. Это радует. На такие проекты по итогам этого года будут выделены 1,2 млрд рублей – на 200 млн рублей больше, чем в прошлом году. На 10 процентных пунктов в этом году увеличился уровень софинансирования проектов. На рубль грантовых средств победителями конкурсов 2018 года привлекается и вкладывается 70 копеек. Это тоже хороший показатель. Больше половины победителей этого конкурса ранее не получали президентские гранты, и из них 483 организации участвовали в предыдущих наших конкурсах, но не побеждали, а теперь доработали проекты до высокого уровня.

— «Медуза» и «Ведомости» писали, что много проектов РПЦ получили грант. «Ночные волки» тоже получили поддержку своего проекта. Почему им удалось пройти, а некоторым правозащитникам нет?

— Складывается впечатление, что для позитивной оценки нашей работы достаточно поддержать несколько самых распиаренных правозащитников, причем, желательно, из числа «иностранных агентов», и не поддержать «Ночных волков» и РПЦ. Это какой-то ущербный подход.

Мы не должны подстраиваться под тренды в настроениях определенной части общества. Проекты отбираются на основе методологии, которая раскрыта на нашем сайте. В ее основе оценка реальной работы, пользы, которую принесет проект. Сумма поддержки проектов, связанных с РПЦ, которую привели «Ведомости», – 55 млн рублей. Это чуть больше 1 процента всех грантов, выделяемых по итогам только что завершившегося конкурса. 1 процент! При этом сами же «Ведомости» отметили, что самый крупный грант из структур РПЦ получила организация «Милосердие», помогающая бездомным. Когда такая информация публикуется без какой-либо оценки, люди думают, что, наверное, это что-то нехорошее, раз об этом пишут. Церковные НКО много лет учились писать проекты. С 2005 года существует грантовый конкурс «Православная инициатива». РПЦ очень много занимается вопросами социального служения, социальной помощи. Среди поддержанных проектов есть инициативы и католических, и исламских благотворительных организаций. В экспертизе не должно быть предвзятости. Эксперты должны следовать тем рекомендациям по оценке, которые имеются в открытом доступе. Они оценивают, будет ли социальный эффект от проекта или нет. Никаких скрытых вводных нет.

Россия выше в рейтинге, больше людей помогают незнакомцам и занимаются волонтерством: итоги нового Мирового рейтинга благотворительности

— Движение «За права человека» и фонд «В защиту прав заключенных», возможно, будут вынуждены прекратить работу. В этом году им отказали в получении президентских грантов. Что будет с правозащитниками? Изменятся ли требования к заявкам?

— Оснований менять требования к заявкам точно нет.

Грустно, конечно, если единственным источником финансирования правозащитной организации являются президентские гранты.

Странная ситуация, когда организация, которая из года в год получает государственную поддержку, не побеждает на очередном конкурсе и заявляет, что теперь будет вынуждена прекратить работу. Подход «дайте денег, иначе мы закроемся» — не совсем правильный для грантового конкурса. Есть четкие критерии оценки, понятные правила присвоения баллов. По направлению защиты прав человека у нас доля поддержанных проектов от допущенных до экспертизы одна из самых высоких в конкурсе – 28%. Из 327 проектов, рассмотренных экспертами, 91 набрал проходные баллы. Некоммерческим организациям нужно искать разные источники финансирования, привлекать частные пожертвования. Да, это не просто. Но ориентироваться только на то, что в следующем году вы снова победите в конкурсе президентских грантов, неправильно.

— Существуют ли приоритетные темы, например некий социальный заказ от государства? 

— Социальный заказ – механизм, в рамках которого государство заказывает оказание услуг в социальной сфере. Он предполагает отношения «заказчик-исполнитель». У нас другие отношения, поскольку Фонд президентских грантов выступает не заказчиком, а институтом развития.

Мы не подменяем собой деятельность органов исполнительной власти. Наша задать – создать условия для самореализации активных и неравнодушных людей в некоммерческом секторе.

Авторы проектов должны доказать в первую очередь нашим экспертам, что проблема есть, она актуальна, но у нее есть решение, которое продумано и реалистично.

— Как изменится объем финансирования НКО в 2019 году?

— На следующий год в федеральном бюджете планируется предусмотреть 8 млрд рублей – то есть, на том же уровне, что и в 2018 году. Мы изначально придерживались принципа, при котором потребность в финансировании определяется количеством и качеством проектов.

В прошлом году в бюджете на поддержку НКО было заложено 4,3 млрд рублей, но уже летом по решению президента сумма была увеличена до 7 млрд рублей.

И мы ее полностью не распределили – небольшой остаток, меньше 100 млн рублей, вернули в бюджет. В этом году другая ситуация – размер субсидии фонду был увеличен до 8 млрд рублей, при этом объем выделяемых грантов более чем на 100 млн рублей превысил планируемый уровень и составил 7,8 млрд рублей – из-за этого мы даже урезали бюджет на операционные расходы. И все это в условиях сохранения от конкурса к конкурсу одних и те же проходных баллов – сопоставимых требований к проработке проектов. Пока мы предполагаем, что 8 млрд рублей на следующий год будет достаточно. Это же большие средства, такого никогда не было.

«Люди все чаще готовы брать свою судьбу в собственные руки»: Мария Черток

— Какие задачи стоят перед фондом на следующий год? 

— Совершенствование процедур – процесс практически бесконечный. У нас не так давно появился курс по социальному проектированию. Будем развивать направление с интерактивными уроками, обучением. Многое будет сделано по вопросам оценки социального эффекта и презентации результатов проектов. Мы планируем создать модули нашей платформы, позволяющие любому желающему наблюдать за ходом реализации проектов, давать по ним обратную связь.

— Какое ваше главное достижение в этом году?

— Для фонда это был второй год работы. В первый год ощущалось недоверие к фонду со стороны общества. Скептики считали, что после президентских выборов курс на открытость и прозрачность системы президентских грантов будет свернут, а объем поддержки вернется к уровню 4 млрд рублей. 2018 год показал: качество независимой экспертизы стало еще лучше, мы получили рекордное количество поддержанных проектов из регионов, в том числе из малых городов и сельской местности, объем финансирования в итоге вырос с 7 до 8 млрд рублей и закрепился на этом уровне на следующие три года.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply