USAID ушли из России


Российское правительство решило с 1 октября прекратить деятельность на территории РФ отделения Агентства США по международному развитию (USAID). Американская сторона предлагает более плавный период для сворачивания проектов – до мая 2013 года. Как бы то ни было, это знаковое решение: за 20 лет работы в России USAID потрачено около $2,7 млрд.

USAID

«США недавно получили сообщение о решении российского правительства прекратить деятельность USAID в Российской Федерации. Мы очень гордимся достижениями USAID в России за последние два десятилетия, и мы продолжим работать с нашими партнерами над ответственным завершением программ USAID или их переводу. В то время, когда физическое присутствие USAID в России подходит к концу, мы остаемся преданными делу поддержки демократии, защиты прав человека и делу развития более здорового гражданского общества в России и ждем продолжения работы с российскими неправительственными организациями», — цитирует «Интерфакс» сообщение госдепа США, распространенное от имени Виктории Нуланд.

Позже на брифинге Нуланд уточнила, что США получили соответствующее уведомление от российского правительства еще 12 сентября. В уведомлении сказано, что деятельность организации необходимо прекратить к 1 октября. Впрочем, возможно, что этот срок немного растянется. «Американская сторона направила ответ, в котором предлагает более плавный период для сворачивания проектов – до мая 2013 г., — сказал в интервью  Slon.ru Григорий Мельконьянц из ассоциации «ГОЛОС» (наблюдатели на выборах, один из получателей помощи от USAID). — Формат ноты не подразумевает никаких договорных отношений, а носит лишь уведомительный характер. Вероятно, американская сторона будет теперь искать иные пути для помощи на территории России».

«Мы продолжим искать пути сотрудничества с теми членами российского гражданского общества, которые хотят продолжать с нами работать», — говорит и Виктория Нуланд.

$2,7 млрд за 20 лет

В России USAID начало свою деятельность в 1992 году, основными направлениями при этом были здравоохранение, гражданское общество, правосудие, местное самоуправление, миграция и др. Агентство сотрудничало как с органами государственной власти, так и с некоторыми негосударственными организациями, например, с Московской Хельсинкской группой, Институтом экономической политики, Ассоциацией «ГОЛОС», обществом «Мемориал».

«Мы работаем и работали все эти годы с российским правительством над программами по борьбе со СПИД и туберкулезом в РФ, по помощи сиротам, инвалидам, по борьбе с торговлей людьми, поддерживали российские программы в экологической сфере и по защите дикой природы. Мы надеемся, что Россия теперь возьмет на себя всю ответственность и продолжит работу, которую мы с такой гордостью делали вместе, на благо российского народа», — цитирует РИА «Новости» слова Виктории Нуланд.

За это время, по ее словам, агентство потратила на программы в России около $2,7 млрд. На вопрос о том, сколько из 2,7 миллиарда пошло на развитие демократии в России, Нуланд затруднилась дать точный ответ, но сказала: «Думаю, что примерно треть».

Реакция НКО

Представители российских некоммерческих уже выразили обеспокоенность по поводу закрытия отделения USAID.

«Это значит, что правозащитники не смогут выполнять своих функций по отношению к тысячам граждан, права которых нарушаются», — сказал в интервью РИА «Новости» глава движения «За права человека» Лев Пономарев.

«Сворачивают из-за невозможности работать в нашей стране. Но они не жертва. Это мы жертва — я имею в виду не только тех, кто получал гранты, но и наше население, которое на эти гранты получало полезные услуги — бесплатные юридические приемные, образовательные программы и так далее», — сказала в интервью «Интерфаксу» Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева.

  1. Игорь

    Конечно очень жаль, что такой замечательный фонд сворачивает свою деятельность в России. И еще больше жаль чиать правозащитников, которые расписываются в невозможности без денег USAID или других западных фондов осуществлять правозащитную деятельность. Наверно, своей зависимостью от западных грантов, нежеланием искать другие, «местные» источники поддержки совей деятельности, и отталкивает многих людей от правозащитников, вызывает настороженностьпо отношению к западным фондам. Или правозащитники неправильно декларируют свою деятельность. Не знаю. Мне нравилось работать в проектах USAID потому, что всегда были гранты на стартовые проекты, которые потом, без помощи фонда развивались и становились долгосрочными программами. Это было одно из условий фонда. Видимо правозащитникам или больше повезло, или у них миллионы проектов.

Leave a Reply