«Заниматься лечением должен врач, а не депутат»: благотворители против законопроекта о контрсанкциях


Завтра, 15 мая, Госдума РФ рассмотрит в первом чтении так называемый «законопроект о контрсанкциях». Речь идет о списке товаров из США, которые будут запрещены к ввозу в Россию. Фонды сразу стали просить парламент вывести лекарства и медицинские изделия из-под закона о санкциях.

Сопредседатели Попечительского совета фонда «Вера», актрисы Татьяна Друбич и Ингеборга Дапкунайте вместе с учредителями и попечителями благотворительных фондов «Подари жизнь» (Чулпан Хаматова), «Фонд Константина Хабенского» (Константин Хабенский), «Галчонок» (Юлия Пересильд) и «Дети-бабочки» (Ксения Раппопорт) обратились к Председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко и Председателю Государственной Думы Вячеславу Володину с открытыми письмами. И хотя в Госдуме уже пообещали, что ко второму чтению из законопроекта уберут прямой запрет на ввоз лекарств и медицинского оборудования. Однако эксперты считают, что в тексте закона должно быть прямо написано: его действие не будет распространяться на сферу здравоохранения, под санкции не попадут лекарственные средства и медицинские изделия.

«Филантроп» поговорил с представителями благотворительных фондов об угрозе запрета лекарств и о том, что может сделать третий сектор, чтобы повлиять на решение.

фонд «Вера»

«Нам очень нужна помощь сильных людей, которые принимают решения»

Татьяна Друбич, фонд «Вера»:

Фонд «Вера» ежегодно поддерживает до 250 детей с неизлечимыми заболеваниями по всей России. Каждому из них на определенном этапе жизни могут потребоваться препараты, медицинская техника, расходные материалы, производимые за пределами Российской Федерации.

«Есть некоторые истины, которые не подлежат обсуждению или объяснению. Одна из таких истин: нельзя защищать ничьи интересы за счет жизни и здоровья детей.

Мы считаем, что необходимо очень четко сформулировать в тесте законопроекта все, что касается сферы здравоохранения: лекарства, медицинскую технику, расходные материалы.

Уже 11 лет мы в фонде «Вера» стараемся дарить нашим подопечным жизнь, сколько бы ее ни оставалось. Пытаемся сделать так, чтобы дети на искусственной вентиляции легких, могли жить дома, с семьей, а не в палатах реанимации — потому что, к сожалению, пока нет отечественных переносных, легких аппаратов ИВЛ, и их надо покупать за рубежом.

Нам очень нужна помощь сильных людей, которые принимают решения. Надеюсь, эти решения окажутся единственно верными», — считает Татьяна Друбич, сопредседатель Попечительского совета фонда «Вера».

«Хоспис – территория любви»: Юлия Матвеева о фонде «Вера», эмпатии и профессионализме

«Охрана здоровья священна»

Екатерина Чистякова, фонд «Подари жизнь»:

«Сценарий, при котором будет введет запрет на импорт медикаментов, возможен. Власть оставила за собой такое право. Первоначальный текст законопроекта хотя бы допускал исключения (то есть разрешал импорт лекарств, аналогов которых нет в России). Но сейчас могут быть стерты и эти границы».

За несколько дней до этого Екатерина Чистякова опубликовала в Facebook пост, где подробно написала о запрете:

«Я вполне понимаю то, о чем говорил сегодня председательствующий — закон рамочный, и конкретно ничему вроде бы не угрожает. Но рамочный закон — это как ружье, повешенное на сцену в первом акте. Я за то, чтобы вынуть из ружья патроны и поставить на предохранитель. Чем черт не шутит — выстрелит ещё в результате неосторожного обращения с оружием.

Нас беспокоят 7, 15 и 16 пункты статьи 2 проекта закона.

Пункт 7 — о запрете на закупки оборудования. Медицинское оборудование должно быть выведено за рамки этого пункта.

Пункт 15 — о запрете на лекарства. Это пункт необходимо исключить. Лекарства — это национальная безопасность, во всех смыслах. И здесь должен быть огромный запас прочности. Рынок лекарств должен быть разнообразным и большим, чтобы на любой случай было средство помочь больному.

Пункт 16 предполагает возможность ввести запрет на любой товар: и на лекарства, и на медицинское оборудование и расходные медицинские материалы. Здесь обязательно нужно предусмотреть оговорку, исключающую такие запреты.

Не знаю, каким образом позиция нашего фонда будет отражена в материалах нулевого чтения. Я планирую отстаивать эту позицию везде, где возможно. Я считаю, что охрана здоровья священна, и ни в коем случае нельзя создавать в этой области даже минимальные риски».

Как за 10 лет фонд «Подари жизнь» изменил мир

«Высокотехнологичное производство создать невероятно трудно»

Дмитрий Акимов, соучредитель фонда «Кораблик»:

«Две трети препаратов для пациентов с редкими заболеваниями незаменимы. Понятие «заменимый препарат», аналоги которого выпускаются в России, вызывает много вопросов со стороны экспертов. Речь идет о качестве лекарств.

Мое первое образование — химическая медицина. В свое время мы занимались очисткой препаратов для людей со сложными заболеваниями для снижения побочных эффектов.

Высокотехнологичное производство создать невероятно трудно. Не легче, чем с нуля начать производство машин уровня Mercedes.

Когда страна взяла курс на развитие отечественной фармакологии, это замечательно. Но создание качественных и безопасных препаратов потребует огромных вливаний и нескольких десятков лет ожиданий. Западная наука идет вперед семимильными шагами, поскольку за рубежом никому не приходит в голову решать политические задачи за счет жизни и здоровья людей. Повторюсь, что некоторые отечественные аналоги хуже оригинальных препаратов, поскольку создают побочные эффекты. Их нужно очищать в промышленных масштабах. В итоге пациент получает готовую таблетку, от которой ему становится плохо».

«Заниматься лечением должен врач, а не депутат Госдумы»

Елена Грачева, координатор программ благотворительного фонда «АдВита»:

«Мы не представляем себе, как уводить с рынка оригинальные препараты, поскольку нет никаких клинических исследований на терапевтической основе эквивалентности дженериков, представленных в России. Если по ряду причин дженерик не может быть применен, то консилиум врачей назначает оригинальный препарат. Если оригинальные препараты исчезнут в стране, то пациенты просто погибнут.

Существует проблема и медицинским оборудованием, поскольку российское здравоохранение использует невероятное количество западной техники и комплектующих. Если не будет возможности комплектовать, то встанет половина парка оборудования. Запрет на импорт лекарств  — абсолютно нереалистичная история, направления против пациентов. Заниматься лечением должен врач, а не депутат Госдумы».

Елена Грачева: «Никто не обязан нас слушать»

«Это безответственно и ужасно»

Катя Бермант, глава благотворительного фонда «Детские сердца»:

Мы написали обращение депутатам Госдумы от лица всех членов благотворительного собрания «Все вместе». Дело в том, что аналог не всегда является таким же качественным, как и оригинал. Дженерики могут приводить к побочным эффектам. Почти всегда качество гораздо хуже. А многие препараты вообще не имеют российских аналогов. Более того, сырье для производства дженериков так или иначе мы закупаем за рубежом. Перекрытие доступа пациентов к современным и качественным лекарствам безответственно и ужасно.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply