Звездный опрос: «А вы жертвовали через интернет?»


Марат Гельман

Марат Гельман

Марат Гельман, галерист:

— Я очень хорошо знаю, что Максим Кононенко и Антон Носик делают подобные вещи. Они пытаются помогать людям именно через интернет. Максим, например, в «Живом Журнале» дает даже свои отчеты: сколько денег они собрали и кому смогли помочь. Через «ЖЖ» я всегда могу узнать об их активности. Но сам я никогда не пытался благотворительностью заниматься через интернет. Наша галерея помогает различным фондам только организационно. То есть мы проводим аукционы, и вообще у нас своя благотворительная программа, причем она рассчитана на очень обеспеченных людей.

Анна Шатилова, диктор:

Анна Шатилова

Анна Шатилова. Фото: krass.livejournal.com

— Если пожертвования через интернет устраивают честные люди и если это действительно благородное дело, это же просто прекрасно! Ведь интернет охватывает буквально все слои населения,  всю страну, весь мир! Другое дело, если это устраивают какие-то авантюристы, которых, к сожалению, сейчас тоже очень много. Откликнувшийся добрый и благородный человек может попасть в сеть каких-то аферистов. А вот у меня нет интернета, хотя я знаю, что это сегодняшнее достижение науки и техники – такой колоссальный прогресс, что просто не верится. Я иногда говорю себе, что отношусь к тому поколению, которое никогда не узнает этих премудростей, — я лично, потому что кто-то другой, конечно, это давно освоил. Мой сын постоянно в интернете, даже свою книгу туда запустил, и теперь какое-то издательство, дав хороший отзыв, предлагает ему напечатать трилогию. А я себе и представить не могу: как это можно все делать через интернет? Например, недавно я собралась в Звенигород и никак не могла дозвониться до справочной железнодорожного вокзала, а сын говорит: «Да какие проблемы, я сейчас через интернет узнаю, какие поезда отменены». И узнал, представляете! Какое же все-таки это чудо!

Виктор Гусев, спортивный комментатор:

Виктор Гусев

Виктор Гусев. Фото с сайта www.championat.ru

— Я никогда не сталкивался с благотворительностью через интернет. У меня особые отношения с интернетом, и я его использую только как источник информации. А какие-то акции (в том числе и благотворительные) через него, как «человек старой формации», я не осуществляю и не очень  представляю, как это вообще можно сделать. Конечно, я как человек и как гражданин время от времени занимаюсь благотворительностью в отношении и детей, и животных, но к интернету это не имеет никакого отношения.   Например, недавно я участвовал в акции по защите бельков, то есть детенышей тюленей, от охотников. Также всегда участвую в благотворительных акциях, которые проводит Первый канал в День защиты детей. Мы вылетаем в различные города, помогаем детским домам и другим подобным учреждениям.

Александр Адабашьян, режиссер, художник, актер:

Александр Адабашьян

Александр Адабашьян. Фото с сайта www.photokonkurs.com

— Нет, так я никогда не жертвовал. Я интернетом пользуюсь минимально, и он мне просто отвратителен, потому что в нем огромное количество всякой дряни. Интернет – это такая сточная канава. Правда, я пользуюсь почтой, но не очень активно. Да, там попадаются какие-то приличные вещи, но, для того чтобы их найти, все равно надо ковыряться в дерьме. Одно время я даже состоял в «Одноклассниках», но как-то мне пришло анонимное предложение залезать за деньги на любую страницу и читать любую переписку. Тогда я, сказав «большое спасибо», вообще ушел оттуда и больше ни в каких «ЖЖ», «ВВ», «ТТ» и ни в чем таком вообще не участвую. Да, говорят, в «Живом Журнале» бывают кампании по сбору денег для благотворительных целей, но бог его знает, на какую именно благотворительность, кому от нее будет благо, и кто вообще эти деньги собирает. Я понимаю, когда есть какой-то конкретный человек, реально существующий детский дом и ему надо помочь. А когда это какая-то организация или общество, то… Все знают, какое количество дряни вокруг этого всегда вертится. Я не верю в анонимную благотворительность. Более того, я никому не советую и покупать через интернет. У меня жена однажды нарвалась, набрав в каком-то интернет-магазине некий ассортимент. В итоге ей прислали пять каких-то кошмарных сумок, сшитых из кусков пластмассы, которые просто пришлось выкинуть. А еще прислали какие-то вешалки и закладки для книг. И ничего из заказанного. Правда,  извинились: «в связи с отсутствием ассортимента». То есть лопайте, что дают. Все эти анонимные компании с громкими именами и названиями, после которых вам в знак благодарности пришлют открытку, как-то не для меня.

Алена Апина, певица:

Алена Апина

Алена Апина. Фото с сайта www.alena-apina.ru

— Сама я в этом не участвовала, но и людей, сильно обманутых подобными акциями, тоже не видела. По-моему, лучше конкретно оказывать помощь, скажем, какому-то детскому дому. Причем делать это надо максимально публично и громко говорить об этом для того, чтобы был пример для подражания. То есть ни в коем случае не устраивать некие пиар-акции или делать саморекламу, мол, вот какой я хороший, а привлекать этой публичностью как можно большее количество людей, чтобы они тоже откликнулись и поучаствовали. То есть чтобы все к этому стремились.

Борис Грачевский, художественный руководитель киножурнала «Ералаш»:

Борис Грачевский

Борис Грачевский. Фото с сайта www.proficinema.ru

— По-моему, благотворительность через интернет – это вообще какой-то кошмар и очередная попытка обдурить! Я должен знать и видеть тех, кому помогаю. Когда приезжаю, скажем, в детский дом или в женскую колонию под Можайском, то я понимаю, куда и кому даю деньги. Иначе —  просто ничего не понимаю. Что касается различных кампаний, скажем, в том же «ЖЖ», то я и к нему-то не очень хорошо отношусь… С одной стороны, если ты хочешь пообщаться, так и делай это, например, по «аське». А зачем на всю страну то мат-перемат, то полное отсутствие русского языка, то просто бред сумасшедших!? Есть такой анекдот: один человек умер, и ему говорят, что, мол, пойдете в ад. Он в шоке: «Как же так – в ад?! Смотрите, я же и церковь построил, и 3 детских дома оплатил, то и се, столько денег потратил…» Ему отвечают: «Ну, хорошо, деньги мы можем вернуть». Так что, по-моему, лучше конкретно и адресно, из рук в руки, помочь одному маленькому человечку, чем участвовать в подобном.

Илья Авербух, продюсер телепроекта «Ледниковый период», чемпион мира по фигурному катанию, серебряный призер Олимпиады-2002:

Илья Авербух

Илья Авербух. Фото с сайта www.teleweek.ru

— Как и любой нормальный человек, к благотворительности я отношусь хорошо. Но в связи с тем, что сейчас очень много мошенничества, к благотворительности через интернет отношусь скептически. Я не верю в интернет-кампании по сбору денег и никогда бы в этом не участвовал. А различного рода просьбы через интернет я просто пропускаю. Безусловно, я сам неоднократно участвовал в благотворительных акциях, мы посещали больницы, общались с детьми, а также во время гастрольного тура перечислял деньги для детских домов.

Лео Бокерия, директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева РАМН (НЦССХ), академик РАМН:

Лео Бокерия

Лео Бокерия. Фото с сайта el-pez.livejournal.com

— Никогда не занимался благотворительностью через интернет. Мне почему-то кажется, что там очень много подстав. Могу предположить, что через интернет идет очень много таких сборов, которые не доходят до адреса, а хорошую идею просто сильно извращают. Год-два назад было несколько тревожных сигналов, когда к пенсионерам приходили какие-то люди и говорили, что проводят акцию по диагностике сердечно-сосудистых заболеваний в Бакулевском центре, и если вы сегодня-завтра сдадите туда деньги (порядка 15 тыс. руб.), то будете в течение года прикреплены к этому лечебному учреждению. То есть людей просто обирали, и даже были вывешены объявления. Так что, откровенно говоря, я побаиваюсь такой формы благотворительности – через интернет, потому что и так-то очень сложно все сохранить в чистоте, а уж при интернет-обращениях… Я всем этим занимаюсь в рамках Лиги здоровья нации. У нас есть благотворительный фонд, а также фонд, который мне достался в наследство от Владимира Бураковского (помощь детям до трех лет с врожденными пороками сердца), и привык, что это всегда  делается вживую. Благотворительный фонд Лиги здоровья нации очень много работает с промышленными предприятиями, и, скажем, за год нам удается за счет этой благотворительности пролечить 70 — 80 детей. А недавно у нас прошла благотворительная выставка детских рисунков. Когда делаешь благотворительность вживую, то более уверен, что помощь дойдет точно до адресата. Кроме того, вероятность того, что тебя замарают в какой-то грязи, значительно меньше. Потому что может быть так, что вы начинаете некую интернет-программу, а потом оказывается, что ее просто нет, потому что ее «увели» постоянные сидельцы в интернете, какие-нибудь хакеры. Так, к сожалению, бывает часто. Что касается благотворительных акций, к которым я так или иначе имел отношение, то мне, конечно, многое запомнилось. Скажем, несколько лет назад пришел человек и сказал, что хочет заплатить за лечение сорока детей. Ему дали список больных ребят, он все оплатил, а когда заведующая спросила, от кого идет оплата,  он ответил, что не хотел бы публичности в этом вопросе и просто у него есть желание помочь этим детям. В моей практике было два или три подобных случая. Кстати, сегодня ни один человек, кто хочет поступить к нам в институт на лечение, не получает отказа. Мы просим у Минздрава дополнительные квоты и получаем их. Скажем, в конце года нам дали тысячу квот, и мы их использовали по назначению.

Элина Быстрицкая

Элина Быстрицкая

Элина Быстрицкая, народная артистка СССР:


— Нет, через интернет я никогда не жертвовала. Но у меня был благотворительный фонд для учащихся государственных творческих вузов, и до тех пор, пока он был нужен, он и существовал. В интернете я чаще всего смотрю новости и больше ничем там не интересуюсь и уж тем более не участвую ни в каких акциях.

Максим Галкин

Максим Галкин

Максим Галкин, артист, пародист:

— Нет, посредством интернета я никогда не занимался благотворительностью. Я люблю ею заниматься, что называется, из рук в руки, когда уверен, что все доходит до адресата. Я против публичной благотворительности, правда, если ее целью не является привлечение к подобным акциям как к таковым. Также я, естественно, против такой безадресной благотворительности, когда непонятно, куда и что ушло. Что касается, как вы говорите, призывов к благотворительности в так называемом «Живом Журнале», то я никогда не был в нем и даже не знаю, что это такое. Честно говоря, я не люблю про это говорить. Когда могу, я помогаю тем, кому помочь могу. Но я не привык распространяться на эту тему.

Мария Арбатова, писательница:

Мария Арбатова

Мария Арбатова. Фото с сайта www.pp-pss.ru

—  Я реагирую через интернет на тех людей, кто обращается с просьбами о помощи, и если мне удается узнать, что это не очередная разводка, то оказываю ее. Особенно в тех случаях, когда что-то ошарашило, начинаешь беспрестанно думать об этом виртуальном несчастье и просто не можешь уснуть. Так же я участвую в этом, если мои личные знакомые, то есть те люди, которым безоговорочно верю, руководят такими фондами. В «Живом Журнале» есть сообщество под названием «Нужна помощь», и этому, по-моему, тоже можно верить. В интернет-кампании по сбору денег я, конечно, принимать участие не буду, а вот в упомянутом сообществе в «ЖЖ» заняты конкретные и небогатые люди, прибившиеся туда с какой-то своей бедой. Им верить можно, потому что они пришли туда не для того, чтобы «напилить», а потому что знают, что это такое – оказаться один на один со своей бедой. Кроме того, ко мне на сайт все время пишут какие-то люди. Однако у меня есть печальный опыт. Я три раза засылала «шпионов», и все три раза все оказалось разводкой. Так что потом мы просто перестали отвечать на подобные письма. А все эти «суперакции» и, скажем, благотворительные балы, на которых элементарно сжирается столько, что можно прооперировать, скажем, 100 детей (но денег при этом собирается на 5 детей), просто отвратительны! Я никогда не занималась благотворительностью через интернет. Считаю, что в нашей стране самые лучшие машины только у попов и руководителей благотворительных фондов.

Армен Джигарханян, народный артист СССР:

Армен Джигарханян

Армен Джигарханян. Фото с сайта www.slavot.ru

— Если через интернет идет кампания по сбору средств на благотворительные нужды и это на самом деле правда, а не какие-то рекламные выступления, тогда это просто великое дело! Я лично могу вам сказать, что сейчас есть люди, которые мне помогают финансово, потому что мне нужна операция и так далее. Поэтому я действительно знаю, что это великое дело. Но все это должно идти от сердца и адресно. Подобное нельзя сделать рекламным роликом. И если интернет в этом смысле является подспорьем, то почему нет? Но только в том случае, если не преследуются какие-то личные выгоды. Да, я бесконечно счастлив, когда читаю, скажем, про ребенка, которому сделали сложную операцию, на которую какие-то люди дали свои средства. Это счастье, что в обществе есть такие люди! Но я боюсь, что все наше общество пока не находится на таком уровне.

Вячеслав Зайцев, художник-модельер:

Вячеслав Зайцев

Вячеслав Зайцев. Фото с сайта www.dic.academic.ru

— По-моему, в интернете может быть какая угодно авантюра, так что никакой гарантии здесь быть не может. А вообще к благотворительности как к таковой я, конечно, отношусь положительно и занимаюсь этим регулярно. Например, на благотворительном аукционе «Бархатные сезоны в Сочи» я продал две свои картины за 660 тысяч рублей и отдал деньги в детский благотворительный фонд. Помимо этого я часто принимаю участие в различных благотворительных акциях. Если уж участвовать в каких-то подобных мероприятиях через интернет, то нужно знать тех людей, которые этим занимаются (желательно, чтобы это были громкие имена), и чтобы от этого была только польза. Я не ворую деньги, а зарабатываю их, и поэтому предпочитаю отдать какие-то свои средства кому-то лично в руки. Бывает, что помогаю студентам, молодежи  – кому финансово, а кому одеждой. Также часто отдаю костюмы в театры. Я человек не жадный и если вижу, что человеку надо помочь, то, конечно, делаю это.

Елена Ищеева, руководитель проекта «Банки ТВ» портала banki.ru:

Елена Ищеева

Елена Ищеева. Фото с сайта www.photoefir.ru

— Меня к этому пока не привлекали. По-моему, очень хорошо перечислять деньги на благотворительные нужды через интернет. Сидишь дома, нажимаешь клавишу – и деньги ушли по назначению. Правда, я не знаю, как это можно проверить. Наверное, как-то все-таки можно. На мой взгляд, все это очень перспективно. Сама я участвовала в различных благотворительных акциях, скажем, покупала картины в пользу детей. Но там были живые, а не виртуальные деньги, которые у нас в стране пока не очень популярны

  1. Ddaush

    Даааа… «Звезда в шоке» (с) :-( Я настолько свыкся с мыслью, что фандрайзинг в инете — дело обычное, что это вполне сегодняшний день, а местами уже и вчерашний (даже для России), что читать это было как-то слегка не по себе… Думаю, нам не нужно сильно вкладываться в «перевоспитание отстающих» — это не эффективно. Просто в инете нужно идти к готовой, дозревшей инетовской же аудитории. А она уже насчитывает миллионы… :-)

  2. krass

    Друзья мои сердешные, а использовать чужие работы не уведомив автора и не испросив разрешения — это для вашего авторитетного издания в норме вещей, да? ;))))

  3. alesha

    Звёзды как и обычные люди.
    Более старшего возраста на помогали через интернет — потому что считают интернет сточной канавой и сборищем аферистов, а молодые считают вполне возможным и удобным оказание помощи через интернет.
    Я думаю тут больше негатива к самому интернету , нежели к благотворительности в целом.

  4. PravoMateri

    Да… страшно далеки мы от народа. В смысле ушли далеко вперед. И интернета не боимся, и пытаемся фандрайзинг дотягивать до западного уровня… А остальные тихо едут в обозе — кто на своих бентли, кто пешочком… :(
    Характерно, что только двое — кто лично столкнулся с темой (один как получатель помощи, и второй просто по работе) — сказали что-то адекватное. Но я согласна с предыдущими отзывающимися — это и реальность. Как говорится, у нас нет для вас других писателей…

    • sunofagun

      Мне кажется, неверно так говорить — «мы ушли далеко вперед». Как бы яснее выразить мысль… Это просто два разных стереотипа: в одном есть слово «фандрайзинг», в другом — ему места нет. Но и то и другое — стереотипное мышление. Я много раз общался с ребятами со степенью MBA. Никакого творчества, тоска полная, только та же стереотипная мысль: мы ушли далеко вперед. Куда ушли, зачем ушли? — нет адекватного ответа. Пока не найдется человек, который будет думать в иной, в отличной от этих, в третьей категории, мы так и будем топтаться на месте. Нельзя описывать людям понятие «фандрайзинг» словом «фандрайзинг». Нельзя говорить о фандрайзинге как о духе святом, потому что это не дух святой.
      Хм… пожалуй, нужно мне еще раз подумать и точнее сформулировать, что я имею в виду

  5. hoduu

    а почему здесь все пишут только о живом журнале? а о Благо.ру их не спрашивали? это же полная антиреклама нашего проекта..и нужно действительно работать с этими стереотипами, это прекрасный инсайт для программы..

    • admin

      Это не антиреклама, это реальность. Их спрашивали так, чтобы понять, что они вообще знают и думают. Результат довольно печальный, да. Но объективный. Честность — лучшая реклама, я считаю

  6. gush

    К удивлению и сожалению, многие везды демонстрируют возможный спектр здравого смысла, заключенного в распространненых заблуждениях и стереотипах. Ну что ж, они оказываются в поле целевой аудитории, на которую нам нужно обратить внимание.

Leave a Reply