«Нужно тратить усилия не на запрет нищенства, а на ликвидацию нищеты»


Пока нас что-то больно не касается, мы легко привыкаем к новшествам. Вот и люди, просящие подаяния, ещё лет 30 назад встречались редко, а теперь стали ещё одним атрибутом российского мегаполиса. Кто-то подаёт им, кто-то не подаёт, у каждого есть объяснения своим действиям или бездействию, многим же известно, что подавляющее большинство нищих в мегаполисе находятся под контролем криминальных структур. Относительно недавно стало известно, что Московская городская дума, рассмотрев  предложения, сделанные ГУ МВД России по Москве, собирается разработать и предложить проект федерального закона, устанавливающего уголовную ответственность за организацию попрошайничества.

Самый распространенный вид помощи в России — милостыня

Самый распространенный вид помощи в России — милостыня

Пока предложено дифференцировать эту уголовную ответственность в зависимости от наличия таких квалифицирующих признаков, как использование для занятия бродяжничеством или попрошайничеством несовершеннолетних, малолетних, инвалидов, совершение преступления организованной группой, с применением насилия или с угрозой его применения. В Кодекс РФ об административных правонарушениях также предлагается ввести новую статью «Занятие попрошайничеством», предусмотрев ответственность за навязчивое приставание к гражданам в целях попрошайничества. В качестве меры наказания в разных случаях предлагается ввести штраф от ста тысяч рублей, или ограничение или лишение свободы, срок которого в одних случаях может составить от двух лет, а в других, более тяжелых — до 6 и даже до 10 (за преступление, повлекшее тяжкие последствия, или за вовлечение в преступный бизнес детей до 14 лет). Для рядовых нищих предусмотрено введение административной статьи за занятие попрошайничеством, устанавливающей ответственность в виде штрафа в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей, или административного ареста на срок до пятнадцати суток. Впрочем, предложения по законопроекту ещё будут дорабатываться. Вполне возможно, что будет разрешено просить милостыню только на территориях храмов или мечетей.

Инициативу депутатов Московской городской думы комментируют специалисты, сотрудники профильных НКО и гражданские активисты.

Игорь Карлинский, консультант по социально-правовым вопросам Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Ночлежка»: Во-первых, всячески приветствуя идею жесточайшего наказания организаторов нищенского промысла, должен печально заметить, что при ныне существующем уровне коррупции в правоохранительных органах введение уголовной ответственности за это деяние вряд ли будет иметь большой эффект. Обратимся к аналогиям.

Чтобы оценить практический эффект от введения такой ответственности, посмотрите на существующую практику пресечения преступлений и административных правонарушений, связанных с оказанием сексуальных услуг и сексуальной эксплуатацией (ст. 127.1, 240, 241 УК РФ; ст. 6.11, 6.12 КоАП РФ). Распространённость рекламы таких услуг — наглядный пример и доказательство бездействия правоохранительных органов, объяснить которое можно только одним — организованная проституция активно крышуется непосредственно правоохранителями за долю малую или немалую от прибылей с этого бизнеса. Сравнение плотности рекламных объявлений о предоставлении услуг сексуального характера, размещённых на всевозможных поверхностях (тротуарах, стенах, рекламных стендах и тумбах, осветительных конструкциях и тому подобных), с отражаемой на сайтах соответствующих ведомств активностью правоохранителей по пресечению преступлений и административных правонарушений, связанных с оказанием сексуальных услуг и сексуальной эксплуатацией, прямо указывает на откровенное нежелание правоохранительных органов бороться с этими преступлениями и правонарушениями. Когда в конце октября прошлого года я заглянул на сайт прокуратуры Санкт-Петербурга, то обнаружил там за полтора года лишь 9 материалов о привлечении виновных в таких преступлениях к уголовной ответственности. Гарантий, что по нищенскому промыслу будет что-то иное и как-то иначе, никаких.

Во-вторых, я категорически против введения какой-либо ответственности за само попрошайничество. К сожалению, практика показывает, что правоприменители не будут разбираться в жизненной ситуации каждого просящего, отделять «промысловиков» от тех, кто не нашёл лучшего решения своих проблем, но просто повысят показатели раскрываемости. При этом именно «промысловики», подкупая правоохранителей, будут уходить от ответственности, а показатели будут делаться на бедолагах, попавших в трудные жизненные ситуации.

В-третьих, что касается разрешения попрошайничать на территории храмов и мечетей. Если ограничить территорию ненаказуемого попрошайничества прихрамовыми территориями, то пойдет передел территорий между группировками, живущими с нищенского промысла. Те, кто сейчас окучивает другие площадки, попытается войти на территории храмов, подвинуть тех, кто угнездился там. Очень сомнительно, что это пройдет мирно. Криминальных трупов не хватает?

Очень интересно, как, говоря о допустимости нищенства «на территории религиозных учреждений и в других специально отведенных местах» авторы этой идеи представляют себе практическую сторону вопроса. Как будет отграничена территория, где просить милостыню запрещено, от территории, где это делать можно? По аналогии с запретом курения будут введены специальные обозначения с объявлением конкурса на разработку дизайна соответствующих знаков «попрошайничество запрещено» и «попрошайничество разрешено»?

Или зона ненаказуемого нищенства будет ограничена метрически? Например, побираться будет можно в радиусе 15 метров от входа в храм. Как будет организован процесс около храмов? По аналогии с местами для курения и специальными павильончиками-курилками будут выделены специальные места для прошения и установлены беседки-просильни? Как будет регулироваться процесс попрошайничества, если число просящих превысит вместимость соответствующего места?

Кстати, авторы инициативы, сами того не ведая, проводят параллель между религиозными организациями и нудистскими пляжами. Это никого не смущает? А ведь параллель вполне прозрачная: голышом по улице ходить аморально и противозаконно, но на нудистском пляже можно; попрошайничать на улице, по мнению авторов инициативы,  аморально и противозаконно, но на территории храмов можно. На территории храмов будет позволительно то, что аморально и противозаконно во всяких прочих местах.

С моей точки зрения, власть должна свои усилия тратить не на запрещение нищенства, а на ликвидацию нищеты, в росте которой повинна сама эта власть, а также на очищение своих рядов от коррупции, без которого ни мафию, паразитирующую на проституции, ни мафию, организующую и эксплуатирующую нищенскую «индустрию», победить не получится.

Михаил Лебедев, гражданский активист, специалист по социальному сопровождению бездомных людей (Санкт-Петербург): Все подобные законопроекты необходимо выносить на голосование исключительно только после их общественного обсуждения! Причём обсуждение должно быть как на региональном уровне, так и на федеральном. В данном случае на региональном уровне с подключением региональных общественных организаций, помогающих малоимущим, а на федеральном – с обязательным участием Совета по правам человека при Президенте РФ. Также стоит подумать о том, что при принятии данного закона под него могут подпасть граждане, собирающие пожертвования на свои личные нужды. Порядок сбора пожертвований регламентирован по сути только Гражданским кодексом РФ, и собирать пожертвования на себя, согласно статье 582 ГК РФ, может каждый человек, живущий в России. Я думаю, что одновременно с этим законопроектом либо сразу же следом за ним, придётся принимать Правила сбора пожертвований, которые позволят отличать этот вид экономических взаимоотношений от попрошайничества, дабы не возникло путаницы, и чтобы правоприменение Закона о запрете попрошайничества не затронуло интересы собирающих пожертвования.

Александр Пушкарёв, председатель совета Костромской благотворительной общественной организации «Воскресение»: У нас нет таких профессиональных попрошаек, которых «крышует» мафия. Бывает, «гастролёры» привозят инвалидов – вероятно, из Москвы. Местные пьяницы, бывает, найдут инвалида и вывозят на коляске, но только для того, чтобы на водку собрать. Есть местные нищие, «полупрофи», так сказать, которые сами по себе, но постоянно собирают. Ещё цыгане на постоянной основе, но их и так гоняет полиция. У нас просто на улице и так редко можно увидеть попрошаек. В основном, у некоторых храмов. Кое-где у храмов попрошайничать не разрешают, но помогают продуктами. Если будет принят такой федеральный закон, у нас необоснованно пострадают разве что отдельные люди. Но многое зависит от того, что будет в законе названо попрошайничеством.

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Добавить комментарий