Фонд ответил прокурорам


В Фонде поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, называют необоснованными выводы Генпрокуратуры. В защиту фонда выступают также эксперты некоммерческого сектора. Ранее Генпрокуратура объявила о большом количестве выявленных нарушений в деятельности фонда.

«Проверка не позволила проанализировать выполнение поставленных перед Фондом задач, а представила спорную трактовку отдельных технических моментов организации деятельности Фонда, которые во многих случаях имеют другие, чем это отмечается в указанных материалах, основания», — говорится в заявлении фонда, опубликованном на его сайте.

Миллиард — детям

В организации признают некоторые замечания прокуратуры: они «безусловно, требуют уточнения и изменения отдельных документов Фонда, связанных с его деятельностью, а также устранения недостатков в организации его работы. Соответствующая работа в Фонде проводится».

Но при этом фонд отвергает основные претензии Генпрокуратуры, в частности, фактические обвинения в бездеятельности. «На реализацию программ поддержки детей в регионах Фондом направлено более 1,6 млрд рублей, что позволило реально изменить положение наиболее социально уязвимых групп детей», — говорится в заявлении. Фонд приводит в пример еще несколько своих программ и говорит о принципах своей работы: поддержка детей осуществляется «путем софинансирования специальных программ регионов, бюджетных и некоммерческих организаций, работающих в этой сфере деятельности».

Версия прокуратуры

Эта схема, между тем, — один из пунктов среди претензий Генпрокуратуры. «Фонд, не выполняя уставную деятельность по оказанию шефской помощи детским лечебным и образовательным учреждениям, ограничился лишь сотрудничеством с отдельными благотворительными организациями», — в опубликованном на сайте прокуратуры материале.

Эксперты полагают, что прокуроры попросту не разобрались в проблеме. Задача фонда заключается в поддержке инновационных практик в области помощи семье и детям, которые возникают в регионах, полагает Нодари Хананашвили, вице-президент Национальной ассоциации благотворительных организаций. Он отметил, что сегодня у государства нет инструментов поддержки инноваций. «Раньше в бюджетном кодексе был такой инструмент, как грант. Сегодня его нет. Поэтому государство создает такие структуры, как Фонд поддержки детей, которые могут поддерживать лучшие практики», — отметил эксперт в интервью АСИ.

Впрочем, прокуратура выявила и другие нарушения (проверка проходила в мае-июне 2011 года): несоблюдение закона о конкуренции, «непрозрачность проводимой работы», неиспользование бюджетных субсидий, заключение договоров об оказании возмездных услуг с родственниками сотрудников и др. Наконец, уверены в Генпрокуратуре, «значительная часть выделяемых бюджетных средств безосновательно расходуется Фондом не на выполнение поставленных перед ним задач, а на материальные нужды руководства и сотрудников аппарата». В вину ставится например то, что в 2010 году был увеличен фонд оплаты труда — на 3,64 млн рублей.

«Это было вызвано увеличением численности работников, а не злоупотреблениями руководителей», — отвечают в фонде на претензию о росте расходов на зарплаты.

«Нельзя судить огульно»

«Вначале нужно очень хорошо разобраться в этой ситуации, нельзя судить огульно», — сказала в интервью РИА Новости Елена Тополева-Солдунова, директор Агентства социальной информации и член Общественной палаты.

«Я знакома с фондом с момента его создания указом президента РФ в 2008 году Фонд всегда действовал прозрачно и был подотчетен попечительскому совету, председателем которого является министр здравоохранения Татьяна Голикова, — говорит Тополева-Солдунова. — Сотрудники фонда всегда при принятии решений консультировались с экспертами, что могут подтвердить многие люди, которые являются профессионалами в этой сфере. Никогда никакие решения не принимались кулуарно».

«Почти не вызывает сомнений, что зарплаты сотрудников госфонда были соизмеримы с зарплатами чиновников. Но хочу сказать, что фонд раздавал деньги более прозрачно, чем другие госструктуры или госкорпорации, — прокомментировала сообщение на сайте «Филантропа» Ирина Ерза, директор программ CAF Россия. — Нам известно, что деньги на достойные проекты получили, например, такие профессиональные НКО, как инcтитут «Гармония», Центр лечебной педагогики, школа «Ковчег», центр «Перекресток». Компания в прессе, на мой взгляд, выглядит слишком уничтожающей и грубой, может быть, кто-то эти деньги хочет направить в другое русло?»

  1. Ирина

    Многие благие начинания быстро заканчиваются. Если финансирование учреждения не предполагает статей на необходимые расходы, то и самые прекрасные проекты остаются на бумаге. У работников очень быстро появляется сопротивление, если руководство просит обеспечить производственные нужды из их личного кошелька. Не такие уж мы богатеи в сфере образования, чтобы без конца из дома тащить все необходимые материалы и оборудование. Да и о благотворительности просить ведь приходится. А если это небольшой город с невысокими зарплатами и своими территориальными особенностями? И теперь уже у руководства возникает сопротивление — ну сколько можно просить? В конечном итоге, и благотворители говорят: «Ну сколько можно просить? Вас много, а нас МАЛО!» Так что реальность такова, что под финансированием одного проекта (действительно востребованного!)живут и другие начинания.Поэтому, лишь бы что-то дали, а мы разделим по кусочку на разные программы. И, заметьте, материальной выгоды от софинансирования сотрудникам — ну никакой нет.Потому что на их зарплату в проекте отводится небольшая сумма. Ну правда, от нее не разбогатеешь!

  2. Игорь Шадрин

    Владимир! С одной стороны Вы правы. Час проекты, красиво написанные и прошедшие конкурсный отбор не дают тех результатов, которые заявлены. Но и без конкурсного отбора не возможно было бы выявить и лучшие практики и потребности территории или отдельной группы людей. Проблема в другом. Во-первых, как мне кажется, проблема в том, что в стране практически перестали появляться интересные, новые НКО, способные инновационно решать проблемы. И вина в этом и государства, принимающие драконовские законы, и разработчиков грантовых программ, и самих благополучателей. которые нучились писать заявки, но не научились ставить перед собой долгосрочные задачи. Конечно это касается не всех НКО и уж тем более не тех, которые назвала Ирина Ерза. Я очень хорошо знаю эти организации. Во-вторых, проблема в том, что в стране до сих пор нет инструментов, стимулирующих появление новых НКО. Даже, почти замечательный 40-й закон, не дает такой возможности, определяя в получатели поддержки уже существующие НКО. А в большинстве своем это «заматеревшие» организации не способные к развитию и инновациям. Стремление государства «оптимизировать» некоммерческий сектор, начиная с поддержки только российскийх и общероссийских инвалидных организаций и заканчивая сокращением видов НКО, тоже не внушает оптимизма. Чем больше и разнообразнее третий сектор, тем более развито и устойчиво гражданское общество. Человек должен иметь полную свободу объединятся в НКО по своим интересам. Ну и отдельная тема — поддержка, стимулирование, развитие благотворительности и благотворителей в коммерческом секторе. Без решения комплекса этих задач третий сектор будет находится в состоянии стагнации еще очень долго. Поэтому и стоит сейчас перед благотворительными фондами различного уровня (российскими, региональными, фондами местного сообщества) задача в поиске, вявлении, обнародовании и поддержке передовых практик НКО и отдельных граждан в решении социальных проблем. А это возможно через механизмы конкурсного отбора и здоровой конкурсенции в третьем секторе.

    • Владимир

      Стимуляция гражданских процессов-хорошая тема для полемики..Но, напишу коротко: когда зарождалась организация «Гринпис», никакой стимуляции не требовалось и какая это структура сейчас!..Моё мнение, и в этом я поддерживаю Гезалова, сейчас очень нужны образовательные НКО..А также нужно думать не об разрешительном законодательстве, а об общественных организациях, которые бы контролировали НКО, а также проекты которые они реализуют..

      • Аделина

        Гринпис это же иностранная организация пришедшая сюда к нам. Соответственно у нее и финансирование западное и им наши драконовкие налоги не страшны, поэтому и развиваются такие организация несмотря ни на что…
        По поводу контроля за НКО. Владимир, уж куда еще больше контролировать НКО, тогда вообще все вымрут..и не будет ни хороших, ни плохих проектов…

  3. Владимир

    Организую в Тольятии православное служение милосердия и уже на протяжении трех лет слежу вообще за соц. работой и фондов в том числе..И у меня вопрос к специалистам: отслеживают ли такие фонды коэффицент полезного действия тех программ на которые они выделяют деньги?..Просто я общался с сотрудником такого же фонда в Тольятти и она мне прямо сказала, что если отбирать проекты на финансирование по КПД решении проьлемы, то выбирать просто будет не из кого..Потому как большинство проектов непрофиссиональны и совсем необдуманны..А других просто нет..

    • Ирина Ерза (CAF Россия)

      Уважаемый Владимир! Отобрать наиболее эффективные проекты помогает как раз механизм конкурса. Обычно в проектной заявке исполнитель проекта указывает, какие результаты он ожидает получить, а эксперты при отборе проектов для финансирования оценивают возможность достижения этих результатов. В нашем фонде мы стараемся помогать не тем, кому плохо, а тем кто знает, как сделать лучше. Конечно, трудно посчитать КПД в социальной сфере, поскольку результаты как правило отдаленные. Но определить, есть ли шанс получить позитивные изменения ситуации с помощью предлагаемых механизмов, возможно.

      • Владимир

        Я опираюсь на собственный опыт работы с бездомными, а также слежу за работой некоммерческих организаций в нашем городе по помощи этим и другим незащищенным категориям граждан..Гезалов писал в Филонтропе, да я и сам вижу на примере своего города, что абсолютно нет никого системного подхода в решенни проблем, а есть просто бездумный и непрофессиональный подход-самое главное сейчас-это написать «красивый» проект: раздать подарки в дет. домах, провести праздники, накормить пару раз на улицах бездомных, с обязательным приглашением телевидения..Я не вижу в нашем городе ни одного проекта, который бы реально и системно помогал людям!!!Гезалов уже, наверное, устал кричать об этой проблеме, но его видно никто не слышит..

Leave a Reply