Корпоративные тимуровцы



Что отличает добровольца, который приходит из бизнес среды от любого другого? Зачем это вообще нужно компаниям? Что делать, чтобы сотрудники НКО и коммерческих структур лучше понимали друг друга? Эти и другие вопросы обсуждались 2 июня на конференции «Корпоративное волонтерство: новые технологии, лучший зарубежный и российский опыт», организованной журналом «Бизнес и Общество» .

Волонтеры нужны всем

Добровольческое движение ведет свое начало с 20-х гг. ХХ века. Тогда французские и немецкие граждане объединились, восстанавливая разрушенные во время Первой мировой войны здания и фермы.

На сегодняшний день волонтерами считает себя около 30% населения земли.

Недавно правительство РФ подготовило проект федерального закона, который «направлен на стимулирование развития волонтерского движения в целом в стране по самым различным направлениям». Одна из государственных волонтерских инициатив сейчас у всех на слуху – привлечение добровольцев к работе на Олимпийских играх в Сочи. Есть и другие. Например, программы развития службы крови и формирования здорового образа жизни .

«Если корпорации хотят сотрудничать, мы открыты, — заявила Юлия Грязнова, советник департамента анализа и прогноза развития здравоохранения и социальной сферы Минздравсоцразвития РФ. – У нас есть инфраструктура и другие ресурсы». Она рассказала о двух примерах такого сотрудничества. Компания LG регулярно проводит донорские акции. Банк «Уралсиб» активно поддержал программу отказа от курения, — в результате в некоторых офисах все сотрудники бросили курить…

Бизнес стремится развивать волонтерство и самостоятельно. По крайней мере, тот, который озабочен КСО. Несмотря на то, что корпорации несут определенные затраты – сотрудники часто занимаются волонтерством за счет рабочего времени, — есть и определенные выгоды. Это, прежде всего, развитие персонала и повышение его лояльности, а также – улучшение имиджа компании.

Внимательное отношение к активности волонтеров увеличивает количество инноваций в компании. «Когда сотрудники видят, что их идеи принимаются, у них растет «уровень смелости»» — говорит Елена Журавлева, ведущий специалист по социальным проектам авиакомпании «Трансаэро».

Елена Журавлева

Особенности корпоративного волонтерства

В чем особенности именно корпоративного добровольчества?

Когда в компаниях заявляют о существовании волонтерских программ, невольно закрадывается подозрение: не носят ли они добровольно-принудительный характер, тем самым дискредитируя саму идею волонтерского движения?

Противоречия нет – говорят участники процесса: руководство компании может поощрять благотворителей, но никогда не объявит эту деятельность обязательной. Специфичность – в другом.

Часто добровольческие программы разрабатываются с учетом направления деятельности компаний. Например, нефтяные компании проводят программы экологического образования и т.п. Но такая жесткая привязка необязательна.

Говоря о специфике корпоративного волонтерства, Людмила Мамет, партнер PricewaterhouseCoopers, выделила два направления. Одно из них — поддержка инициативы сотрудников-добровольцев и предоставление возможностей для волонтерства за счет компании. Другое – финансирование компанией акций с участием волонтеров.

В большинстве случаев корпоративного волонтерства задействовано три участника: сотрудники компании – НКО – благополучатели. От того, насколько заладятся отношения между первыми двумя, зависит успех всего предприятия. Хотя они делают одно общее дело, но видение и ценность «продукта» для этих двух сторон разные. На это обратила внимание директор АСИ Елена Тополева-Салдунова:

«Для НКО успешность акции зависит от того, какую пользу получат конкретные люди – клиенты организации; а для компании – от того, насколько интересной она покажется сотрудникам и от того, как она «сработает» на бизнес-цели компании. И эти две оценки далеко не всегда дополняют друг друга».

Есть и еще один момент: когда волонтеры из коммерческой компании приходят в НКО они как бы приносят с собой кусок своей компании – так называемую «корпоративную культуру». Стилистика отношений, бытовые привычки… Обратив на это внимание, сотрудники некоммерческих организаций могут избежать массы недоразумений.

Для лучшего взаимодействия НКО стоит понимать бизнес-язык и организационный уклад корпораций. Так, например, не стоит ожидать, что, получив в пятницу приглашение на субботнюю акцию, на него откликнется много людей. Важно обозначать результаты той или иной активности и предоставлять ясные отчеты.

Волонтерство может «вырасти» из хорошо работающей благотворительной программы – об этом рассказала Лия Сидлина, менеджер по корпоративной социальной ответственности «Бритиш Американ Тобакко Россия»: «У нас волонтерство началось с программы частных пожертвований «Им нужна Ваша помощь» , реализуемой в партнерстве с CAF Россия. Мы жертвовали деньги, и захотели делать что-то еще… Теперь добровольцы занимаются озеленением, помогают в благоустройстве детских домов и делают многое другое. В Кисловодске, например, для детского дома создали сайт…»

Подобный опыт сложился и в Independent Media Sanoma Magazines. Екатерина Лёвшина, менеджер по благотворительности этой компании считает, что «ИНВП – это не только эффективный механизм, но и стержень, на который может быть нанизано много чего». Разовые акции со временем превратились в постоянное сотрудничество с несколькими НКО. Среди них – Фонд помощи престарелым «Доброе дело» , МККИ , ЦЛП . У некоторых сотрудников компании сложились личные отношения с подопечными «Доброго дела» — одинокими пожилыми людьми. Одна из новых форм волонтерства – про боно. Например, сотрудники издательского дома помогали ЦЛП готовить годовой отчет, который получил в результате специальный приз.

Не навреди

Волонтерство бывает очень разным. Можно делать простые вещи — убирать территорию, заниматься озеленением и т.п., что доступно практически каждому. Можно использовать профессиональные навыки, помогая про боно. Некоторые волонтеры вместе со своими подопечными осваивают новые умения (например, сотрудники авиакомпании «Трансаэро» учатся у специалистов анимационной студии «Да!» , чтобы потом рисовать мультики с детьми, помогая им бороться с онкологическими заболеваниями).

Бывают и случаи, когда человек входит в область, требующую осторожности и специальных знаний, далеких от его профессии. Это особенно актуально, когда дело касается общения с детьми в больницах и детских домах. Здесь в первую очередь должен работать принцип: «не навреди».

НКО стоит подготавливать потенциальных волонтеров из корпораций к походам в детские дома или реабилитационные центры. «Сотрудники компаний часто боятся наших детей, — сказала Яна Якушева, менеджер по работе с корпоративными донорами БФ «Даунсайд Ап» . – Их важно постепенно вводить в курс дела, знакомить с семьями и т.п.»

Яна Якушева

Яна Якушева

 «Сначала в детский дом нужно съездить просто так, чтобы почувствовать, что это такое» — уверена Анна Гаан, директор отдела реализации социальных проектов НКО Cloudwatcher.

Если сотрудники хотят не просто красить заборы, а долговременно участвовать в жизни детей, им нужна специальная подготовка, потому что волонтеры иногда могут принести больше вреда, чем пользы.

Анна рассказала о партнерской программе с ООО «Амвэй», когда, прежде чем пойти в детский дом, сотрудники компании проходят специальные тренинги. Важно заранее понять, что они могут там делать, как им следует себя вести.

Во многом схожую ситуацию описали партнеры совместного образовательного проекта DHL Express и фонда «Большая перемена». Сотрудники DHL Express взялись за сложнейшую работу: обучение детей-сирот, находящихся в психоневрологической больнице в Рузе. Разработка занятий проводилась вместе со специалистами «Большой перемены». Профессионалы дали своеобразный «конструктор»: как построить урок. Содержание (в рамках выбранной темы) каждый волонтер выбирает сам, а результаты уроков потом обсуждаются и анализируются совместно.

«Нужно понимать специфику сиротской аудитории, — говорит Ирина Рязанова, директор фонда «Большая перемена» . – Просто жалеть этих детей неправильно – этим мы только закрепляем «сиротскую» позицию, и ребенок понимает, что у нее есть свои плюсы и выгоды». Ирина считает, что «вхождение» волонтеров в контекст должно быть постепенным. Сначала – разовые, ни к чему не обязывающие акции, гарантирующие «безопасную эмоциональность». Только если у человека есть силы и желание продолжать начатое, делать что-то большее, можно планировать следующие шаги.

Очень важный момент – ответственность за тех, кого приручил. Нужно быть честными с детьми – если не уверен, что вернешься к ним, лучше просто сказать: «Может быть, я приехал к тебе только на один раз» — уверена Ирина Рязанова.

Волонтеры DHL Express постепенно привыкали к своим подопечным. «Сначала мы просто ездили к детям в больницу – рассказывает Анна Машнинова, специалист по внутренним коммуникациям DHL Express. – Потом захотели чего-то большего, и сделали обучающую программу для 15 девочек… Если мы почувствуем, что готовы взять за кого-то долгосрочную ответственность, пойдем за ними дальше, в интернаты, где они будут после выписки из больницы…». У добровольцев есть своя страничка в ЖЖ

Занятия, которые волонтеры придумали сами и проводят с очень сложными детьми, удивили специалистов. «Меня потрясает уровень «непедагогических» педагогов. Профессионалам очень полезно общение с ними…» — сказала Ирина Рязанова.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply