Наследство мэра: какие проблемы оставил Лужков Собянину


Коллаж "Филантропа"

Сергей Собянин, уже несколько дней как мэр Москвы де-факто, 21 октября становится им де-юре: Мосгордума проголосовала за его кандидатуру. Новый градоначальник уже объявил, что оставит горожанам все льготы, введенные при его предшественнике. А кроме того, пообещал людям с ограниченными возможностями развивать систему поддержки инвалидов.

Принято считать, что московская социальная инфраструктура — одна из лучших в стране. Однако на самом деле Собянину досталась в наследство и масса проблем. Справится ли он с ними — пока вопрос.

Кусок пирога

Городские власти и бывший мэр Юрий Лужков всегда гордились социальной ориентированностью московского бюджета. Действительно, знаменитые «лужковские надбавки» к пенсии, дотации для малоимущих и многодетных, помощь в оплате коммунальных услуг — многое из этого списка в других регионах страны воспринимают как сказку.

Источник: http://tv29.ru/

Многое сделал Лужков и для того, чтобы обезопасить социально незащищенных горожан от последствий резких реформ. Классический пример — монетизация льгот. Когда по всей стране вспыхнул пожар пенсионерского бунта, в столице было тихо и мирно: городские власти не то чтобы саботировали реформу — они дали горожанам возможность пережить ее без эксцессов.

Впрочем, далеко не безосновательны и аргументы оппонентов столичной мэрии. Огромный по российским меркам столичный бюджет — заслуга не столько администрации, сколько особенность российской централизованной экономики и политики: все деньги в Москве. Так что кинуть неимущим часть пирога пожирнее власть могла себе позволить. Но при этом социальная политика мэрии по сути своей всегда была патерналистской и не слишком эффективной. Есть избитый, зато понятный всем пример про удочку и рыбу. Так вот — конечно, мэрия предпочитала кинуть москвичам рыбу.

И ярким примером тому долгое время служила политика города в отношении людей с ограниченными возможностями.

Город барьеров

Льготы и пособия для инвалидов в Москве — самые привлекательные в стране. Однако о куда более важном деле — развитии комфортной инфраструктуры для инвалидов — долгое время никто не задумывался. За масштабным жилищным и деловым строительством власти вообще много чего проглядели — и развитие дорожной сети, и социальной инфраструктуры. О том, что люди с ограниченными возможностями могут быть полноценными гражданами, где-то до середины 2000-х годов похоже вообще мало кто задумывался.

Фактически, 1,2 млн инвалидов оказались запертыми в своих не приспособленных для специальных нужд квартирах, они не могут выбраться из неудобных подъездов. А проехать из точки А в точку Б — настоящий подвиг. Ни пандусов, ни адаптированных переходов, ни комфортного общественного транспорта долгое время попросту не было в Москве. В такой враждебной среде жить полноценной жизнью очень трудно.

Во второй половине 2000-х годов мэрия все-таки озаботилась этой проблемой. Городские учреждения и дома стали срочно оборудовать пандусами. Сейчас говорят, ими уже на 50% обеспечен город. Однако зачастую пандусы эти бесполезны: до подъезда добраться можно, а вот до лифта — уже нет. Появились низкопольные троллейбусы и автобусы, но пока их количество — капля в море. Смонтировали специальные лифты у некоторых подземных переходов, но стоят они без работы — проблемы с техническими регламентами. И т.д. и т.п.

Сроки окончательного решения инфраструктурных проблем все время отодвигаются. Последняя дата, утвержденная при прежнем городском руководстве — 2012 год. Однако судя по состоянию дел, и она выглядит не слишком реалистичной.

Участник акции "Москва. Есть Доступ" Антон Носик. Фото: www.bg.ru

При этом городские власти резко реагируют на критику. Раздражение в мэрии, например, вызывает акция «Москва. Есть доступ» — когда известные люди садятся в инвалидные коляски и пытаются проехать по городу, чтобы на собственном опыте убедиться в доступности инфраструктуры. Понятное дело, выводы общественных «ревизоров» самые неутешительные.

Невеселое детство

На инфраструктуру могут пожаловаться и остальные москвичи. 30 тысяч детей не обеспечены местами в детских садах, две трети помещений для занятия спортом не соответствуют санитарным и противопожарным нормам. Неуклонно сокращается количество местных досуговых центров.

Защита детства хромает и по другим позициям. Ежегодно более полутора тысяч родителей лишают родительских прав; несмотря на объявленный приоритет приемных семей количество воспитанников детских домов снижается совсем невысокими темпами. Ежегодные доклады бывшего уполномоченного по правам ребенка в Москве Алексея Головная традиционно вызывали ажиотаж — права детей регулярно нарушаются не только их родителями, но и органами правопорядка, судами, социальными службами.

«Учреждения системы Департамента образования города Москвы не нацелены на передачу воспитанников в семью, так как это повлечет сокращение численности учреждений и персонала, а отсюда необходимость поиска ими новой работы», — говорилось в одном из последних докладов Голованя.

Инициатива не приветствуется

Еще одна яркая патерналистская черточка в городской политике при Юрии Лужкове — отношения городской администрации с НКО и гражданским обществом.

«У него [Лужкова] были свои представления о том, как делать Московскую Общественную палату, какие некоммерческие организации поддерживать и как, — сказал ранее в интервью «Филантропу» президент Института национального проекта «Общественный договор» Александр Аузан. — Но должен заметить, что, по-моему, в самой системе и стилистике управления Москвой не было места такому понятию как гражданское общество, гражданская деятельность, некоммерческая активность».

Мэрия по-настоящему «дружила» лишь с лояльными организациями. И они отвечали взаимностью.

Например, после одной из акций «Москва. Есть доступ» к возмущению мэрии присоединились хором и руководители ряда общественных инвалидных организаций. Хотя, казалось бы, именно для них участники пробега на колясках и старались.

К независимым НКО у правительства Москвы отношение прохладное: без особой ненависти, но и без теплоты. И без особого доверия. «НКО проявляют такое потрясающее творчество, что прочитаешь уставные документы — выбивает слезу, — говорил как-то Юрий Лужков. — А потом смотришь, там за овечьим обликом — такая зловещая пасть!»

«Новая монетизация»

Как будет новый мэр развивать достижения прежнего мэра и справляться с оставшимися после него проблемами — пока не очень понятно: программы Собянина мы пока не видели. Зато известно, что в ближайшее время градоначальник может столкнуться с собственной уже проблемой — затеянной в правительстве реформой бюджетных оргнизаций, которая, как полагают многие эксперты, может привести к коммерциализации этой самой бюджетной сфры. А значит — ударить по социально незащищенным слоям населения.

Юрий Лужков, пока его не отправили в отставку, высказывался довольно резко против этой реформы. Было ощущение, что он поступит с ней так же, как поступил с законом о «монетизации льгот». От того, как в схожей ситуации будет действовать Собянин,  может зависеть его легитимность в глазах миллионов не очень обеспеченных москвичей.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply