«Со стороны выглядит так, что благотворительности мало»


В Москве прошла восьмая ежегодная конференция Форума Доноров «Благотворительность в России: новые правила игры». Это, пожалуй, одно из главных событий года в благотворительном сообществе. Традиционно здесь происходит общение, обмен опытом, понимание и фиксация происходящих изменений. Но кроме обсуждения внутрицеховых вопросов, на конференции отчетливо прозвучали голоса «со стороны» — людей, которые не идентифицируют себя с третьим сектором.

Открытие конференции началось с выступления Марата Гельмана, директора Музея современного искусства (г. Пермь). Его видение ситуации однозначно — благотворительность в России незаметна: «Со стороны все выглядит так, что благотворительности мало». И, чтобы изменить положение вещей, необходимо выращивать «мощных людей», которые способны говорить с государством на равных.

Марат Гельман на конференции Форума Доноров

Марат Гельман призвал собравшихся ставить амбициозные задачи, вырабатывать технологию их решения и тем самым доказывать свою эффективность. «Россия – страна прецедентов» — уверен г-н Гельман. Следовательно, благотворителям нужно такой прецедент создать – объединиться и объявить, что они берутся за решение какой-то одной большой задачи. И тогда, решив ее, они станут мощной силой, буквально – творцами истории.

Выступающий не уточнил, за решение какой именно большой задачи стоит взяться благотворителям. Но живо представилось, как сектор, объединившись, забрасывает все свои программы и начинает создавать мегапроект, например, тотальной ликвидации сиротства.

Или г-н Гельман что-то другое имел в виду — учитывая его замечание, что сейчас важнее помогать не слабым, а сильным? Может быть, благотворителям нужно объединить свои усилия и создать систему поддержки подающих надежды деятелей науки и поставить амбициозную задачу вырастить десяток нобелевских лауреатов в альтернативном наукограде?

В любом случае, отчетливо вырисовывается гигантоманский подход, хорошо знакомый по различным государственным проектам.

Начиная от советской идеи выполнения программы пятилетки за три года, и заканчивая проектом создания научного коммунизма на отдельно взятой территории заповедника «Сколково». По сути своей – это способ мышления и практики, вообще характерный для госчиновников. И именно потому, что эффективность его оставляет желать лучшего, возникают некоммерческие организации, которые и мыслят, и действуют принципиально иначе.

Получается, что Марат Гельман призывает третий сектор стать фактически дублером государства, только более грамотным, мобильным и эффективным. Но, в таком случае, ему также неизбежно придется создать громоздкую иерархическую структуру (как иначе всем объединиться на решение одной задачи в масштабах всей страны?), потерять мобильность и в итоге перестать быть третьим сектором.

Еще один интересный поворот темы задал управляющий директор «Тройки Диалог» Гор Нахапетян. Он заявил, что благотворительность – это тоже бизнес, и там должны работать высокопрофессиональные менеджеры с заработной платой не менее $10 тыс. (надо отметить, что «Тройка Диалог», по словам Гора Нахапетяна, обеспечивает такую з.п. менеджеру фонда «Подари жизнь», за что им, безусловно, спасибо).

Гор Нахапетян на конференции Форума Доноров

Но милосердие и «реактивный», реагирующий и оперативный характер действий НКО, часто «выталкивает» их из бизнеса. Например, желание срочно оказать помощь какому-то конкретному ребенку, чтобы спасти ему жизнь, может прийти в противоречие с бизнес-планом организации.

Вырисовывается довольно любопытная картина: «люди со стороны» не замечают и не ценят именно то, что, собственно, и составляет специфику третьего сектора. И более того, считают эти характерные его особенности дефектами, мешающими эффективной работе.

Значимость определенных ценностей, увлеченность делом, способность обнаруживать острые «частные» проблемы и их решать, мобильность и т.п. вещи, которые изнутри благотворительного сообщества кажутся очевидными плюсами, вовсе не выглядят таковыми снаружи.

Понятно, что Гор Нахапетян, занимающийся бизнесом, накладывает на благотворительность привычную систему координат, а Марат Гельман, долгое время занимавшийся глобальными политическими PR-кампаниями, использует риторику политтехнологического сообщества. Возможно, что и те, и другие технологии могут помогать благотворительности. Но основа и сердцевина третьего сектора, определенно, другая. Даже в России, где опасность поглощения третьего сектора бизнесом, с одной стороны, и государством, с другой, — очень велика.

Да, вероятно пришло время расстаться с представлениями о «бесплатных», и потому – неизбежно слабых и непрофессиональных — НКО. Да, несомненно важно и необходимо также и развитие платных форм профессиональной благотворительной работы, и развитие таких современных ее форм как, например, венчурная благотворительность. Однако, похоже, сообществу предстоит снова и снова обсуждать вопросы, которые были сформулированы в анонсе конференции: «Чем должна заниматься благотворительность сегодня? Какие ценности распространяет благотворительность в обществе, и востребованы ли они?»

Представляется, что взгляды со стороны на благотворительность потому так разнятся с самосознанием благотворительного сообщества, что само это сознание недостаточно артикулировано, недостаточно оформлено и недостаточно четко манифестировано в обществе. Будь оно само яснее и определенней, меньше оставалось бы и возможностей для разночтений при взгляде на сообщество извне.

  1. Светлана Брежнева

    Ну да, это похоже на провокацию и желание встряхнуть аудиторию. Но я не уверена, что аудитории это нужно. Как он сам признал — люди многое знают и их вовсе не надо развлекать, за развлечением они ходят в другие места, от Гельмана ожидалось, что он выскажет экспертное мнение и здравые мысли.

  2. Женя

    Тут как минимум три правды есть… И спикеры и автор статьи имеют право на свое мнение…
    Хотя лично мне странно, что такой мобильный и гибкий третий сектор не хочет/не может/не имеет возможности прислушаться к мнению со стороны.
    Я сам сталкиваюсь уже 6 месяцев с тем, что взгляд людей не из сектора совсем не принимается людьми из НКО.
    С одной стороны это можно понять — НКО ведут свою работу и делают массу хороших/добрых/важных дел, а тут приходят люди из вне и «тычут пальчиком в глазик» — ээээ у вас тут типа не та модель/не те цели/не те инструменты/не тот подход/… Такую критику ни кто не готов принимать.
    С другой стороны — вот она долгожданная ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ от сообщества бизнес/гражданского/политического…
    Может имеет смысл прислушаться и всем вместе подумать, что в этом есть ценного/полезного/здравого?
    И еще, зачем пытаться представлять умных людей (это я про г-на Гельмана и г-на Нахапетяна) поверхностными, типа они не понимают специфики сектора и все такое? Да и не должны они понимать ее! Их задача пустить свежий воздух в сектор, где все друг друга знают. А третьему сектору ой как требуются свежие головы/люди/идеи/профессионалы/профессионализм!

    • б.а.рмалей

      «»»»»»»»»»»
      1/ Тут как минимум три правды есть…

      2/ И спикеры и автор статьи имеют право на свое мнение…

      3/ Хотя лично мне странно, что такой мобильный и гибкий третий сектор не хочет/не может/не имеет возможности прислушаться к мнению со стороны.

      4/ Я сам сталкиваюсь уже 6 месяцев с тем, что взгляд людей не из сектора совсем не принимается людьми из НКО.

      5/ С одной стороны это можно понять – НКО ведут свою работу и делают массу хороших/добрых/важных дел, а тут приходят люди из вне и «тычут пальчиком в глазик» – ээээ у вас тут типа не та модель/не те цели/не те инструменты/не тот подход/…

      6/ Такую критику ни кто не готов принимать.

      7/ С другой стороны – вот она долгожданная ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ от сообщества бизнес/гражданского/политического…

      8/ Может имеет смысл прислушаться и всем вместе подумать, что в этом есть ценного/полезного/здравого?

      9/ И еще, зачем пытаться представлять умных людей (это я про г-на Гельмана и г-на Нахапетяна) поверхностными, типа они не понимают специфики сектора и все такое?

      10/Да и не должны они понимать ее!

      11/ Их задача пустить свежий воздух в сектор, где все друг друга знают. А третьему сектору ой как требуются свежие головы/люди/идеи/профессионалы/профессионализм!»»»»»»»»»»»»

      по порядку:
      1/ почему не пять?
      2/ конечно.
      3/ кто вам это сказал? (почему вы так думаете?)
      4/ а конкретно? расскажите, в чем проблема. какими людьми из каких нко что конкретно не принимается?
      5/ конкретно — о чем речь?
      6/ кто вам это сказал? какую критику? кто это — никто?
      7/ где она — долгожданная обратная связь? от кого конкретно? в чем она выражается?
      8/ имеет.
      9/ а) готов допустить, что и гельман и нахапетян — умные люди.
      б) «умность» не гарантирует понимания специфики того, в чем они никогда конкретно не были.
      10/ кто вам это сказал? почему вы так думаете?
      11/ почему вы считаете, что г-да гельман и нахапетян способны пускать какие-то воздухи? почему вы считаете, что воздухов мало?
      основания? пароли, адреса, явки?

      вообще:
      о чем КОНКРЕТНО вы говорите?

  3. apechnikov

    Марат Гельман под «поддержкой не слабых, а сильных» имел в виду не совсем это. В первую очередь он призывал поддержать тех инициативных людей, которые хотят и могут что-то сделать (волонтеров, например, спасающих леса, помогающих старикам в домах для престарелых, группам художников и историков, решивших спасать старинные здания в своем городе, и т.д.). При этом понимают как это сделать. Согласитесь, это именно тот самый традиционный НКО-шный подход (со всеми НКО-шными ценностями). Пишу это, ссылаясь на мнение одной моей коллеги, которая сочла возможным поговорила с Маратом в перерыве после его выступления. Вот только на конференции говорил он, используя свою собственную терминологию, а не ту, которая привычна уважаемым мной участникам конференции. Проблема здесь больше терминологическая, а воспринята она была слушателями как «классово чуждый» для НКО-сообщества подход.

    • б.а.рмалей

      ладно.
      «сильные» можно трактовать как угодно.

      а глобальный единый мегапроект?
      его-то как-то не увидеть в гельманизме трудновато.

      • apechnikov

        Мы все разные, и это надо признать. Кто-то видит выход в мегапроекте, кто-то в тихой помощи (без Пиара), кто-то в ежедневной работе коллектива своей организации. Думаю разнообразие — крайне важное и необходимое условие жизни любой «здоровой» биологической или социальной системы. Именно разнообразие делает нас/вас/их сильнее. Имеет человек право так думать. И отлично, пусть помогает людям как может, главное чтобы верил и помогал (а то что у Гельмана получается это неплохо — это факт)

        • б.а.рмалей

          «»»»»»»»»»Именно разнообразие делает нас/вас/их сильнее.»»»»»»»»»»»»»
          согласен.
          но гельманизм делает всех одинаковыми.

          думать, разумеется, он волен что угодно.
          равно как мы — высказываться по поводу его мыслей.

Leave a Reply