Тайны инфраструктуры благотворительности


Не секрет, что многие исследования благотворительности не слишком высоко оцениваются в третьем секторе, а практическое применение их результатов происходит очень редко. Как построить исследование, имеющее ценность для практиков, эксперты обсуждали 14 июня. Тема – исследование инфраструктуры филантропии.

Кому нужны исследования?

Исторически сложилось так, что инфраструктура российской филантропии интересовала в первую очередь западные организации. «До сих пор только международные структуры занимались тем, что создавали и поддерживали инфраструктуру благотворительного сектора и филантропии… Сейчас появляются и российские благотворительные структуры, которые заинтересованы в том, чтобы разобраться, как устроена инфраструктура филантропии, что в России есть, чего не хватает и надо развивать», — считает Наталья Каминарская, исполнительный секретарь Форума Доноров.

Идея проведения исследования инфраструктуры возникла в компании Evolution & Philanthropy. «Несколько лет мы поддерживали серию исследований некоммерческого сектора, — рассказала Ольга Евдокимова, директор Evolution & Philanthropy. — Венец этого проекта – книга «Потенциал и пути развития филантропии в России» (ВШЭ)… Теперь мы хотим исследовать инфраструктуру, чтобы понять, каким образом совокупность элементов инфраструктуры влияет на эффективность работы сектора… Цель исследования: вывить ситуацию с положением, развитием и востребованностью услуг инфраструктурных организаций в стране».

После подготовительного этапа у исследователей возник ряд вопросов:

1. Исследовать некоммерческие инфраструктурные организации как таковые (и их развитие) или спрос на деятельность инфраструктуры со стороны некоммерческого сектора и определение влияния его на развитие сектора?

2. Кто основной потребитель исследования?

3. Возможно ли партнерство?

Отчетливых ответов на них встреча не дала, но позволила прояснить некоторые моменты.

В первую очередь, надо понимать общий проект, в который встраивается конкретное исследование, — уверена Инга Пагава, ведущий консультант по вопросам филантропии, CAF Россия: «Нужно четко определиться с практическим применением результата, понять, что мы с ним будем делать, поставим цель: что мы хотим? Дорогостоящее длительное исследование ВШЭ… А практический результат? Он интересен?»

Назывались несколько возможных адресатов исследования.

Галина Устинова, заместитель руководителя Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров: «Одна из целей инфраструктуры – продвижение сектора, отстаивание его интересов во власти… Если ситуация будет развиваться так, как сейчас, условия для существования НКО вообще становятся крайне сужеными… Нужно доказывать, что имеется спрос. Что есть места, где НКО более конкурентны, чем государство».

Наталья Каминарская считает, что в регионах очень не хватает информации о том, какие НКО существуют, и нет понимания, как с социальными проектами выходить на федеральный уровень: «В Екатеринбурге, например, есть корпоративные доноры. Они не понимают, где НКО, с которыми можно работать, которые нужно поддерживать. Есть компании, которые уже продвинулись социально-ответственно, а поля нет… Нет понимания и как выйти на федеральный уровень и продвинуть себя и свою деятельность, с кем пообщаться и вообще – где это все. Не всегда им приходит в голову, что ФД – это часть инфраструктуры»

Наличие таких запросов подтвердила и Любовь Сабинина, представляющая Московское отделение компании Boston Consulting Group: «Для бизнес-доноров было бы интересно понимать, кому дать правильно на то, что мы хотим, чтобы был эффект. Нам самим нужно определиться, кому помогать. Сегодня мы сами ездим в детский дом…»

Но может ли исследование инфраструктуры филантропии в принципе помочь в этом?

Инфраструктура – это что?

Существует великое множество определений инфраструктуры, но все они так или иначе сходятся в двух отношениях. Во-первых, само понятие возникло в экономике 40-х годов, а во-вторых, инфраструктура – это нечто, что обеспечивает функционирование основных структур. Одно из типичных определений: «Инфраструктура — комплекс производственных и непроизводственных отраслей и сфер деятельности, обеспечивающих процесс и условия производства, а также — воспроизводства. Подразделяется на производственную и социальную» (см., например, «Бизнес-словарь»  ).

Уже на этом уровне возникает ряд вопросов, прежде всего – такой: является ли благотворительность и филантропия в России единой структурой? А если она такой единой структурой не является, как можно говорить о ее единой инфра- или суб- структуре?

Второй существенный вопрос: если мы понимаем, что благотворительность и филантропия в России в настоящий момент не является единой структурой, то о чем идет речь:

— об инфраструктуре каждой отдельной НКО, которая позволяет ей существовать и функционировать (вариант – о некой «маточной» инфраструктуре, которая позволяет существовать всякой отдельной НКО)?

— о существовании и воспроизводстве в России самого феномена благотворительности и филантропии?

— или о том, что мы намерены превратить российскую благотворительность и филантропию действительно в «третий сектор», который есть сектор не чего-нибудь, а экономики, и, при таком подходе, наше «исследование» инфраструктуры есть на самом деле проектирование структуры благотворительности, начиная с ее инфраструктуры?

Непростые вопросы. И пока на них нет ясных ответов.

  1. Mindfull

    Инфраструктура — это катализирующий процесс, и это объект общего пользования. Решать вопрос развития инфраструктуры централизованно — это как строить новые моно-города, когда нужно развитие малого бизнеса, или атомные электростанции в условиях потребности небольших электрогенераторов… Инфраструктура повышает социальный адаптационный ресурс сообщества и общества, и поэтому нужны формы, отвечающие конкректной ситуации.

    Общая проблема инфраструктуры сектора очевидна — доноры хотят видеть счастливые лица детей сегодня, а инфраструктура способна принести результаты только позже, и то, только в том случае, если она правильно выстроена.

    Как резюме — зачем нужны ваши исследования? Если есть деньги, сделайте стимулирующий фонд развития инфраструктуры, и результаты удивят. Потому что то, что могут придумать люди на месте, никогда не придет в голову ни донорам, ни исследователям.

  2. Лиза

    Я за то, что исследования нужны! А главное не стоит забывать, что конечным результатом должно быть не само исследование, а донесение его результатов до самих специалистов третьего сектора.

Leave a Reply