Что общего между российской е-филантропией и российскими дорогами


Интернет – виртуальная параллель нашей физической реальности, его возможности раскрываются буквально на наших глазах, в том числе и в сфере филантропии. Сначала, как бесконечный информационный резервуар, «мировая паутина» дала некоммерческим организациям возможность заявить о себе и своих ценностях. А в какой-то момент интернет стал мощным фандрайзинговым инструментом в сфере благотворительности: для рядовых граждан это самый простой способ пожертвовать на цели, которые их волнуют. Оговоримся – в западном мире.

Должно быть легко, быстро и надежно

Пользователи ищут легкий, быстрый и надежный способ для совершения важного для их внутреннего комфорта действия. Легкость способа заключается не только в количестве необходимых щелчков для совершения пожертвования, но и в выборе адресата помощи – как сориентироваться среди сотни тысяч представленных организаций? Вопрос выбора сохраняет свою актуальность, даже если донор – не новичок в благотворительности и не впервые «приходит» на сайт пожертвований. Поэтому добросовестные держатели базы данных и услуг пожертвований регулярно освежают данные и реорганизуют информацию о потенциальных получателях.

Немаловажная характеристика такого сайта пожертвований — время, требуемое для совершения пожертвования, а с точки зрения получателя – время, затраченное на привлечение необходимого для проекта или отдельной цели объема финансовых средств. В этом смысле неоспоримо лидируют проверенные сайты, которые оперативно собирают пожертвования на усилия и мероприятия по преодолению последствий природных стихий. Буквально за считанные часы и дни на них аккумулируются миллионы долларов (эффективность расходования этих и иных благотворительных средств следует рассматривать в отдельной статье).

Функциональный сайт пожертвований гарантирует надежность и безопасность транзакции и дает уверенность в том, что адресат получит средства в неизменном объёме. Дальше – интереснее. Наиболее амбициозные и креативные из сайтов пожертвований завоевали авторитет и признание в «третьем секторе» как в США, так и в других странах в качестве незаменимых посредников: советников, аналитиков и исследователей, просветителей, экспертов и организаторов волонтеров – словом, они выполняют практически полный спектр функций по продвижению НКО и культуры пожертвований, а также стремятся влиять на качество расходования средств. Среди подобных мини-институтов или профессиональных центров пожертвований – Charity Navigator, GlobalGiving.org, GreatNonprofits, justGive.org, Network for Good и другие.

Лучше больше и разнообразнее

Но вот прямая схема «донор > благополучатель» уже давно никого не удивляет, хотя новаторские проекты продолжают возникать. Так, британский WeDidThis на практике реализует технологию краудфандингa – механизм коллективной поддержки современных проектов различных художественных форм, жанров, масштабов и направлений. Работники творческих профессий в диапазоне от инициативных групп художников до престижных производственных мастерских и крупных учреждений получают поддержку поклонников, минуя посредников. Чем не смелый проект в посткризисную эпоху?

Журнал «Деньги и благотворительность» и электронный журнал «Филантроп» не раз писали о наиболее интересных формах использования интернета в филантропии и благотворительности. Отмечалось, что жертвуют много, охотно и разнообразно через самые разные схемы — деньги, вещи, предметы (напр., работающие и не работающие авто), баллы и голоса потребителей, средства, полученные за право провести время в компании незаурядной личности, т.д. Кажется, не писали подробно еще о молниеносно завоевавшем глобальном сайте Kivа, публикующем проекты социальных предпринимателей из разных уголков земного шара, каждые 8 секунд совершается инвестиционная операция. Каждую неделю к проекту присоединяется несколько тысяч новых вдохновленных заемщиков.

Еще одно новшество в интернет-филантропии – вторжение в социальные сети. За счет скорости распространения информация в интернете фандрайзинг через социальные сети зачастую дает рекордные сборы. Срочные обращения за материальной помощью, нужной для лечения или волонтерской поддержки, удовлетворяются с высокой степенью, но список эффективных тем не ограничивается только ими. В книгу рекордов Гиннесса за 2010 год вошла кампания по борьбе с раком, в рамках которой через Twitter и Facebook в течение 24 часов было распространено сообщение, собравшее более $100 миллионов. Спешим заметить, что, несмотря на быстро распространяющийся вирус социальных медиа, западные НКО не отказываются от традиционных каналов фандрайзинга и информирования.

Прозрачные, как стекло

Эра цифровых технологий кардинально меняет понятие приватности в современном обществе. Кажется, что вопрос, становиться прозрачными или нет, — перед фондами и НКО больше не стоит, это просто вопрос времени. В этом смысле американский портал «Стеклянные карманы» (Glasspockets.org) – относительно новый проект — знаковый. Он возвращает американскую благотворительность к первоначальным ценностям, а именно – к свободе филантропии, дающей независимость в экспериментах, риске и поиске устойчивых решений. Лучшим способом сохранить эту независимость, считают эксперты, будет не прятаться за ней, а, наоборот, раскрывать больше информации о том, чем занимаются фонды. Портал предоставляет такую возможность всем. «Стеклянные карманы» располагают достаточно полной информацией приблизительно о 97 тыс. фондах в США – от политики управления и финансах, показателях эффективности и текущей деятельности до участия в социальных медиа. Портал позволяет проводить пользователям самостоятельный сравнительный анализ между основными позициями, характеризующими деятельность различных фондов, т.е. создать что-то наподобие рейтинга. С одной стороны, присоединяться к порталу — дело сугубо добровольное для того или иного фонда. С другой же, не за горами время, когда он превратится в некий стандарт прозрачности, и представленность в «Стеклянных карманах» станет скорее обязательной, чем опциональной.

Российские дороги

Было бы ошибочно считать, что в развитых странах, где филантропическая практика реализует массу интересных инициатив и постоянно движется вперед, а филантропические потоки стабильно измеряются в миллиардах долларов, все совершенно благополучно с синергией интернета и филантропии. Напротив, далеко не все (например, американские или британские) НКО и фонды отвечают базовым ожиданиям. Так, согласно исследованию Центра Фондов, посвященному распространению культуры интернета среди американских фондов (даже не НКО!), в прошлом году только 29% опрошенных имели собственный веб сайт и публиковали ежегодные отчеты. В 76% фондов работает 4 или менее человек, что делает задачу активного использования интернет и цифровых технологий для достижения лучших результатов слабо выполнимой.

Что же можно сказать в таком случае о нас? Можно сказать, например, что в плане синергии интернет-технологий и благотворительности Россия и вовсе находится в каменном веке – примеры, перечисленные пунктиром выше, практически не имеют аналогов в нашей стране (за единичными исключениями).

Дороги в России, безусловно, есть, где-то они даже приличного качества. Но вообще их крайне мало, а большая часть из имеющихся – низкого качества, латанные и перелатанные, с ухабами и небезопасные для жизни. То же самое можно сказать и о национальной е-филантропии: мы обладаем разрозненным набором инструментов, а магистральную инфраструктуру нам еще только предстоит создать. Население страны – 142,9 миллиона человек, из них примерно половина (53%) — занятое население. Исходя из социального и имущественного статуса, к среднему классу можно отнести . Уровень средней заработной планы в стране – 700 долларов США. Можно себе представить, что трудоспособная половина российского населения может позволить себе ежемесячное пожертвование размером 100 рублей? Или 40 с лишним млн пользователей интернета жертвуют ежемесячно ту же сумму? Я склонна думать, что можно. Но этого не происходит.

Что значит в масштабе такой страны как Российская Федерация один-единственный «зонтичный» сайт благотворительного фонда CAF Россия (www.blago.ru), позволяющий жертвовать в 60 НКО при помощи банковской карточки? Еще созданы буквально единицы других сайтов (среди них — Все вместе!), которые публикуют перечни надежных НКО, но для совершения самого пожертвования переадресуют к сайту НКО, либо предлагают воспользоваться услугами банка. Одна из основных проблем сейчас – отсутствие адекватного числа простых, быстрых и надежных механизмов и профессиональных услуг для совершения пожертвований, которые бы стали доступны для массового донора.

Имеющиеся опции (терминалы, интернет-«кошельки» и др.) не совсем законны, не до конца прозрачны и совершенно незащищены. Другой фундаментальной проблемой нынешнего времени является хроническое и клиническое недоверие к самим НКО, фондам, к благотворительности в целом, а также отсутствие здоровой привычки участия в благотворительности среди рядовых граждан.

Всякое сравнение российских е-филантропических пространств с любыми западными аналогами ставит мое сознание в тупик. Но не бросать в ту сторону косых взглядов и не говорить об ужасной скудости отечественных филантропических интернет-ресурсов и практик означает ограничивать себя вспомогательном материалом. И только.

Crowd funding – термин, означающий выражение коллективной солидарности, внимания и доверия со стороны группы людей, которая выливается при помощи веб-ресурса в материальную поддержку в пользу инициатив других людей или организаций. Механизм может работать в любом сфере: преодоление последствий природных катаклизмов, художественные проекты, политические кампании, начало нового бизнеса и разработка компьютерной программы.
Центр был создан в 1956 году в качестве «вместилища стратегических знаний о фондах». За несколько лет до этого в США была созвана и работала Комиссия Кокса (Cox Commission), расследовавшая дела по обвинению американских фондов в антиамериканской деятельности. Именно тогда во время показаний Рассел Леффингвелл (Russel Leffingwell), банкир, председатель правления Корпорации Карнеги, республиканец произнес следующие слова: «Мы думаем, что у фондов должны быть стеклянные карманы».
Л. Григорьев, А. Салмина, О. Кузина. «Российский средний класс: анализ структуры и финансового поведения». Москва, «Экон-Информ», 2009.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply