НКО пойдут по плану Маршалла


Эксперты, дорабатывающие «Стратегию-2020» считают, что государство и общество просто не могут позволить себе не сотрудничать. Предложения для обновления концепции представила экспертная группа №16 «Развитие общественных институтов».

Президент Трумэн подписывает план Маршалла

Современное состояние гражданской активности в России можно охарактеризовать как апатичное и, одновременно, судорожно-конвульсивное. Всякая общественная активность, причем даже та, которая не имеет никакой политической составляющей, в последние годы систематически подавлялась самыми разными способами – от прямого насилия до коррупционных механизмов. Современная апатия – результат подавления гражданских инициатив, а некоторые эксперты говорят о массовой «потере смысла» и таком же массовом «субъективном переживании несчастья» в России. Наша страна в соответствующих международных рейтингах занимает катастрофически низкие места (88), пропуская вперед такие страны как Пакистан(82), Руанда (81), Танзания (78) и Гватемала (17) .

Можно ли сделать что-нибудь позитивное в такой ситуации? Ряд уважаемых экспертов, входящих в рабочую группу, занимающуюся доработкой приснопамятной «Стратегии 2020», решили попросить государство осуществить интенсивные инвестиции в «третий сектор», дать НКО деньги и свободу.

«Государство должно принять и осуществить своеобразный «план Маршалла» по отношению к некоммерческому (общественному) сектору… Это именно инвестиции, возвращающиеся в виде возросшего человеческого потенциала страны, повышенной конструктивной социальной активности, гражданского участия, новой культуры инновационного поведения», — так откомментировал социолог Игорь Задорин (ЦИРКОН) предварительные предложения группы «Развитие общественных институтов».

Иного пути стимулировать настоящую модернизацию страны, кроме как задействовать для этого весь потенциал гражданского общества, нет, — считают эксперты. Одним из первоочередных шагов, которые предлагает группа, должна стать разработка и принятие федеральных законов «О гражданском (общественном) контроле» и «Об общественной (гражданской) экспертизе», либо единого, структурообразующего закона «О гражданском контроле и гражданском участии». Это должно быть сделано с целью привлечения граждан России к созданию и реализации управленческих решений в разных областях общественной жизни, а также — контролю за их исполнением. В предложениях подразумеваются не только и не столько финансовые вложения, но в большой мере инвестиции в виде дополнительных прав и полномочий, информационной и образовательной подпитки, репутационной и статусной поддержки НКО.

«Альтернативой конструктивному партнерству и взаимовыгодному обмену ресурсами между государством и обществом является стагнация общественного сектора, переход социальной активности в конфронтационное русло или социальный эскапизм, а значит, в конечном счете, провал модернизации и поражение страны в глобальном соревновании. У государства и общества сегодня практически нет выбора кроме сотрудничества», полагает Игорь Задорин и настаивает, что рабочие предложения группы — это не «челобитная власти с просьбой подсобить слабым и убогим, а  взаимовыгодное предложение».

Ход мыслей коллег не может не радовать, но трудно себе представить, как можно просить денег и полномочий и, одновременно, – свободы от того субъекта, у которого все это просишь. Кроме того, если ввести в репертуар органчика, играющего в головах у чиновников мелодии «Разорю!» и «Не потерплю!» еще и мелодию заботы о гражданском обществе, НКО, возможно, погибнут от этого быстрее, чем от голодной смерти. Некоторые НКО, правда, имею шанс стать особо богатыми и красивыми.

  1. Игорь Задорин

    Уважаемые авторы, уважаемый редактор!
    Прошу прощения за паузу, я искренне несколько дней держался, но в конце концов сломался и решил все-таки отреагировать на Ваши встречные реплики по поводу статьи «НКО пойдут по плану Маршалла».
    Так вот я еще раз утверждаю, что авторы статьи в данной публикации выявили незнание текущего состояния гражданского общества в России. Или (что может быть вероятнее, учитывая квалификацию авторов) намеренно расставили соответствующие акценты так, чтобы придать публикации политический характер. Иначе уже в первом абзаце не было бы допущено сразу четыре ошибки-передергивания (по числу предложений в абзаце). И ссылки на статус социолога в этом случае совершенно бессмысленны (кстати, я не кандидат наук, по этому поводу еще 20 лет назад было принято принципиальное решение, так что в этом статусе г-н Сучилин явно круче, заранее снимаю шляпу). Бессмысленны по причине того, что статья не социологическая (феноменологическая), а публицистическая (читай – идеологическая). То есть авторы не факты анализируют, а свою идеологическую позицию продвигают. Причем я совсем не против этого, заранее предупредив, что всякое издание имеет на это право. Но только не надо подводить под эту научную базу, лучше честно сказать – «мы так думаем, и хотим, чтобы и другие так думали».
    По порядку. Берем первый абзац и цитируем.
    1) «Современное состояние гражданской активности в России можно охарактеризовать как апатичное» (с). Фраза не соответствует эмпирическим данным, свидетельствующим о росте (пусть и небольшом, но устойчивом) гражданской активности в стране и ее диверсификации. Да и в самом Филантропе были публикации, подтверждающие это. Не доверяете опросным исследованиям, спросите Нину Беляеву, Карин Клеман, Марину Литвинович и многих других, как Вы говорите, «экспертов-практиков», занимающихся в том числе вопросами развития ТСЖ, добровольчеством, экологическими объединениями, потребительскими обществами и т.п.
    2) «Всякая общественная активность, причем даже та, которая не имеет никакой политической составляющей, в последние годы систематически подавлялась самыми разными способами» (с). Прошу прощения, полная чушь, откровенно антисоциологическая, поскольку в стиле, присущем идеологическому тексту, обобщает и распространяет на весь объект явления частного характера, то есть игнорирует богатую структуру действительной общественной активности. Более того, фраза оскорбляет тысячи гражданских активистов, успешно работающих в некоммерческом секторе (в т.ч. благотворительности): ведь если всякая общественная активность «подавлялась», а они успешно «активничают» на благо людей (иногда, используя и ресурсы государства), то кто же они после этого, инопланетяне или агенты «КГБ» (причем все наверное)?
    3) «Современная апатия – результат подавления гражданских инициатив» (с). То же самое возведение одного из многих факторов в статус главного и единственного. Это не соответствует данным исследований, свидетельствующим и о других корнях политической и гражданской апатии, в гораздо большей мере за нее «ответственных», и связанных с социальным самочувствием (в т.ч. плохим материальным положением), очень высокой социальной дифференциацией (проще выражаясь — «несправедливым распределением общественных благ»), психологической травмой (разочарованием) от экономических и политических «реформ» 90-х годов, и главное, отсутствием культуры солидарности и коллективного действия.
    4) «Наша страна в соответствующих международных рейтингах занимает катастрофически низкие места» (с). Опять типично журналистский трюк. Только что говорили о вообще гражданской активности, как уже перескочили на рейтинг, демонстрирующий сравнение частного аспекта этой активности, а именно участия в благотворительности. Да и про адекватность измерения этого рейтинга мы тоже писали в том же «Филантропе» (сугубая глобалистская поделка для СМИ).
    А дальше выявляется просто непонимание сути работы нашей экспертной группы. Цитирую: «ряд уважаемых экспертов, входящих в рабочую группу, занимающуюся доработкой приснопамятной «Стратегии 2020», решили попросить государство осуществить интенсивные инвестиции в «третий сектор», дать НКО деньги и свободу» (с).
    Эксперты нашей группы, которые участвуют в доработке «приснопамятной» (как походя выражаются авторы) Стратегии-2020, стараются не выступать в данной работе лоббистами третьего сектора и гражданского общества (это, кто хочет, делает в других проектах). В данной работе эксперты работают на стороне государства (и по его просьбе). В этом смысле они ничего не просят. Они предлагают государству некоторые социально-экономические новации, которые, на их взгляд, помогли бы государству более эффективно выполнять свои государственные функции с пользой для страны и ее граждан. В этом смысле предложения «осуществить интенсивные инвестиции в «третий сектор», дать НКО деньги и полномочия» (подчеркиваю, полномочия, а не публицистическую «свободу», которую никто не отнимал) есть с точки зрения экспертов предложения выгодные государству, поскольку переводят развитие гражданского общества во взаимовыгодный партнерский сценарий (вместо вероятного конфронтационного или неэффективного и неэкономичного патерналистского).
    Ну, и наконец, фраза «трудно себе представить, как можно просить денег и полномочий и, одновременно, – свободы от того субъекта, у которого все это просишь» (с) выдает незнание авторами международной практики государственной поддержки «третьего сектора». Вот и совсем свежий (июльский) аналитический обзор Boston Consulting Group со сравнением показателей экономического состояния НКО в разных странах фактически сводится к настоятельной рекомендации российскому государству в разы повысить господдержку НКО и стимулировать бизнес к КСО, чтобы хоть как-то соответствовать практике развитых стран мира (в том числе США и стран Евросоюза). Мне почему-то кажется, что у авторов статьи нет оснований и желания плакать при этом об отсутствии «свободы» у американских или европейских НКО.
    Это я привел только фрагменты исходного текста статьи, которые вызвали мою первичную реакцию. Но видимо авторы решили усугубить ситуацию и как-то почетче зафиксировать свою необъективность, а заодно еще раз подчеркнуть свою политизированность (можно сказать, решили согласиться с моим диагнозом).
    Так вот, цитирую дальше г-на Сучилина.
    1) «Большая часть т.н. «неорганизованной» благотворительности – в той или иной степени протестная» (с). Я, конечно, теперь понимаю почему эта гипотеза Анны Белокрыльцевой (а Анна говорила об этом именно как о непроверенной гипотезе!) так нравится авторам, что они выдают ее за факт социальной реальности. Но увы, гипотеза никак не подтверждается данными многочисленных исследований, фиксирующих по большей части совсем другие мотивации к благотворительности российских граждан.
    2) “не могу не видеть сугубо предвыборного контекста в плясках власти вокруг НКО” (с). На всякий случай в качестве информации для авторов привожу один факт. Объем финансирования НКО в рамках президентской программы поддержки «институтов гражданского общества» в предвыборный год, к сожалению, снижен по сравнению с прошлым. А самым большим этот объем был в 2009 году (как раз по середине между выборами, вот ведь незадача). Так что уже давно вокруг НКО никто не пляшет.
    3) «если уж быть занудой-социологом, вот что еще скажу: я не припоминаю ни одного исследования, в котором кто-то опросил бы более 2000 благотворителей-практиков. Причем таких, которых другие благотворители знают» (с). Данная фраза окончательно выдает авторов как сугубых журналистов, плохо знакомых с методологией эмпирических исследований, ибо осуществление процедуры формирования экспертной группы в 2000 чел. (а требование кросс-референций, т.е. знания друг друга – это требование к формированию именно экспертной группы, а не просто «репрезентативной выборки») теоретически невозможно и бессмысленно, что можно доказать, используя данные об объеме «персональной» памяти обычного человека и числе благотворительных организаций в России.
    Короче, у меня нет никаких оснований считать публикацию «НКО пойдут по плану Маршалла» объективно отражающей ситуацию. Напротив, она явно субъективная и идеологизированная, что в общем-то у нас не возбраняется, но печалит. Именно это я и высказал в своей первоначальной короткой реплике.
    И в заключение об одной претензии, которую я действительно могу признать справедливой: «вот мы Вас читаем, а Вы нас – нет” (с). Я постарался немного исправиться и прочитал ряд публикаций на сайте «Philantrophy.ru». И, честно сказать, расстроился, и за портал и за CAF в целом. На мой взгляд, явная и нескрываемая политизированность и идеологизированность части публикаций только мешает формированию адекватной аудитории портала. Наверняка в этой аудитории прибавится ряд читателей, которым близка соответствующая идеология и политическая позиция, но которые не будут иметь никакого отношения к благотворительности, и напротив, неполитизированные благотворители уйдут из нее, устав от постоянных попыток редакции их в чем-то «запропагандировать». Ну, тут уж конечно, решать редакции и учредителям, какая редакционная политика более соответствует их целям. Не смею вмешиваться.
    Всего доброго,
    ИВЗ

    • AndreySuch

      Игорь, извините, мы приехали вчера, а ваш текст я обнаружил только что.
      Я вам непременно отвечу. Не надейтесь, что промолчу :)

      (А вообще-то, было бы интересно подискутировать о вещах более значимых — например, о понимании того, что есть «третий сектор» и отождествим ли он с «гражданским обществом». Здесь, кстати, ваша позиция мне ближе, нежели высшешкольноэкономическая. Мы даже писали об этом.)

  2. AndreySuch

    Уважаемый Игорь, почему Вы решили, во-первых, что я и Лидия чего-то не знаем? Во-вторых, Вам как социолог социологу и даже, я бы сказал, как кандидат — кандидату вот что скажу: Вы посмотрите на всякий случай, как Аристотель определял политику. И даже если Аристотель нам, социологам, не указ, мы, вроде бы, должны понимать сугубо интуитивно, что ЛЮБАЯ гражданская активность — это политическая активность. А человек — по определению есть животное политическое, зоон политикон.
    А теперь предметно: вот мы Вас читаем, а Вы нас — нет. И это плохо, поскольку тогда Вы видели бы наши («Филантропа») публикации, где мы приводим мнения экспертов-практиков, о том, что большая часть т.н.»неорганизованной» благотворительности — в той или иной степени протестная. Это вам могла бы сказать, например, Анна Белокрыльцева, главный редактор АНО «Студио-Диалог», одна из авторов программы «Адреса милосердия» (см. статью «Загадки благотворительности и ее исследователей»
    http://philanthropy.ru/esse/2011/07/08/5886)

    Кроме того, не могу не видеть сугубо предвыборного контекста в плясках власти вокруг НКО. НКОшники были, разумеется, очарованы вниманием к их благородной деятельности, но такое и подобное мы видели не раз.

    …Вообще же, если уж быть занудой-социологом, вот что еще скажу: я не припоминаю ни одного исследования, в котором кто-то опросил бы более 2000(гы-гы-гы) благотворителей-практиков. Причем таких, которых другие благотворители знают. Тагшта…

  3. Игорь Задорин

    Принимая право авторов независимого издания на любые искренние заблуждения и свою пусть и глубоко политизированную точку зрения, хотел бы зафиксировать и свое право на восприятие изложенных в статье «авторских» мыслей как сильно надоевшую игру органчика с довольно заезженной записью: «Спасите, нас давят! Нет, нас уже совсем задавили!». Незнание текущего положения состояния гражданского общества и развития гражданских инициатив в стране, проявившееся уже в первом абзаце, логично закончилось исполнением ритуального песнопения про свободу. Причем без всякой логики и связи с изложением тезисов экспертной группы (ну, типа про свое то надо пропеть, а повод может быть любой). Вообще печально наблюдать, как издание про в общем-то далекую от политики и благородную деятельность становится таким необоснованно политизированным. Жаль…

    • Матвей Масальцев

      Спасибо, что принимаете право авторов нашего издания на искренние заблуждения. Позвольте и мне слегка заблудиться.

      Эта благородная деятельность должна быть далека от политики — в идеале. Но у нас в стране ведь не все идеально, правда? Зачастую бывает трудно провести грань между общественной деятельностью и протестом. Даже скорее так: значительную часть общественной деятельности априори записывают в протест. В общем, это еще вопрос, кто излишне политизиорван: низы или верхи.

      И еще — если запись «нас уже задавили» сильно надоела, наверное, ее часто проигрывают. И, быть может, это неспроста.

Leave a Reply