100 лучших 2011 года. Кто пришел?


Журнал «Русский репортер», входящий в медиахолдинг «Эксперт», уже третий год подряд опрашивает компетентных людей и на основе опроса составляет рейтинги влиятельности в различных номинациях «100 самых влиятельных людей России». В этом году состав «общественников» заметно изменился.

Наталья Вороницына. фото: www.rusrep.ru

В список входят 100 представителей публичных профессий: врачи, ученые, общественные деятели, предприниматели, учителя, юристы, работники сферы культуры, военные, журналисты, чиновники. В номинации «общественники» за три года были отмечены люди разных профессий и сфер деятельности.

Интересно сравнить списки самых влиятельных общественников – 2009 , 2010  и 2011. В списках 09 и 10 несколько персон повторяются, это – Лев Амбиндер, Наталья Каминарская, Элла Памфилова и Чулпан Хаматова. Их можно назвать заслуженными «общественниками» 2009-2010 годов.

В списках 10 и 11 также есть повторение: дважды встречается Игорь Каляпин, глава нижегородского Комитета против пыток. А в списках 09 и 11 дважды отмечен Владимир Потанин.

Любопытно, что рейтинги общественников 2009 и 2010 годов отличаются большим количеством профессионалов из благотворительных организаций: в списке 09 их 6, а в списке 10 – 7, то есть – практическое большинство. В списке 10, кроме того – трое людей, занимающихся политической и правозащитной деятельностью.

В 2011 же году акцент сместился: в списке появились люди, которых можно назвать «чистыми общественниками».

То есть, это — люди, занимающиеся активной общественной деятельностью, но не в общеполитическом, не в благотворительном и не в строго правозащитном смысле. Кроме Петра Шкуматова, координатора движения «Синие ведерки», в списке присутствуют: Ольга Романова, боровшаяся за освобождение своего несправедливо осужденного мужа Алексея Козлова, Евгений Ройзман, президент фонда «Город без наркотиков», которому не позволили войти в избирательные списки «Правого дела», Юлия Минутина, возглавлявшая движение против строительства «Охта-центра» в Петербурге, Сергей Доля, организовавший акцию «Блогеры против мусора», Наталья Вороницына и другие участники проекта «Тугеза.ру», отмеченные с такой формулировкой: «За нежелание ждать милостей от государства».

Разумеется, невозможно четко фиксировать какие-то тенденции, но из данных «Русского репортера» следует, что фокус внимания в этом году сместился на людей, которые не борются с чем-то на политическом уровне и не направленно помогают другим, а занимаются само- и взаимо- помощью.

Уже в 2010 году действия волонтеров, боровшихся с пожарами и использовавших интернет как средство координации усилий, получили большой общественный резонанс. А в 2011 году Сергею Доле и ряду других блогеров удалось вывести на уборку мусора в разных регионах России более 20 000 человек.

Максимально четко идеология новых волонтеров сформулирована у виртуального сообщества «Тугеза.ру»: «Что такое Тугеза? Это общественное объединение людей желающих сделать что-то полезное. Слишком пафосно. Тугеза это сайт http://together.ru/ Люди заходят на сайт, смотрят, какая акция проходит на данный момент. Если им нравится эта идея, они присоединяются либо финансово, либо участием. Никакой политики и прочего. Схема проста. Акция. Участие. Итоги».

В дискуссиях о путях развития благотворительности много раз уже звучала мысль, что помогать нужно не только слабым, которым просто необходимо помогать постоянно, но и сильным. Возможно, профессиональным благотворителям, НКО, следует внимательнее отнестись к феномену нового волонтерства и попробовать сотрудничать с этими новыми людьми и помогать им.

Давно известно, что помощь эффективнее, когда тот, кому помогают, прежде всего, сам хочет изменить свою ситуацию. Новые волонтеры – определенно хотят.

  1. Ирина

    Сегодня я узнала о «Тугезе» из газеты «АИФ». Как здорово, что вы есть. Полгода назад у меня умер мой сын от лейкоза. Ему было 14 лет. Умер потому,что в Ставрополе нет нормального онкоцентра для детей. Но я сейчас не об этом. Моему сыночку уже никто не поможет. Нужна помощь маленькой девочке. Её зовут Алина Ливада. Она из Ставрополя. Папа ушёл из семьи, испугался трудностей. В семье трое детей. Мама Алины сейчас не работает, так как за девочкой нужен уход. Ей нужно ехать в Москву, а средств на это нет. ПОМОГИТЕ!! Достоверность информации можно проверить!!!! Умоляю, помогите!!!!

  2. mchertok

    Мне как раз кажется, что дело не в том, что там меньше «борцов» — их как раз достаточно. Больше людей неформальных, с яркой гражданской позицией (ну одно или другое у всех точно присутствует), часто неаффилиированных даже с какой-то организацией. Это, по большей части, новые герои, активисты. Настоящие общественники. И это невероятно приятно.

    • AndreySuch

      Согласен. Но присутствует еще момент явного отказа от политической и традиционной благотворительной риторики, как минимум. А люди — да, обнадеживают.

Leave a Reply