Плюс экзамплификация всей страны


Координационный совет по взаимодействию с институтами гражданского общества при спикере Совета Федерации решил проверить законодательство о некоммерческих организациях (НКО) и их работу, особенно тех, что финансируются из-за рубежа. Также в планах — подготовка законопроекта «Об общественном контроле».

Этот координационный совет (КС) был создан в марте, а 12 апреля, в День космонавтики, он собрался на первое заседание, передает «КоммерсантЪ». Как заявила Валентина Матвиенко, СФ внимательно изучит «деятельность НКО, финансируемых из-за рубежа», программы которых «не всегда объективны в постановке целей и в оценках и выводах».

Идея понравилась представителю МИДа Константину Долгову, который предложил провести «экспертизу законодательства, связанного с господдержкой и иностранной поддержкой НКО». А член Общественной палаты Иосиф Дискин высказался так: «Мы не хотим участия иностранных организаций в политической жизни страны, надо законодательно записать области деятельности НКО, где возможен иностранный капитал».

Между тем заместитель исполнительного директора ассоциации «Голос» Григорий Мельконьянц уверяет, что их организация и так «под двойным контролем»: «Росфинмониторинг отслеживает, и в Минюсте мы ежегодно отчитываемся, сколько из-за рубежа получили, куда истратили». К тому же, по его словам, в России нет НКО, «которые получали бы деньги под политические проекты, выделяются они под программы по просвещению, мониторингу, соблюдению прав граждан, в том числе во время избирательных кампаний». «Не удивлюсь, если установят запрет на финансирование НКО, которые хоть как-то соприкасаются с гражданами во время выборов»,— отметил Мельконьянц.

Глава движения «За права человека» Лев Пономарев считает, что планы СФ — «часть кампании по выдавливанию правозащитных неподотчетных НКО». «Сначала в интернете стали собирать подписи под петицией: «НКО, вмешивающиеся в политику, должны получить статус агентов иностранных государств,— сказал он.— Потом Общественная палата намечала слушания по этому вопросу. Теперь сенат подключился, осталась Госдума. Они хотят составить черные списки НКО и добиться от международных организаций, чтобы не давали гранты»,— заявил он «Коммерсанту». Правозащитник уверен, что в стране должен быть создан фонд правозащитных организаций под патронажем уполномоченного по правам человека Владимира Лукина и главы президентского совета по правам человека Михаила Федотова.

Эталон

Некоторые эксперты и блогеры считают (см., например, здесь), что в отношении НКО развивается процесс «экзамплификации», — создания небольшого количества «образцовых экземпляров», которые в официальной риторике выставляются примерами правильных и полезных организаций, в отличие от неправильных и вредных. Этот процесс был характерен еще для СССР, в котором могли существовать независимые от государства культурные и общественные явления, но – в единичных и тщательно отобранных экземплярах.

Риторика и политика в этой сфере строилась примерно так: «Вы хотите иностранной и модной рок-музыки? Она есть у нас. Джаз-рок – пожалуйста, «Арсенал» (одна штука). Поп-рок? – есть и он, – «Веселые ребята» (самый качественный и шлягерный)… Хард-рок? – и это есть, — «Круиз» (самый хард). Хотите умного кино? Есть Тарковский, а также целых два Михалкова….Хотите борьбы за мир? Есть «Фонд мира». Хотите защищать детей? И это есть: «Фонд защиты детей»… А остальные – шантрапа, недостойные внимания, а то и просто вредные и антиобщественные».

Потому есть основания опасаться, что и с НКО процесс будет развиваться в сторону поддержки считанного количества фондов и организаций, которые будут в виде образцов представлять правильную благотворительность и культуру. Причем, обязательно – в противовес неправильным.

Недавние дебаты вокруг Фонда «Подари жизнь» и его лица – Чулпан Хаматовой — заставляют подумать об этой проблеме. Думаю, что и деятельность этого фонда, и сама Чулпан достойны и вполне эффективны, — совершенно независимо от того, что по этому поводу считают в прачечной или министерстве культуры. Однако есть основания беспокоиться, что, действительно, может сформироваться группа из 3-10 крупных и «раскрученных» организаций, которые и будут представлять весь российский «третий сектор» и благотворительность. А остальные – не будут.

2 Comments

Add yours
  1. Вероника Марченко

    Я не поняла фразу: «будут появляться крупные и узнаваемые организации» — это как? Если они только появились, то как они могут сразу быть «узнаваемыми»? А если они узнаваемые — то, значит, раньше появились и снова «появляться» им не надо.

    А вообще, всё это история про желтые звезды Давида: как фашисты хотели всех евреев обязать нашить себе на одежду опознавательный знак, так и едроссы с гоп-компанией сейчас хотят обязать сотрудников правозащитных НКО отчитываться за купленные носки и колбасу, на сайтах вывешивать спецзнаки «иностранное финансирование», и так далее.
    И что-то мне подсказывает, что датского короля, среди российских политиков не найдется. :(

  2. mchertok

    Мне кажется, тут пересекается сразу несколько тем:
    1. Про иностранное финансирование. очевидно, что накатывает очередная волна паранойи по отношению к иностранным грантам. По наивности думала, что она закончится вместе с выборной кампанией, но пока конца не видно. Между тем, отчетность за иностранное финансирование и так вполне драконовская.
    2. Про плохих и хороших. Противопоставление хороших благотворительных организациям (благотворительности вообще плохим правозащитным (гражданскому обществу) началось опять же не вчера. И сейчас мы наблюдаем очередной заход в эту масть, что печально.
    3. Про больших и маленьких. Я, честно говоря, считаю, что хорошо, если у нас будут появляться крупные и узнаваемые организации. Это повысит узнаваемость сектора, будет улучшать доверие и пр. При условии, что организации будут настоящие и эффективные, а не назначенные сверху.

Добавить комментарий