Новая модель взаимодействия государства и волонтеров: совместное производство


В мире все шире применяется новая модель взаимодействия государства и волонтеров – совместное производство. Но есть ли перспективы у этой модели в России?

Владимир Путин на встрече с добровольцами. Фото: http://premier.gov.ru/

Владимир Путин на встрече с добровольцами. Фото: http://premier.gov.ru/

Совместное производство – достаточно новая форма взаимодействия государства и волонтеров. Как показал социологический опрос, проведенный в Европе, граждане знают о совместном производстве намного больше, чем государственные служащие. Более того, многие чиновники с трудом понимают смысл совместного производства и не могут привести конкретные примеры.

Чтобы лучше объяснить суть нового явления, рассмотрим четыре модели организации волонтерского движения.

Модели взаимодействия государства и волонтеров

Источник: E. Löffler, S.Parrado, T. Bovaird, G. Ryzin, Citizens and the co-production of public services, 2008

Источник: E. Löffler, S.Parrado, T. Bovaird, G. Ryzin, Citizens and the co-production of public services, 2008

Первая модель: классическое волонтерское движение

Первая модель описывает «классическое» волонтерское движение: общество организует предоставление услуги своими силами, а государство и конечные получатели услуг практически не участвуют в их проектировании или оказании.

Вторая модель: прямая государственная поддержка волонтеров

Во второй модели государство рассматривает волонтеров в качестве субподрядчиков и предоставляет им прямую поддержку в виде грантов, передачи оборудования, помещений и т.д.  Вторая модель все шире распространяется в России и обретает институциональную форму: составлен реестр НКО, а в Москве планируется создать специальную структуру для поддержки и взаимодействия с социально ориентированными НКО.

Третья модель: самоорганизация получателей услуги

В третьей модели потребители государственной услуги помогают себе сами, вклад общества и государства минимален или вообще отсутствует. Так работают общества анонимных наркоманов и алкоголиков, общества взаимной поддержки тяжелобольных и т.д.

Четвертая модель: совместное производство

Четвертая модель, совместное производство (сo-production), получила широкую известность в мире только за последние десятилетия. Совместное производство означает активное участие в проектировании и/или предоставлении услуги ее потребителей, их близкого окружения, волонтеров и профессионалов со стороны государства.

Одним из самых известных примеров совместного производства стал американский проект «Партнерство семьи и медсестер» (Family Nurse Partnerships, www.nursefamilypartnership.org), стартовавший в 1970-е года. Проект предусматривает сопровождение малообеспеченных малолетних будущих мам, ожидающих первенца, обученными медсестрами вплоть до рождения малыша и достижения им двухлетнего возраста. Медсестры учат подопечных лучше ориентироваться в окружающем мире и заботиться о детях; в результате молодым мамам удается взять на себя ответственность за себя и своих детей, которая могла бы лечь на плечи государства.

Статистически доказано, что «Партнерство семьи и медсестер» снижает число родовых травм, внутриутробных нарушений развития и уровень беременности среди несовершеннолетних, повышает занятость малолетних мам и т.д., помогая существенно экономить бюджетные расходы. Аналогичные программы развернули Канада, Нидерланды, Англия, Шотландия, Северная Ирландия и Австралия.

По модели совместного производства построены и многие другие зарубежные социальные проекты: Координация помощи беженцам в Нидерландах (www.welkominutrecht.nu), Движение за сохранение красоты Флоренции (Angels of Beauty, www.angelidelbello.org) и т.п.

Ряд аналогичных инициатив опирается на современные инфокоммуникационные технологии. Например, американский проект Whale Alert (www.whalealert.org), созданный для предотвращения гибели китов от столкновения с судами, интегрирует сообщения волонтеров и данные, полученные путем наблюдений с воздуха и акустического мониторинга.

Совместное производство только начинает внедряться в России: но, возможно, именно здесь и сосредоточен нераскрытый потенциал добровольческого движения.  В качестве одного из немногих примеров можно привести портал правительства Москвы «Активный гражданин» (ag.mos.ru), предназначенный для изучения спроса на разные виды государственных услуг и оценки качества их исполнения. Аналогичные веб-проекты создаются и в других городах России.

К совместному производству можно отнести и проекты для поиска пропавших без вести –такие, как ЛизаАлерт (lizaalert.org) и поиск пропавших детей (poiskdetei.ru): поисковые операции осуществляются совместными усилиями полиции, других государственных служб и добровольцев.

Есть ли перспективы у совместного производства в России?

Сложно дать однозначный ответ. С одной стороны, волонтерский потенциал российского общества достаточно велик. Согласно данным Фонда Общественное Мнение, в 2015 году в волонтерское движение было вовлечено примерно 7% взрослых россиян, хотя еще два года назад этот показатель был почти вдвое ниже. В мегаполисах доля волонтеров еще выше: в добровольческом движении готов участвовать каждый четвертый москвич.

Более того, на региональном и муниципальном уровне власти готовы взаимодействовать с волонтерами и учитывать мнение граждан. Создается инфраструктура для взаимодействия с НКО, которая могла бы применяться и для проектов совместного производства; появились примеры партнерства государства и волонтерских движений.

С другой стороны, массовое участие граждан в волонтерских движениях не находит понимания на федеральном уровне. После принятия федерального закона «Об иностранных агентах» государство фактически развернуло «охоту на ведьм», от которой уже пострадали тысячи НКО, имеющих самое отдаленное отношение к политике. Неоднократно звучали и предложения усилить контроль за волонтерским движением путем принятия федерального закона «О добровольчестве (волонтерстве)». Видимо, властям нужны только полностью управляемые и контролируемые НКО.

Скорее всего, совместное производство в России все-таки найдет свою нишу: но это будут проекты регионального и муниципального уровня, никак не связанные с защитой прав и интересов граждан.

Об авторе

Анна ВолошинскаяВолошинская Анна Аскольдовна, старший научный сотрудник лаборатории экономики знаний Института прикладных экономических исследований РАНХиГС при Президенте РФ.

 

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий