7 главных трендов глобальной филантропии  


Мария Черток, директор фонда «КАФ», член управляющей команды PSJP (Philanthropy for Social Justice and Peace) и редколлегии журнала «Alliance», проанализировала самые заметные тренды в развитии мировой частной филантропии.

  1. Благотворительность стала делом молодых и успешных бизнесменов

Это раньше все западные благотворительные фонды создавались на основе старых капиталов и наследств миллионеров – как, например, одни из крупнейших в мире фонды Форда, Макартуров или Рокфеллеров. Сейчас благотворительность стала делом молодых, успешных, очень амбициозных людей, которые рано заработали огромные капиталы и хотят участвовать в социальных изменениях. Первым действительно вовлеченным в благотворительность миллиардером стал Джордж Сорос, основатель фонда «Открытое общество» (1993 год), но в то время он был исключением. Сейчас же частная благотворительность поменялась. Современные миллиардеры активно участвуют в работе своих фондов. Пример тому – Билл и Мелинда Гейтс, для которых благотворительность стала основным занятием, Марк Цуккерберг и Присцилла Чан и некоторые наши миллиардеры.

  1. Появилось понятие giving while living– то есть активной филантропии при жизни основателей фондов

Раньше фонды создавались, чтобы жить вечно: деньги вкладывали в эндаументы и на них фонды планировали существовать очень долго. Так, размер эндаумента фонда Рокфеллера (создан в 1913 году) сейчас составляет $3,7 млрд.

В 1982 году Чак Фини, основатель сети Duty Free, создал фонд The Atlantic Philanthropies, задачей которого было потратить все состояние бизнесмена и закрыться. На благотворительность уже потрачены 8 млрд долларов, а к 2020 деятельность фонда будет завершена.

Так появилась новая тенденция – giving while living, то есть пожертвования в течение жизни. По мнению многих, проблемы человечества сейчас настолько масштабны, что нет смысла откладывать деньги напотом.

В уставе фонда Билла и Мелинды Гейтс также написано, что фонд должен использовать весь капитал и закрыться через 50 лет после смерти последнего из учредителей. Основатели фонда хотят, чтобы работа организации приносила пользу именно в XXI веке.

Подобные проекты – с определенным дедлайном – есть и у Цуккерберга. Цель «Инициативы Чан-Цуккерберг” — «покончить со всеми болезнями до конца века».

Деньги для изменений: социальные финансы, ответственное инвестирование и SIB

  1. Все больше появляется филантропов из стран с развивающейся экономикой

Филантропия бизнесменов из стран, ранее не известных своей крупной благотворительностью,  — один из самых заметных трендов последних лет. И Россия в этот тренд очень хорошо вписывается. Раньше страны Латинской Америки, Азии, Африки, Восточной Европы были получателями помощи, а сейчас сами активно включаются в работу.

Пока фонды из этих регионов мира занимаются в основном социальными задачами в своих странах, и главная тема, которая интересует большинство филантропов, — это образование. Правда, в отличие от российских благотворителей, некоторые филантропы из стран БРИКС выбирают не самые простые виды помощи – поддержку правозащитных организаций, помощь самым маргинальным слоям населения.

С 2012 года 28 членов списка миллиардеров Forbes, не являющихся гражданами США, присоединились к «Клятве дарения». В апреле Forbes представил рейтинг самых щедрых миллиардеров-благотворителей за пределами США. По его данным, индийский миллиардер Азим Премжи, владелец IT-гиганта Wipro, в 2001 году открыл собственный благотворительный фонд Azim Premji Foundation и пожертвовал на его работу около $21 млрд долларов. Мексиканский миллиардер Карлос Слим c 2006 года передал $4,2 млрд в фонд Fundacion Carlos Slim.

Это не просто географическая тенденция. Филантропия перестает быть монополией англо-американского мира, меняется ее философия, практика и язык.

  1. Начали появляться крупные совместные инициативы

В последнее время все больше крупных филантропов начинает понимать, что в одиночку глобальных социальных и экологических проблем не решить. Так, фонд Билла и Мелинды Гейтс, Фонд Рокфеллера и еще две некоммерческие организации создали проект Co-impact, чтобы объединить ресурсы в решении глобальных задач. Это прежде всего касается масштабных тем – изменения климата, миграции, бедности. К идее объединения филантропы пришли не сразу – все же бизнесменам, которые самостоятельно добились успеха и привыкли к конкуренции, сложно даются партнерства. Многие из них из-за этого сделали массу ошибок: так, Марка Цуккерберга критиковали за его проект в обрасти школьного образования в Ньюарке, штат Нью-Джерси. По словам экспертов, причина неудачи проекта состояла в том, что он не стал советоваться с местными филантропами и общественными деятелями, а пытался навязать свои правила. Неудачными были и реформы образования, которые вел фонд Гейтсов.

Какие бренды нужны благотворительности

  1. Новые филантропы выбирают для себя другие формы организации помимо частных фондов

Все больше частных филантропов выбирают формы организации своей благотворительной деятельности, которые не предполагают такого общественного контроля и подотчетности, как благотворительные фонды. Так, Марк Цуккерберг и Присцилла Чан создали не фонд, а коммерческую компанию, чтобы иметь свободу лоббирования, которой лишены фонды. Вообще, новые филантропы все чаще используют арсенал средств бизнеса и политики для достижения целей в дополнение к традиционному инструментарию благотворительности. Это не только ведет к более эффективному достижению целей, но и провоцирует серьезную критику. Ведь благодаря своему богатству у них появляется возможность влиять на направление развития целых отраслей социальной жизни (например, школьного образования), что вообще-то должно происходить с использованием демократических механизмов.

Как найти свой путь в новом мире всеобщего участия: Мария Черток о «Новой власти»

  1. Импакт-инвестирование

Все больше богатых людей задумываются о социальных последствиях своих коммерческих инвестиций, в результате чего появляются бизнес-инвестиции с социальной составляющей. Их еще называют инвестиции воздействия. Цель — предотвратить негативные последствия и усилить позитивный эффект работы коммерческих компаний. Причем важная часть импакт-инвестирования – это измерение социальных и экологических, а не только финансовых показателей.

Многие инвест-фонды проводят негативный скрининг, чтобы исключить неэтичные бизнесы из объектов инвестирования. Во всем мире появляются бизнес-ангелы, сосредоточенные на социальном воздействии, например, Social Venture Circle в США или Clearly Social Angels в Великобритании. Создаются инвестиционные фонды, специализирующиеся на «зеленых» инвестициях или инвестициях в социальные предприятия. Крупными инвесторами таких фондов становятся, например, эндаументы, которым импакт-инвестиции помогают достигать социальных целей не только за счет программной, но и за счет инвестиционной деятельности.

«Наши Баффеты и Гейтсы»: эксперты о развитии частной благотворительности богатых людей в России

  1. Публичная критика крупных филантропов

Параллельно с увеличением количества супербогатых филантропов все активнее звучит их публичная критика.

Некоторые политологи считают, что богатые люди в принципе не должны заниматься существенными изменениями в демократических странах, что процедура оказания помощи должна быть другой, и что большие деньги не дают права вмешиваться в системы здравоохранения или образования, как это делают многие филантропы.

Кроме того, часто звучат обвинения в неэффективности такой помощи.

Недавно в журнале Wired вышла колонка известного американского социолога, автора книги Giving Done Right и президента кембриджского Center for Effective Philanthropy Фила Бьюкенена об ошибках миллиардеров-благотворителей. Он, как и многие другие эксперты, говорит, что бизнесмены в благотворительности склонны к упрошенным, быстрым «инновационным» решениям, пользуются бизнес-инструментами, которые неэффективны в филантропии, не консультируются с экспертами из некоммерческого сектора и затронутыми проблемой сообществами. Они слишком полагаются на собственные связи и свой круг общения, на свою экспертизу и знания из мира бизнеса. Это очень характерно для всех бизнесменов-благотворителей, в том числе  и российских. Автор говорит, что иногда проще заработать миллиарды, чем эффективно их потратить.

Кроме того, состояния нынешних миллиардеров не всегда создавались самым ответственным путем: многие из них использовали схемы оптимизации налогов, на их предприятиях принята потогонная система. Так, многие критикуют основателя Amazonи самого богатого человека в мире Джеффа Безоса за то, что рабочие в его компании зарабатывают очень мало и вынуждены обращаться за пособиями к государству. Впрочем, сам Безос не очень активно участвует в благотворительности.

Значительная часть критики связана с тем, что – несмотря на заметные примеры – богатые филантропы в реальности на благотворительность тратят очень мало.

Недавно сайт Philanthropy.com опубликовал доклад Bridgespan Group о влиянии Giving Pledge на глобальную филантропию. По результатам анализа участия в благотворительности двух тысяч миллиардеров США, оказалось, что в 2017 году все они пожертвовали на благотворительность лишь 1,2% своего состояния. Это очень перекликается с выводами, которые многие сделали после выхода рейтинга российских благотворителей-миллиардеров по версии Forbes. Ни о каких 50% состояния на благотворительность речь не идет даже близко.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply