7 трендов российской социальной журналистики


На конференции АСИ и «Благосферы» «ЗаЧем будущее социальной журналистики?» обсудили настоящее и будущее СМИ, сконцентрированных на освещении общественных проблем. В подборке «Филантропа» — основные тренды стремительно меняющейся и развивающейся социальной журналистики в России, которые выделили эксперты и участники конференции.

This slideshow requires JavaScript.

Мультимедийность, использование новых технологий

Эксперты не раз упоминали этот фактор как одну из главных причин популярности социальной журналистики. Александра Ливергант, руководитель социальных медиапроектов: «Технологии объединяют, помогают обществу сплотиться вокруг той или иной проблемы. Сегодня как никогда стало легко связаться друг с другом, распространить информацию о проблеме и найти единомышленников, которые тоже хотят ее решить». 

Елена Темичева, директор по коммуникациям и стратегическому развитию центра «Благосфера»: «Сегодня в журналистике больше мультимедиа – и аудио, и видео. И выразить себя, поднять важную проблему теперь легче и интереснее для каждого. Новые технологии дают голос тем, у кого его раньше не было».

Иван Сурвилло, журналист, создатель проекта «Интервью о личном»: «Будущее за новыми техническими форматами – например, VR (виртуальная реальность)».

Гранты, пожертвования, краудфандинг: 5 способов финансирования социальной журналистики

Включенность общества

 

Многие спикеры конференции упоминали тот факт, что сегодня людям недостаточно просто получать информацию и обсуждать ее. Современный человек быстро включается в проблему, когда узнает о ней, и желает внести свой вклад в ее решение. 

Хана Корчемная, «Кризисный центр для женщин» (Санкт-Петербург): «Сегодня для людей как никогда важно делать что-то самим. И социальные журналисты должны рассказывать, что именно можно сделать, как помочь (и не только деньгами!)».

Говоря об изменении общества, эксперты приводили примеры из современной истории России. Так, журналист и писатель Катерина Гордеева вспомнила о терактах в 2010 и 2018 годах: «Вспомните, когда за день дважды взорвали метро в Москве, таксисты заламывали страшные цены за свои услуги. Всего через восемь лет похожее происходит в Петербурге – и такого уже нет, люди с автомобилями предлагают бесплатно подвезти других. Общество меняется в лучшую сторону, в том числе и нашими силами». 

«Для тех, кто сидел на задней парте»: как устроена самая масштабная просветительская акция в мире

 

Стирание границ между профессиональной и гражданской журналистикой

Эксперты отмечали, что сегодня журналистом, поднимающим социальные проблемы, может стать практически каждый. 

Полина Иванушкина, специальный корреспондент газеты «Аргументы и факты», директор по развитию Благотворительного фонда «АиФ. Доброе сердце»: «Сегодня круто – это искренний и простой рассказ участника событий: я увидел бабушку, которой не хватало денег на что-то, и помог ей, дал эти деньги. Такое публикуются в Facebook’е и действительно вызывает отклик. Потому что главное, чтобы вас самих чем-то по-настоящему обожгло, чтобы что-то задело. И тогда вы сможете зажечь людей вокруг».

Наталья Баранова, главный редактор портала «Теплица социальных технологий»: «Я вижу расцвет активистских медиапроектов. Неформальные сообщества становятся маленькими нишевыми медиа. Это очень правильно, потому что мы учимся рассказывать о себе доступно и понятно».

В России стали больше помогать незнакомым людям: вышел Мировой рейтинг благотворительности CAF

Популярность больших материалов — лонгридов и длинных видеороликов

«Размер больше не имеет значения, — заявила Катерина Гордеева. – Ваши читатели прочитают огромный текст, а зрители посмотрят трехчасовый фильм, если эти материалы действительно интересны».

Елена Темичева, директор по коммуникациям и стратегическому развитию центра «Благосфера»: «Тексты будут длиннее. Не короче, а именно длиннее. Не смотря на все мессенджеры и другие привычки общаться кратко. Есть запрос на «разобраться», который с помощью клипа не может быть удовлетворен».

Акцент на негативном

При этом эксперты отметили, что в российской социальной журналистики по-прежнему не хватает позитивных новостей и оптимистичного подхода. Спикеры поясняли: что-то хорошее часто замалчивается либо просто не замечается.

Наталья Лосева, заместитель главного редактора МИА «Россия сегодня»: «В материалах на социальную тематику мы часто либо скатываемся в жалость, либо вызываем материалом скуку, а то и чувство вины. И так же часто мы не говорим о результатах своей работы, которые в любом случае важны и имеют позитивное начало. Выпустили мы материал о то, что ребенок болеет, и что дальше? У истории счастливый конец, он выздоровел? Расскажите об этом! Несчастный конец, ребенок умер? Тогда расскажите, что да, иногда так случается, но ведь последние дни этого ребенка благодаря такой-то НКО и таким-то волонтерам были счастливыми».

«В социальной журналистике и в мире в целом мне не хватает какой-то истории про милосердие. Если мы пишем про условного Васю, который живет в детском доме и которого избивает воспитательница Мариванна, мы пишем только про Васю, а не про Мариванну. А мне интересно, почему она так делает? Очень важно помнить про милосердие не только к одним людям, но и к другим», — поделился Иван Сурвилло.

«Гражданское общество создается дважды — в мечтах и в реальности»: главные мысли о будущем филантропии

Простые форматы

Эксперты отметили еще один тренд современной социальной журналистики — стремление к простоте.

Анна Белокрыльцева, журналист, директор Автономной некоммерческой организации «Студио-Диалог»: «Будущее за конкретными, простыми вещами. Когда начинаются общие слова – люди выключаются. Социальный журналист сегодня должен говорить: вот нуждающиеся, такая у них ситуация, так и так можно помочь – сделайте это и это». 

Добро доброе: учимся говорить на языке благотворительности

Внимание к человеку

В журналистских материалах на социальную тематику сегодня акцент переносится с явления (например, болезни человека) на личность (кем был этот человек до болезни, что он делает сейчас). 

Писать именно так советовала коллегам Катерина Гордеева: «Не лишайте человека свойств и избегайте стереотипов. Если вы берете интервью у сотрудника НКО, не спрашивайте «как вы пришли в благотворительность» и не пишите по результатам беседы «жития святых». Напишите об обычном человеке, коим он и является. Если вы говорите с человеком в тяжелой жизненной ситуации, не задавайте ему банальные вопросы вроде «как вы держитесь?» — расскажите о нем самом, а не о его несчастье».

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply