Брошенные и найденные дети: как закрытые учреждения меняют детей и чем можно помочь


Книга «Брошенные дети» – результат уникального исследования Гарвардского университета, проведённого по золотому стандарту – 12 летнему наблюдению за травматическими последствиям группового пребывания детей в системе учреждений закрытого типа. Впервые русское издание книги выходит при поддержке Фонда помощи детям «Обнаженные сердца» в рамках программы «Каждый ребенок достоин семьи». Основная задача – помочь становлению инклюзивного общества, в котором каждый ребенок имеет право на полноценную жизнь в семье.

Суть исследования

Гарвардская медицинская школа и детская больница), Натан Фокс (Университет Мэриленда) и Чарльз Зина (медицинский центр Университета Тулэйн) начали Проект по раннему вмешательству в 2000 году в Бухаресте. Они хотели выяснить, что происходит с детьми, оставшимися без попечения родителей, которые растут в закрытых учреждениях, и как меняется их состояние, когда они попадают в приемные семьи.

Для участия в исследовании ученые отобрали 136 детей из детских домов в среднем возрасте 22 месяца. Детей случайным образом поделили на два равных потока: половину исследователи передали на воспитание в приемные семьи, а другую оставили в закрытых учреждениях. Детей, помещенных в приемные семьи и оставшихся на попечении учреждений сравнивали с контрольной группой 72 типично развивающихся румынских детей, которые никогда не помещались в учреждения, но родились в том же самом роддоме, где и остальные участники исследования. 

Детей исследовали в возрасте 30, 42 и 54 месяцев, а затем в 8, 12 и 16 лет. Исследование не завершено и продолжится до тех пор, пока его участникам не исполнится 21 год.

Семейный выход: как работа с семьей помогает в профилактике сиротства

Цель исследования

Продемонстрировав, приводит ли выведение детей из учреждений в приемные семьи к успехам в развитии, ученые показали бы, необходимы ли срочные изменения румынской политики в этой области. Тогда правительство могло бы рассматривать экономические, психологические, медицинские и социальные риски и преимущества разных подходов. В частности, у исследователей была возможность представить доказательства, подтверждающие или опровергающие широко распространенное мнение о том, что «приютские дети» безнадежны или «неизлечимы». 

Проект был разработан для поиска ответов на ряд важнейших вопросов. Может ли тщательно спланированная программа приемного воспитания способствовать развитию детей, оставленных родителями в раннем возрасте и помещенных в учреждения? Повлияет ли на результат время этого вмешательства, т. е. возраст, в котором детей забирают из учреждения, или продолжительность самого вмешательства (время пребывания в приемной семье)? 

Влияние закрытых детских учреждений на развитие детей

Вначале у всех детей, участвующих в исследовании, измерили IQ по шкале Бейли. Средний IQ младенцев, которые всегда жили в родных семьях, был 103 — это стандартный результат. Средний IQ детей из закрытых учреждений был значительно ниже — 66. Помимо этого, у детей из контрольной группы наблюдался более высокий уровень электрической активности мозга и больший объем серого и белого вещества мозга, чем у детей, которые росли в детских домах. Это связано  с тем, что опыт, который человек испытывает в первую тысячу дней жизни, оказывает важнейшее влияние на развитие мозга.

Дети, остающиеся в учреждении, испытывают значительное снижение и задержку развития по всем аспектам познания, языка и речи. Они показывают недостаточность как исполнительных функций, так и памяти, и демонстрируют серьезное отставание в языке.

И напротив, дети, помещенные в приемные семьи, особенно до достижения ими 2 лет, показывают значительное улучшение как IQ, так и языка и речи, хотя и не достигают уровня развития детей из контрольной группы. Наконец последнее, и самое печальное, что все дети, когда-либо жившие в учреждениях, показывают недостаточность различных исполнительных функций — проблема, которую исследователи в большинстве случаев так и не смогли преодолеть, поместив детей в приемные семьи (независимо от возраста, в котором это произошло). 

Пребывание в учреждении в начале жизни оказывается нарушением ожиданий мозга в отношении среды обитания. Напри-мер, большинство младенцев, находящихся в учреждениях на протяжении первого года жизни, проводят большую часть суток, лежа в кроватке на спине, глядя на белый (без рисунка) потолок. Из-за нехватки лиц, обеспечивающих уход, у этих младенцев удовлетворяются только самые базовые потребности (например, в питании или смене подгузников), а психологические остаются без внимания. К тому же они крайне непродолжительное время видят обращенные к ним лица и слышат человеческую речь. Это может вести к задержкам или нарушениям в социальном общении, включая способность понимать устную речь и «читать» выражения лиц. В некоторых учреждениях нарушается адекватное кормление, что в итоге приводит к серьезным нарушениям роста, а на более тонком уровне — к нарушению когнитивной функции из-за нехватки специфических питательных веществ. Из-за слишком большого числа детей, приходящихся на одного воспитателя, потребности некоторых из них в целом могут не удовлетворяться. Учитывая слабый психологический и неврологический фундамент, на котором строится последующее развитие, под угрозой могут оказаться более поздние его цели (например, способность общаться со сверстниками и другими взрослыми или способность смотреть на мир глазами другого человека). 

Свобода без расписания

Влияние усыновления

Влияние усыновления на социальное поведение и компетентность детей сохраняется через 8 лет после начала исследования и через 4 года после завершения экспериментальной части вмешательства. Временные факторы имеют важное значение для результатов вмешательства.

То есть дети, выведенные из учреждений до 2 лет, демонстрируют лучшие социальные навыки, чем те, кто был помещен в приемные семьи после 2 лет.

Очевидно также, что воздействие социальной депривации имеет долгосрочные последствия для всей выборки. В целом 8-летние дети, побывавшие в учреждениях в раннем возрасте, по-прежнему демонстрируют менее развитые социальные навыки, чем представители из местной контрольной группы. Наконец, установление связи функций мозга с социальным развитием дополнительно подчеркивает важность раннего опыта для последующего развития.

Данные по психопатологии выявили значительные различия в исходах, связанные с полом. Девочки гораздо больше, чем мальчики, выигрывают от помещения в приемные семьи, во всяком случае, в том, что касается снижения вероятности психопатологии. Возраст на момент помещения в приемную семью, напротив, не оказывал влияния на психиатрические симптомы, расстройства или нарушения.

Дети, помещенные в семьи после пребывания в учреждении, чувствуют себя лучше, чем оставленные в учреждении. Почему это происходит? Если совсем просто — потому, что семьи (по крайней мере, семьи в нашем проекте) обеспечивали ожидаемые потребности ребенка. С детьми разговаривали, играли, когда нужно, держали на руках, с ними занимались, поощряли их осваивать мир, уважали и любили. И хотя семьи могут различаться по составу, размеру и даже способности обеспечить последовательную, высококачественную заботу, дело в том, что большинство из них все-таки в состоянии это сделать лучше в той или иной степени.

Того, что любящие взрослые могут сделать для ребенка, не хватает в учреждениях по ряду причин. Во- первых, воспитатели несут ответственность за многих детей и должны выполнять множество разных задач. В результате они могут не оценить потребности каждого отдельного ребенка как важные. Во-вторых, многие из тех, кто ухаживает за детьми в учреждениях, имеют слабое формальное образование (так, в Бухаресте, чтобы стать воспитателем, требовалось окончить 8 классов) и незначительную подготовку в области развития детей. Поэтому они могут просто не знать, как удовлетворять потребности ребенка. В-третьих, им мало платят, и это означает, что они могут чувствовать себя недооцененными, а люди с большей степенью подготовки даже не рассматривают эту работу как возможную. 

Наконец, из-за широко распространенных предрассудков о детях в учреждениях как о неполноценных воспитатели могут недостаточно заботиться о тех, кто находится на их ответственности, поскольку они, возможно, тоже считают, что развитие ребенка предопределено обстоятельствами, которые и привели его к помещению в учреждение. 

Таким образом, в целом воспитание детей в семьях принципиально отличается от воспитания в учреждениях. Забота и в учреждениях, и в семье бывает разной в каждом конкретном случае. Но если предположить, что мы имеем дело с типичными семьями, все они в той или иной степени обеспечивают «ожидаемые потребности» ребенка. 

Значение проекта

Значение проекта выходит далеко за пределы Румынии и даже всей Восточной Европы. Термин «депривированные» вполне может быть использован не только для описания конкретных условий жизни детей, но и для характеристики недостаточных систем защиты детей, существующих по всему миру. И при всем заметном спектре усилий по эффективному взаимодействию с осиротевшими, брошенными или подвергшимися жестокому обращению детьми (от детей, живущих самостоятельно на улице, через крупные и обезличенные учреждения, небольшие как бы «домашние» группы, до приемных семей (без усыновления) и расширенных приемных семей), оно изобилует проблемами. В целомопыт показывает, что очень немногие страны в мире, если такие вообще существуют, могут испытывать удовлетворение результатами своих усилий по охране детства. Ограниченность средств, недостаточная подготовка персонала, отсутствие ориентации на развитие, неспособность учитывать важнейшие интересы детей — это темы, которые находят отклик от Бухареста до Бостона и Пекина. 

В последнее время в Румынии, Европейском союзе и Соединенных Штатах, с учетом результатов и выводов проекта и других данных, предпринимаются конкретные шаги, которые, по нашему мнению, свидетельствуют о переходе к более скоординированной и комплексной практике охраны детства. 

«Теперь у меня есть мечты»: приемный подросток написал книгу о своей жизни в детском доме

Деинституциализация стационарных учреждений соцобслуживания в России

Политическая воля – главный камень преткновения в процессе реформ. Все хотят перемен, но не все знают, с чего начать, – уверена Елена Альшанская, руководитель фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» – Деинституализация идет медленно. Пока что можно сослаться только на 481 постановление Правительства.

В 2015 году вступило в силу постановление № 481 «О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Альшанская уверена, что должно быть межведомственное соглашение между разными ведомствами, представляющими законные интересы детей-сирот: министерства здравоохранения, образования и социальной защиты. Дети постоянно перемещаются из одного центра в другой по возрасту и состоянию здоровья, а каждый из этих центров живет по собственному уставу. Постановление же гласит о том, что все учреждения должны, в первую очередь, решать проблему жизнеустройства детей: возвращать ребенка в кровную семью или устраивать в приемную. Учреждения должны из казенных и больших превратиться в маленькие и домашние. Группы детей и подростков необходимо уменьшить до восьми человек, перестроить помещения по квартирному или же семейному типу и отправлять детей учиться в обычные школы.

Медицина должна быть выведена из сиротских учреждений, в том числе из ПНИ. Врач просто не должен напрямую подчиняться директору, – говорит Анна Битова, директор Центра лечебной педагогики.

Она объясняет, что прямое подчинение штатных врачей директору госучреждения вредит здоровью детей и подростков. Зачастую руководители центров подтасовывают цифры, факты, диагностику и вместе с тем все медицинские показатели для предоставления положительной статистики и отчетности со знаком плюс в департаменты и министерства. Происходит искажение исходных данных, что ведет к заведомо ложным представлениям о состоянии психического и физического состояния детей-сирот в учреждениях закрытого типа по всей стране. 

Очень легко все объяснить инвалидностью. Гораздо легче не заметить разрушения, которые вызывают условия жизни в учреждениях. Трудно собрать доказательную базу для тех, кто в итоге принимает решения, – говорит Марина Островская, президент благотворительной организации «Перспективы»

Стоит отметить, что публикация исследования особенно важна сейчас, когда лидеры НКО подписали открытое обращение к органам законодательной и исполнительной власти с призывом реформировать психоневрологические интернаты (ПНИ) и создать альтернативу проживания для нуждающихся в социальном обслуживании и сопровождении.

Нам не нужны ПНИ, нам нужно сопровождаемое проживание, – заявляет  Елена Клочко, сопредседатель Координационного совета по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности при Общественной палате РФ

Фонд «Обнаженные сердца» пояснил Филантропу, что надеется на положительное влияние книги среди представителей власти, работников системы здравоохранения, образования и социальной защиты, а также, семей, воспитывающих детей с особенностями развития, правильно понять потребности ребенка, определив семейную форму воспитания как наиболее приоритетную.


Электронную версию книги «Брошенные дети» можно скачать на официальном сайте фонда «Обнаженные сердца» до конца года.

 

 

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply