Быть прозрачными, измерять эффективность, анализировать работу: зачем нужен рейтинг фондов


Эксперты некоммерческого сектора и участники экспертного совета рейтинга благотворительных фондов, над которым работает «Социальный навигатор», о том, зачем сектору нужен рейтинг.

Depositphotos

Игорь Соболев, советник генерального директора Фонда президентских грантов:

«Сектору всегда не хватало различного рода измерителей и цифр. НКО не всегда знают, сколько человек нуждается в помощи, как выбрать целевую аудиторию и сфокусировать работу на её реальных, а не мнимых потребностях. Это же касается и социальных проектов, участвующих в грантовых конкурсах. Они также слабо просчитаны. Дело в том, что главным принципом многие организации и их руководители считают сам факт «творения» добрых дел, а системы измерения и оценки отходят при этом на далёкий второй план. В отличие от бизнеса, некоммерческие организации могут бесконечно долго работать по инерции, игнорируя реальную результативность. А показатели эффективности как соотношение расходов и результатов оказываются и вовсе вне поля зрения.

Сегодня в России зарегистрировано более 200 тысяч НКО, из которых большая часть не действуют. Ориентировочно, по различным экспертным оценкам, только от 15% до 25% в реальности работают. Минюст совсем недавно стал предпринимать шаги по обновлению списка зарегистрированных и ликвидации неработающих организаций. Минюст аккумулирует информацию о собранных и потраченных каждой некоммерческой организацией средствах. Если их более трёх миллионов рублей в год, требуется детальный отчёт, и он становится публичным, размещается на портале Минюста. Но многие организации не предоставляют ни отчёт, ни сообщение о продолжении деятельности (при отсутствии трёхмиллионного оборота) в силу мягкости наказания.

«Системная история для всех»: Татьяна Задирако — о рейтинге благотворительных организаций России

Наличие понятной, прозрачной информации о состоянии сектора, работе конкретных НКО облегчает грантодающим организациям, бизнесу, государственным структурам, да и гражданам при содействии аналитиков, экспертов и СМИ возможность принимать свои собственные решения о поддержке работы НКО, их отдельных акций, сборов, проектов.

Нельзя сказать, что до недавнего времени никаких рейтингов не было. Достаточно вспомнить проект «Русфонд.Навигатор», которому более пяти лет. Второй год выпускает рейтинг двадцати лучших благотворительных фондов богатейших россиян Forbes. Совсем на днях «Теплицей социальных технологий» опубликованы ранжированные списки частных и корпоративных фондов от социолога и исследователя Натальи Фреик. Скоро выйдут рейтинги фандрайзинговых, частных и корпоративных фондов и НКО от «РАЭКС-Аналитики». Над методологией рейтингования на президентский грант работает сейчас Фонд «Социальный навигатор».

Российскому третьему сектору чуть более 30 лет. В развитых странах некоторые НКО работают десятки и даже, бывает, сотню лет. И там несколько устойчивых рейтинговых систем.

Чем больше будет сейчас попыток создания таких систем, чем разнообразнее будут подходы, используемые критерии, методики расчётов и ранжирования по различным показателям, тем сектору сейчас — при дефиците информации о нём — будет лучше. Со временем некоторые из этих попыток не увенчаются успехом, не смогут убедить пользователей в своей достоверности, объективности и адекватности. Это нормально. Лучше, когда нам будет из чего выбирать.

Создание различных рейтингов и рэнкингов будет стимулировать НКО раскрывать информацию о своей работе, а соревнуясь за место в рейтинге, не только быть прозрачными, но и измерять результаты и эффективность своей работы. Это очень важно там, где цифры не являются первоосновой для принятия управленческих решений. В третьем секторе, в отличие от бизнеса и государства, измерения и расчёты пока ещё не настолько распространены, хотя важны ничуть не менее сопереживания и желания помогать».

Мария Черток, директор Благотворительного фонда развития филантропии «КАФ»:

«Российская культура благотворительности развивается, всё больше людей хотят и готовы поддерживать работу НКО, но им трудно сориентироваться в их многообразии, понять, по каким критериям выбирать достойные организации, просто найти те организации, которые соответствуют их интересам. Для помощи таким людям и нужен рейтинг, который призван служить навигатором в море НКО.

А для сектора рейтинг, надеюсь, будет задавать стандарты прозрачности, стимулировать НКО к раскрытию информации и более качественной отчётности, продвигать хорошие практики управления.

Создание рейтинга стало возможным благодаря коллективным усилиям целого ряда организаций с безупречной репутацией и глубоким пониманием сектора, потому что такой рейтинг может возникнуть только в результате широкого консенсуса о принципах его построения. Надеюсь, на следующем этапе в его обсуждении примут участие многие НКО за пределами экспертной группы, чтобы рейтинг действительно стал продуктом самого сектора».

Оксана Орачева, генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина:      

«Сегодня информация о благотворительном секторе и его игроках становится всё более востребованной. Поэтому проект «Социального навигатора», который агрегирует данные по благотворительным организациям, — это важная инициатива для всей нашей сферы. Причём «Навигатор» представляет собой даже не рейтинг, а скорее рэнкинг, который определяет, насколько та или иная НКО соответствует определённому набору критериев. 

Зачем нужен рэнкинг? Во-первых, он позволяет разным НКО, вне зависимости от их размера, местонахождения и направлений работы, стать более заметными и открытыми.

Во-вторых, рэнкинг поможет определить стандарты деятельности благотворительных организаций, что даст возможность каждому отдельному участнику наметить для себя пути дальнейшего развития.  Есть и другая задача, которую решает «Социальный навигатор»: у нас появляется платформа с базовой информацией о некоммерческих организациях. Пользователи смогут найти разные данные об НКО: сфере деятельности, периоде работы, бюджете, учредителях и так далее. Необходимость такого рода платформы внутри самого сектора и за его пределами очевидна — на сегодняшний день информацию о конкретной организации зачастую приходится искать на нескольких площадках. 

Тема рейтингования обсуждается в секторе уже давно. Например, журнал Forbes не первый год составляет рейтинг частных благотворительных фондов, газета «Ведомости» совместно с «Форумом доноров» и PwC реализует проект «Лидеры корпоративной благотворительности». Сегодня открываются новые технологические возможности для автоматического сбора данных, и в том числе благодаря таким решениям стало возможным появление этого проекта — ещё одного шага для развития системы рэнкингования в благотворительной сфере».

Олег Шарипков, исполнительный директор пензенского благотворительного фонда «Гражданский союз»: 

«Всем важно знать, где мы находимся. Рейтинг — лучший способ проанализировать себя и коллег. Он может быть чрезвычайно полезен при принятии грантовых решений. К примеру, «Гражданский союз» раздаёт гранты в семи регионах России, и мы могли бы ориентироваться на рейтинги заявителей или ориентироваться на эти данные при выборе новых партнёров. Смысл — полагаться на субъективные факторы при наличии авторитетного и прозрачного с точки зрения методологии рейтинга. 

Рейтинг — способ борьбы с фондами-мошенниками. Эти люди ходят с плакатами и коробочками по улицам, рассылают письма с просьбой о помощи. Наверное, человек сможет открыть опубликованный рейтинг и посмотреть, есть ли в этом списке просящая организация или нет. Этот рейтинг может быть полезен междурядным донорам, исследователям. Считается, что в России ничего нет. Когда мы приезжаем в другие страны, рассказываем о себе, то понимаем, что в ряде вещей у нас больше конкурентных преимуществ. Почему мы раньше не пришли к созданию рейтинга организаций? Разговоры ходили давно, но из-за отсутствия компромиссной фигуры, которая взяла бы на себя организацию процесса, ничего не было. Сейчас ею стала Татьяна Задирако. В этом весь смысл». 

Юлия Богданова, глава группы корпоративной социальной ответственности КПМГ

«Мы, люди, так устроены, что всегда всё сравниваем. Это помогает нам ориентироваться во всех аспектах жизни. С этой точки зрения линейки сравнения НКО тоже очевидно должны быть. Они задают направления. Тот рейтинг, который на самом деле рэнкинг, очень важен именно для понимания НКО своего места на этой жёрдочке в самых разных смыслах. И с точки зрения бенчмарка, и с точки зрения доступа к ресурсам.

Проект Тани Задирако сейчас направлен на такой базовый уровень сравнения. Речь идёт о параметрах фильтра самого первого уровня: НКО что-то делают, отчёты сдают, в инфопространстве присутствуют, финансовую информацию верхнеуровнево раскрывают. Пока это всё. Но надо же с чего-то начинать. Потому что в идеале этот инструмент должен сделать всех хороших и честных более видимыми.

Ну а дальше всё зависит от ценности этого ресурса — если она появится, то дальше время и люди всё расставят по местам и доведут до ума.

При повышении чувствительности этого инструмента к качеству работы НКО тут важно всё: уровень управления, клиническое качество — он может стать инструментом доступа к ресурсам, деньгам, например, или исследованиям.

Он может стать драйвером для идей создания и систем поддержки качества работы, даже просто отделив «клубную» деятельность от серьёзных сервисных провайдеров.

Просто пока этот инструмент по определению должен быть прост и дёшев, он должен начать отвечать на элементарные вопросы. Люди, которые это придумали, должны серьёзно озаботиться вопросами продвижения этого инструмента. Надо придумать, как сделать его модным, придумать, какую ценность он может давать. И это очень непростая задачка. Пока в секторе нет запроса на такую фаллометрию, но её также нет у доноров всех типов — у нас люди принимают решения сердцем. Кто делает иначе — умеет искать ответы на свои вопросы без такого инструмента. И это важно понимать. Запрос пока есть только у горстки экспертов, которые хотят структуры, институциональных решений и устойчивого развития. Но узок круг этих революционеров, и страшно далеки они от народа.

Что рейтинг может изменить в сфере КСО? Пока ничего. Причина такая же — бизнес принимает решения на основе иных вводных. Чаще всего они про безопасность, дешевизну, доступность, охват и быстрый результат. Эмоции тоже часто есть, но они могут влиять меньше. Эти задачи можно решать без всяких рэнкингов и рейтингов. Но если у этого инструмента появится ценность, может быть, бизнес и посмотрит в эту сторону. Знаете, многие любят часы Omega. Если авторы доведут ценность рейтинга в этом сегменте до такого уровня, дальше он будет работать сам, и люди ещё понесут деньги владельцам, чтобы оказаться там».

Роман Абрамов, заместитель заведующего кафедрой анализа социальных институтов ВШЭ:

«Рейтинг позволит нам достигнуть определённого уровня прозрачности. НКО смогут видеть своё расположение по отношению друг к другу на основе ряда критериев. Рейтинг — возможность продемонстрировать состояние третьего сектора. Логично, что процедура оценки и методология также должны быть транспарентными. НКО выйдут на принципиально иной уровень развития. Почему так случится?

Подобного рода рейтинги существуют в различных сферах бизнеса: от нефтяного до металлургического. Причём рейтинги составляются по разным параметрам: от доли рынка до устойчивости. Всё это способствует развитию конкуренции.

Вполне логично рейтинги пришли в некоммерческий сектор, что свидетельствует о зрелости нашей среды. У нас появится универсальная система оценки. Она могла появиться и раньше, но НКО как пространство профессиональной деятельности появилось гораздо позже крупного и среднего бизнеса с точки зрения организационных структур, корпоративных правил. Взрывной рост нашего сектора начался 7-8 лет назад, и это связано с переформатированием роли третьего сектора в общественных и социальных проектах. НКО наряду с политиками и спортсменами стали ньюсмейкерами. Третий сектор стал активно развиваться в регионах, да и вообще обрёл медийность».  

 

 

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply