«Относиться к взаимодействию со знаменитостями как к бизнес-партнерству»: правила работы со звездами


В культуре российской благотворительности не принято заключать договоры с селебрити. Все отношения знаменитостей и фондов, как правило, держатся на доверии. Евгения Белотелова, управляющий партнер группы компаний Philin Philgood и экс-CEO фонда «Друзья», рассказывает, как строится доверительное сотрудничество с селебрити на практике, а Наталья Дроздовская, руководитель юридического департамента Philin, — как это стоит делать с точки зрения закона и к чему благотворительный сектор, вероятно, придет в будущем.

This slideshow requires JavaScript.

Заключать договор или проговаривать обязательства?

Наталья Дроздовская, директор юридического департамента Philin: 

«Договор — это рамка для взаимодействия сторон. Появляется понимание, что есть подписанный документ со сроками и порядком, которому нужно следовать. На старте взаимодействия его не всегда обязательно заключать. Например, когда фонд и селебрити знакомятся, присматриваются друг к другу, и знаменитость делает упоминание в своем ресурсе о фонде. Конечно, с юридической точки зрения договор не будет лишним даже при подобном безвозмездном оказании услуг, но очевидно, что далеко не все понимают, что это такое и для чего нужно.

Можно заключить некий меморандум, где вы пропишете основные условия взаимодействия сторон и ожидания.

Условно, селебрити говорит, что следующие 5 лет будет помогать вашему фонду. Стоит расшифровать, что она понимает под помощью, как часто эта помощь будет оказываться, какой от неё ожидается эффект.

На практике это не юридически закрепленный договор, поэтому добиться исполнения будет сложно. Скорее это услада для психики: вы думаете, что у вас уже что-то есть. Это отправная точка, от которой люди будут двигаться к полноценному договору. К слову, любой документ, содержащий условия взаимодействия, реквизиты и подпись исполняющей стороны, поможет установить, о чем договорились стороны в случае разногласий.

В ситуации, когда отношения со звездой подразумевают финансовую составляющую, их стоит формализовать в виде единого документа. Например, если знаменитость решила перевести в фонд 500 тысяч рублей после своего концерта, стоит зафиксировать хотя бы минимум, который ожидается от этого партнерства. Например, что в результате обещанную сумму переведут фонду в течение года. Возможна и другая ситуация, когда селебрити согласилась выступить на мероприятии фонда, а фонд пообещал обеспечить ей минимальные требования по райдеру. В этом случае договор поможет избежать разночтений и четко задать рамки взаимодействия. 

Конечно, просить заключить договор медийную персону, которая уже идет навстречу, на практике может быть довольно сложно, но это важный шаг в развитии благотворительной культуры в целом.

Зачастую административная и договорная работа в фонде ведется хаотично. В лучшем случае есть один человек, который занимается сразу всем понемногу. Мы видим на примере наших клиентов, что если в НКО отстроена вся административная часть, сотрудники могут качественнее и активнее заниматься своей программной и уставной деятельностью».

Поймать звезду: 5 принципов работы со знаменитостями

Евгения Белотелова, управляющий партнер группы компаний Philin Philgood:

«Сейчас в общении с селебрити почти все строится на доверии. Здесь нет прямой финансовой заинтересованности, поэтому стандартный подход «отменил концерт — плати неустойку» не работает. Единственная гарантия — сильная и искренняя мотивация со стороны человека. Все договоренности нужно фиксировать в формате, удобном конкретной медиаперсоне или ее менеджеру: в мессенджере, письме или как-то иначе. Фиксировать в первую очередь не для того, чтобы потом предъявить, что не сделано, а чтобы все стороны верно поняли предмет договоренности и не упустили важные детали.

Фонду нужно подстроиться: селебрити чаще всего параллельно вовлечены в десятки процессов, постоянно находятся в коммуникации, перелетах, у них нестандартный образ жизни. С юридической точки зрения стоит все фиксировать, но с культурной это пока еще может быть воспринято неоднозначно: с немыми вопросами или даже как оскорбление. Мне кажется, в будущем заключать договоры будет нормальным и даже необходимым, но как общепринятая практика это точно пока не сформировано».

Светлана Корначева, директор по маркетингу и коммуникациям благотворительного фонда «КАФ»

Если в планах долгосрочный проекты или партнерство со звездой, то очень важно оформить отношения — чтобы у обеих сторон были равные ожидания от участия в проекте, чтобы партнерство было прозрачным. Сейчас к звездам обращается большое количество благотворительных организаций и благотворительных инициатив, особенно актуально это стало с развитием инстаграмма и соцсетей. Поэтому соглашение важно как для защиты репутации известного человека, так и для надежного сотрудничества. Звездам важно транслировать своей аудитории проверенную информацию, общаться с надежными партнерами. НКО в свою очередь также рассчитывают на предсказуемые и деловые отношения. 

Для бизнеса подобные соглашения — обычная практика. Все крупные компании, которые работают со звездами, заключают с ними договоры — например, это может быть продуктовый контракт с певицей, в котором параллельно прописано, что на pro bono условиях она поддерживает благотворительный фонд или проект. Очень часто звезды становятся лицом компании и параллельно как бонус поддерживают КСО. 

В рамках #ЩедрогоВторника мы работали со многими звездами — но отличие #ЩедрогоВторника от других благотворительных инициатив в том, что он развивается горизонтально, участвуя в нем, звезды прежде всего поддерживают близкие им благотворительные фонды, используя #ЩедрыйВторник как повод обратиться к своей аудитории в своих официальных аккаунтах. В этом основная идея движения. 

Когда мы проводим информационные кампании используя сторонние ресурсы (наружная реклама, макеты в СМИ, баннеры, ролики на ТВ) или делаем собственные фотосессии, то со всеми заключаем соглашение. Это небольшой документ на одну страницу, где мы гарантируем, что фотографии и другие визуальные материалы, которые мы сделали по ходу проекта, будем использовать только в благотворительных целях, там же мы чаще всего описываем, где будем использовать контент — соцсети, сайты и СМИ, где они появятся. Это способ защитить известного человека от мошенников — чтобы не взяли фотографию звезды и не размещали в соцсетях с каким-то лжесбором. 

При этом этом ежегодно в #ЩедрыйВторник к нам присоединяются публичные люди, чтобы прежде всего поддержать фонд, которому помогают, в #ЩедрыйВторник. И с ними, конечно, никакое соглашение не нужно. Когда идет Неделя признаний — это такой поток людей, что его очень сложно  контролировать. 

Для прозрачной благотворительности сам факт соглашения очень важен обеим сторонам — это признак профессионализма и системного подхода к работе».

В каких случаях селебрити и фонд несут ответственность за нарушение договора?

Наталья Дроздовская:

«Например, если с медиаперсоной был заключен договор, что на протяжении 5 лет она будет поддерживать ваш фонд и являться его лицом, а вы из-за скандала, участником которого стала знаменитость, захотели расторгнуть соглашение, у вас могут возникнуть проблемы. Особенно, если вы договорились о выходе определенного количества материалов в СМИ со звездой. 

Говоря об ответственности селебрити, отмечу, что если медийная персона помогает фонду безвозмездно, и был заключен договор безвозмездного оказания услуг либо договор добровольца, то НКО сможет потребовать исполнения обязательств по договору, но привлечь к ответственности или потребовать уплаты штрафа не получится.

Безвозмездное оказание услуг осуществляется добровольно и приравнивается действующим законодательством к пожертвованию.

Если договор не заключался, но условия были согласованы в отдельных письмах или по электронной почте, то ответственность будет лежать на звезде только на основании применимых положений закона (как правило, Гражданского кодекса РФ) при условии, что есть возможность подтвердить наличие договорных отношений. 

Наличие договора — гарант того, что в случае неисполнения обязательств как селебрити, так и фонд сможет обратиться в суд за помощью. Но есть другая сторона: в этой индустрии, как правило, не нужны разборки, и необходимо несколько раз подумать, прежде чем идти в судебные органы с обвинениями». 

Лиза Арзамасова: «Я впервые благодарна своей профессии за публичность»

Какие юридические тонкости нужно учесть? 

Евгения Белотелова:

«Обязательства селебрити в рамках контрактов со сторонними коммерческими организациями — это то, о чем вам нужно подумать заранее. Часто медиаперсоны не помнят условия всех своих контрактов, поэтому важно всегда связываться с их юристами или менеджерами. К примеру, у Ивана Урганта есть рекламный контракт с автомобильным брендом, а партнер нашего благотворительного мероприятия — другой автомобильный бренд. Если мы запишем ролик с Иваном на фоне логотипа нашего партнера, то нарушим его обязательства.

Чаще всего благотворительность — личное желание селебрити, поэтому важно помнить про персональные риски человека и всегда их отрабатывать. Можно попросить контакты менеджера, помощника или юриста, который в курсе всех нюансов текущих контрактов, дать полную информацию о том, какие бренды будут интегрированы в мероприятие или благотворительную акцию, какие виды и форматы внешних коммуникаций будут после. Бывают случаи, когда медийная персона ограничена в размещении своих фотографий в стороннем инстаграм-аккаунте. И совершенно точно ни одна звезда не помнит всего этого, потому что контракты меняются, начинаются и заканчиваются. Здесь нужно действовать на опережение».

Елена Мартьянова, директор по развитию Благотворительного фонда помощи хосписам «Вера»

Фонд «Вера» работает с непростой темой — такой, которой люди привыкли бояться или обходить молчанием. Поэтому так важно, что наши коммуникации с самого начала поддерживают попечители фонда, известные люди, чье слово и чей пример показывают, что помогать хосписам — не страшно. Что говорить на тему помощи неизлечимо больным людям — можно. Вслед за известным человеком приходят его зрители, читатели — и вслед за ними говорят — спасибо, мне больше не страшно.

Сопредседатели попечительского совета фонда, Ингеборга Дапкунайте и Татьяна Друбич, наши попечители — Татьяна Арно, Софико Шеварнадзе, Людмила Улицкая — уже почти 14 лет помогают вот эту завесу страха одергивать и показывать, что сколько бы ни оставалось времени впереди — возможна жизнь на всю оставшуюся жизнь. А ещё за время работы у фонда появились посланники и друзья — люди, которые периодически отзываются на наши просьбы о помощи и поддержке, проводят мероприятия в нашу пользу, рассказывают у себя в социальных сетях и в медиа о том, например, какие удивительные истории происходят в хосписе благодаря координаторам фонда. Все они поддерживают фонд безвозмездно, и это неоценимый для нас ресурс.

Для нас очень ценна готовность многих звезд самим стать волонтерами хосписа — приехать с концертом, исполнить чью-то мечту, выступить на мероприятии в пользу фонда — и рассказать об этом опыте.

Сейчас наше взаимодействие не регламентируется юридически — всё происходит в рамках обычных устных и письменных договоренностей. Но при этом для нас крайне важно работать четко, присылать все необходимые материалы, понимать аудиторию человека, который будет нас поддерживать; знакомить с работой фонда и предоставлять отчеты; делиться результатами совместных акций — и тем, что меняется в жизни тех людей, которым мы помогаем вместе.

Договор может быть уместен, если звездный представитель фонда участвует в благотворительном проекте сторонней компании — тогда при необходимости официальным документом фиксируется объем участия в акции и иные условия».

 

Наталья Дроздовская:

«Заключать договоры с селебрити пока еще не принято. Такие вещи, если и встречаются, то крайне редко. Чаще всего фонд даже не пытается инициировать историю с договором. Тем не менее, это направление стремительно развивается. Фонды становятся более «бизнесовыми», они все больше ценят себя и свое время. Относиться к взаимодействию с селебрити как бизнес-партнерству — правильно. Пытаться фиксировать ключевые условия в договоре или меморандуме о взаимодействии — необходимая практика. Она дает возможность людям сесть и подумать, что мы хотим от себя и от контрагента, зафиксировать это и сделать дорожную карту для дальнейшего сотрудничества».

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply