Волонтёрство, поддержка, налоги: главные тренды года в некоммерческом секторе


Трендов и интересных явлений в некоммерческом секторе в 2020 году было достаточно, несмотря на пандемию COVID-19. А отчасти благодаря и даже вопреки ей. Так, появились новые грантовые программы, возникли новые партнёрства, а НКО в новых условиях стали развивать инновационные программы.

Главные тренды в развитии сектора по мнению экспертов — в материале «Филантропа». Многие из этих трендов появились или усилились в 2020 году и будут определять развитие сектора на годы вперёд.

Пандемия, онлайн, но не только: главные события 2020 года в некоммерческом секторе

1. Волонтёрство

Мария Черток, директор благотворительного фонда поддержки и развития филантропии «КАФ»:

«Мало кто усомнится в том, что наряду с медиками и курьерами волонтёры стали культурными героями ковидного года, обеспечив помощью и заботой сотни тысяч самых незащищённых наших сограждан. В то же время мы наблюдаем уже не первый год деятельный интерес к теме волонтёрства со стороны первых лиц государства, что приводит к появлению масштабных и не обязательно осмысленных программ по привлечению добровольцев. Если так пойдёт и дальше, мы станем свидетелями огосударствления если не самих волонтёров, то связанной с добровольчеством повестки».   

2. Диджитализация сектора

Мария Черток, директор благотворительного фонда поддержки и развития филантропии «КАФ»:

«Тренд роста онлайн-пожертвований мы фиксируем уже несколько лет, и 2020-й наверняка его только усилит. Уже в 2019 году граждане жертвовали больше онлайн, чем наличными, а пожертвования на специализированных платформах росли по экспоненте. Прошедший 1 декабря 2020 года #ЩедрыйВторник стал ещё одним подтверждением силы онлайн-пожертвований: в это день только на платформах было сделано более 30 000 пожертвований, многие из них — новыми донорами, которые с большой вероятностью продолжать жертвовать и в следующем году.

Но не только пожертвования закрепляются в онлайне. Многие НКО в ситуации коронавируса переместили свои программы в онлайн и теперь помогают своим подопечным с экрана компьютера или планшета.

Конечно, после снятия ограничений живой контакт с пожилыми людьми в домах престарелых или детьми-инвалидами вернётся, а важные диджитал-навыки и разработки НКО помогут им сделать свою работу эффективнее и помочь большему количеству нуждающихся».

«НКО и коронавирус: Остаться в живых». Исследование о последствиях пандемии коронавируса для НКО

 Митя Алешковский, глава БФ «Нужна помощь»:

«Диджитализация рабочих процессов, проектов на фоне пандемии. Все мы перешли на удалённый доступ. То, что сделала пандемия для диджитализации третьего сектора, не делал никто прежде. В этом смысле её (пандемию) можно поблагодарить».

Евгений Фонталин, управляющий партнёр группы компаний Philin Philgood:

«CRM, аналитика, спецпроекты в диджитал — некоммерческие организации всё чаще выбирают эти инструменты для достижения своих целей. К примеру, теперь фонды не пытаются привлечь к себе внимание всех сразу, а стремятся найти своих доноров, научиться наиболее эффективно с ними взаимодействовать.

Диджитализация фандрайзинговой деятельности — один из ключевых векторов 2020 года. Яркий пример — платформы волонтёрского фандрайзинга. Они дают возможность волонтёрам и донорам собирать средства через своих друзей и знакомых в поддержку самых разных событий — от дней рождений до мастер-классов. Все собранные средства отправляются на благотворительность. Таких платформ становится всё больше: «Пользуясь случаем» фонда «Нужна помощь», «Добрый день» сервиса «Добро.Mail.ru» и другие. Мы в этом году разработали «Эстафету чудес» — платформу волонтёрского фандрайзинга для фонда «Жизнь как чудо», поэтому точно знаем, что это работающий инструмент. За полгода платформа собрала более 5 млн рублей на лечение, реабилитацию, покупку лекарств, юридическую и транспортную помощь для детей с тяжёлыми заболеваниями печени».

Почти полмиллиарда рублей пожертвовали через онлайн-платформы в 2019 году: новое исследование БФ «КАФ»

3. Кризис и его последствия

Елена Чернышкова, директор Центра исследований филантропии и социальных программ бизнеса:

«Общий объём филантропических пожертвований и социальных программ бизнеса в России по данным за 2018 год (исследование фонда «Умная среда») составляет около 0,4% от ВВП (для сравнения: Китай — 0,17%, Бразилия — 0,36%, США — 2%, 2018 г.). Глобальный экономический спад после пандемии может привести к снижению объёма пожертвований от частных лиц и компаний в силу снижения уровня доходов компаний и домохозяйств. При этом ряд социальных проблем, в частности сфера помощи социально незащищённым группам населения, рост числа безработных, дефицит доступных медицинских услуг по ряду заболеваний, не связанных с коронавирусом, доступность образовательных услуг на разных уровнях и других, будет продолжать обостряться, а уровень социального и экономического неравенства — повышаться.

Как и в предыдущие глобальные экономические кризисы, крупные международные благотворительные фонды, финансирующие свои программы в основном за счёт доходов от эндаумента, приняли решение о расходовании часть средств из «тела» эндаумента для поддержания запланированного объёма, а в некоторых случаях — увеличения расходов программ.

При этом в России, по данным фонда «Нужна помощь» и проекта «Если быть точным», наблюдается рост, после небольшого спада в самом начале карантина, активности индивидуальных пожертвований: за март – апрель число переводов возросло на 89%, в том числе на треть возросло число пожертвований на медицинские цели».

Елена Альшанская, президент БФ «Волонтёры в помощь детям-сиротам»:

«Конечно же, вызовы коронавирусной пандемии заставят нас пересмотреть свои проекты.

Многие системные истории сделают шаг назад — вместо того чтобы давать удочку, опять придётся кормить людей. Какие-то проекты не выживут, экономика всё же сильно просела.

Зато будут активнее развиваться горизонтальные, сетевые и общинные инициативы взаимопомощи. Мощный рывок цифровизации, наверное, как-то скажется и на секторе, но не берусь предсказывать, сектор пока от этого очень далёк. И конечно, все научатся работать на удалёнке. Впрочем, мы и так умели».

Хороший повод: как превратить свой праздник в фандрайзинговую кампанию

Елена Чернышкова, директор Центра исследований филантропии и социальных программ бизнеса:

«Сейчас на первый план вышли такие виды благотворительной деятельности, как программы непосредственной помощи в сфере медицины и здравоохранения, поддержка исследований в сфере медицины, поддержка социально незащищённых групп населения и поддержка НКО из разных социальных сфер, наиболее пострадавших от пандемии».

4. Новые потребности общества

Мария Черток, директор благотворительного фонда поддержки и развития филантропии «КАФ»:

«Новая эффективность НКО в новых условиях будет очень востребована. Углубление бедности, рост безработицы, последствия страха и одиночества в период ковида принесут обществу множество проблем, и НКО окажутся на переднем крае их решения — с сильно просевшими бюджетами, вымотанной командой и не слабеющим стремлением помогать.

В этот период им самим очень нужна помощь и поддержка со стороны общества. Надеюсь, они эту поддержку получат».

5. Управление НКО

Александра Болдырева, исполнительный директор Ассоциации грантодающих организаций «Форум доноров»: 

«В этом году иначе зазвучал вопрос управления — во всех аспектах, в том числе поддержки уставной деятельности НКО. Вопрос вечный, но сейчас аргументы стали приниматься всё большим числом доноров. Очень надеюсь, что это тренд, а не временное явление. Думаю, что доноры всё чаще будут использовать удобный и гибкий инструмент — грантовый конкурс.

Мне кажется, в этом году мы подошли вплотную к вопросу переосмысления того, что мы делаем, как и почему именно так. И это касается не только сектора».

Как пандемия повлияла на некоммерческий сектор во всем мире: выводы исследований

6. Инновационные решения в работе

Мария Баландина, управляющий директор фонда «Друзья»:

«Главным трендом я бы назвала всеобщее осознание значимости адаптивных технологий и креативных возможностей команд, управляющих и задействованных в реализации социально значимых проектов.

Пандемия и карантин поделили благотворительную индустрию и всех её представителей на две половины, прочертив между ними чёткую границу. По одну сторону оказались те организации, которые в критический период сфокусировались на сохранении своих ресурсов и потому заморозили программы и законсервировали свою деятельность. А по другую — те, кто поймал волну и сумел не только адаптироваться к новым ограничениям и условиям, но и трансформировать свои программы, обеспечив приток новых ресурсов помощи в них. Это те НКО и социально ориентированные бизнесы, которые изобрели новый язык коммуникации, объединились с коллегами и даже конкурентами из социальной сферы, запустили новые проекты и кратно ускорились в своём развитии, осваивая новые технологии для помощи подопечным и решения социальных проблем.

Любой кризис хорош тем, что останавливает инерционные процессы и запускает инновационные».

7. Взаимодействие государства и НКО

Елена Альшанская, президент БФ «Волонтёры в помощь детям-сиротам»

«Мне кажется, очень важным вопросом будет как раз взаимодействие государства и НКО. С одной стороны, растёт поддержка НКО и участие общественников в деятельности государственных органов, с другой — появились не только новые проекты, представляющие собой государственно образованные общественные движения и деятельность, но и изменения в закон об иноагентах, по сути делающие невозможной любую правозащитную деятельность НКО и даже физлиц. Возможно, это превентивные меры в ожидании протестных настроений обедневшего населения — чем меньше возможности объединяться, отстаивая свои права, тем меньше шансов на какой-то результат этих настроений. Вот в этом замысловатом танце третий сектор и государство будут как-то разруливать свои коммуникации в следующем году».

8. Налоги

Мария Черток, директор благотворительного фонда поддержки и развития филантропии «КАФ»:

«В связи с пандемией в России появилась долгожданная льгота по налогу на прибыль для компаний, жертвующих средства в некоммерческие организации.

Эта мера позволит корпоративной благотворительности развиваться в долгосрочной перспективе, а пока хотя бы не схлопнуться на волне экономического кризиса.

В то же время до 15% увеличен налог на доходы физлиц с высоким доходом, а дополнительные доходы бюджета будут потрачены на лечение детей с редкими заболеваниями. Будем надеяться, что эта мера не послужит демотиватором для участия состоятельных граждан в благотворительности, ведь многие их них уже привыкли жертвовать на лечение детей добровольно».

9. Партнёрства среди НКО

Елена Чернышкова, директор Центра исследований филантропии и социальных программ бизнеса:

«Во всём мире и в России наблюдается усиление горизонтальных связей между организациями и людьми, повышение уровня взаимопомощи в местных сообществах, рост роли коллективных волонтёрских и благотворительных инициатив и фондов местных сообществ. Эта тенденция усиления горизонтальных связей и местной инициативы повторяет тенденцию в период прошлого глобального экономического кризиса 2008 и 2009 годов».

Владимир Берхин, президент благотворительного фонда «Предание»:

«Значимым оказался тренд объединения перед общей бедой: в деле борьбы с коронавирусом объединились самые разные НКО, и бизнес, и даже такая до сих пор сложная структура, как Почта России, показала себя с лучшей стороны. Во многом в ситуации аврала стали гораздо контактнее и дружелюбнее государственные медицинские учреждения, и очень хорошо откликнулись на необходимость помощи простые граждане, массово участвовавшие, во всяком случае в Москве, в волонтёрском движении и жертвующие на помощь в борьбе в коронавирусом. И очень обидно, что, несмотря на все усилия, к концу года центральная власть возобновила репрессивный тренд с ужесточением законодательства об иностранных агентах, выдвинула совершенно дикую идею о регулировании просветительской деятельности и вообще решила на пустом месте закрутить гайки, а точнее — потуже затянуть на нашей шее удавку».

10. Расслоение третьего сектора

Вячеслав Бахмин, правозащитник, сопредседатель Московской Хельсинкской группы: 

«Некоторые тренды проявили себя ещё в 2019 году, а именно — усиление роли информационных технологий. Пандемия только подтвердила этот тренд и заставила третий сектор использовать дистанционный способ работы. Это революционный сдвиг.

Ещё один тренд — расслоение третьего сектора. Одна часть сектора занимается такими чувствительными сферами, как права человека, экология, общественный контроль. Всё это находится под давлением государства. Другая часть — социальные услуги, проекты помощи — поощряется властью. Получилось некое раскалывание сектора.

С другой стороны, все мы увидели новые возможности в условиях пандемии для коалиции, взаимопомощи. Особенно это было заметно в первую волну эпидемии. Развитие волонтёрства можно сюда отнести. Сектор стал более зрелым и понял, что нужна стратегия действий, диверсификация ресурсов. Под воздействием внешних факторов в чём-то мы стали даже сильнее».

11. Новые филантропические инициативы бизнеса

Елена Чернышкова, директор Центра исследований филантропии и социальных программ бизнеса:

«Крупные частные благотворительные фонды, бизнесмены и компании в России и за рубежом объявили о новых филантропических инициативах, связанных с COVID-19. В России, например, это Владимир Потанин и фонд Потанина (1 млрд рублей), Геннадий Тимченко и фонд Тимченко (3,1 млрд рублей), Игорь Рыбаков и фонд Рыбакова. Фонд президентских грантов провёл новый конкурс по поддержке НКО, на чью деятельность повлияла пандемия. Фонды-доноры во всём мире, включая Россию, подписывают коллективные манифесты и декларируют смягчение требований по реализации существующих грантов, на выполнение задач которых повлияла пандемия (продление сроков проектов, возможность проведения мероприятий онлайн вместо офлайн, возможность переноса средств между статьями бюджета, включение в отчётность приобретённых, но не использованных билетов и так далее)».

Татьяна Тульчинская, директор БФ «Здесь и сейчас»:

«В последнее время завязалась очень интересная дискуссия между грантодателями и грантополучателями. Я была вовлечена сразу в несколько подобных процессов и могу сказать, что они очень серьёзные и интересные. Грантополучатели выходят на прямой диалог с грантодателями, предлагая к обсуждению и приоритеты конкурсных направлений, и критерии прозрачности самих конкурсных процедур. Это сложный и важный диалог, где должны быть уважаемы и право доноров на принятие решений, и экспертиза профессиональных НКО-грантополучателей».

Ольга Евдокимова, директор АНО «Эволюция и филантропия»:

«КСО-деятельность крупнейших бизнес-компаний стала в очень значительной степени ориентироваться на достижение ЦУРов. Соответственно, начинает или начнёт происходить определённая перестройка и деятельности их партнёров-грантополучателей, среди которых есть и НКО.

Ещё один тренд, который бы я отметила, это рост дискурса и в некоторой степени в практической деятельности в области социальных инвестиций. Появляются новые инициативы и со стороны частных игроков (например, фонд «Навстречу переменам» очень активен в этом направлении), и со стороны государства (например, со стороны Минфина и ВЭБа)».

12. Грантовая поддержка и одновременно отсутствие оценки эффективности

Татьяна Задирако, исполнительный директор БФ «Социальный навигатор»

«Наличие больших денег, пришедших в сектор в связи с пандемией, и полное отсутствие рефлексии на тему о помощи. Про деньги я уже рассказала, говоря о событиях года, добавлю только про дополнительный грантовый конкурс ФПГ в связи с пандемией.

Насчёт же рефлексии могу сказать следующее: как только стало понятно, что пандемия — это всерьёз и надолго, то всех охватила «помогательная лихорадка», без размышлений на предмет того, как, кому и сколько надо помогать. Мы начали работать в формате Mission d’urgence (формат программ помощи при климатических катастрофах или, например, локальных военных конфликтах). Оценка эффективности программ и размышления на эту тему, я надеюсь, придут позже, но объективными они, на мой взгляд, не будут».

IT-технологии для оценки социальных результатов: инструменты, решения, кейсы

13. Запрос на оценку социального эффекта

Ольга Евдокимова, директор АНО «Эволюция и филантропия»:

«Я в полной мере ощущаю другой тренд — это существенная активизация спроса и предложения, уже не только дискурса, по теме оценки социального эффекта, доказательности социальных практик. Это значит, что наши многолетние усилия дают определённые плоды».

14. Рост интереса к социальной сфере

Елена Чернышкова, директор Центра исследований филантропии и социальных программ бизнеса: 

«В период пандемии резко повышается ценность и востребованность актуальной информации о социальной сфере, растёт число посетителей на информационных порталах и популярность новых исследований».

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply