Гибкость и новые проекты — путь к изменениям взаимоотношений доноров и НКО


Представители НКО и грантодающих организаций, участники Форума благотворителей и меценатов России, подвели итоги общей работы в кризисный 2020 год. Основные выводы: гибкость помогает быстро решать проблемы, НКО нужно поддерживать не только в проектах, но и в текущей деятельности, нужны коалиции, чтобы объединять усилия, а на местах не надо забывать о возможностях  локальных сообществ и волонтеров.

На первом Форуме благотворителей и меценатов России, который провел журнал Forbes 2 марта 2021 года, благотворительный фонд  «КАФ» представил свое исследование о том, насколько эффективно бизнес смог помочь работе некоммерческих организаций в 2020 году в период пандемии. Судя по выводам, не все прошло гладко. Но участники Форума, в том числе бизнес-компании и грантодающие организации, рассказали о своем опыте помощи НКО в ходе кризиса 2020 года и считают, что удалось достичь хороших эффектов в различных направлениях.

Мария Черток, директор благотворительного фонда развития филантропии «КАФ», подводя итоги такого взаимодействия бизнеса и некоммерческого сектора за последний год, отметила, что, во-первых, «произошла невероятная мобилизация ресурсов сектора – компаний- доноров, общества и граждан, которые капитализировали усилия сектора». Много было также нефинансовой помощи, которая эту ситуацию сделала еще более эффективной. А СМИ с большим желанием рассказывали о хороших примерах возможностях участия, дефицита информации о том, как помочь, не было, как не было и замалчивания хороших дел — пандемия переломила этот тренд. Были оперативно проведены различные фандрайзинговые мероприятия, в том числе и дополнительный Щедрый  Вторник, который прошел 5 мая 2020 года.

«Общество и донорское сообщество ориентировалось на реальные потребности некоммерческих организаций. Было много возможностей для обучения, обмена опытом и организационного развития для НКО, — отметила Мария Черток. – Эти возможности создавали как доноры, так и сообщество НКО, было много коалиций, это помогало делать помощь более эффективной». 

Фото предоставлено пресс-службой

Однако были и упущенные возможности. Таковыми Мария Черток считает отсутствие реальных коалиций между донорами, хотя на Западе это был реально огромный действующий механизм. Мария Черток привела в пример создание в Великобритании ассоциацией страховых компаний фонда быстрого реагирования для помощи НКО, на что в итоге было потрачено 100 млн фунтов. Правительство Великобритании поддержало инициативу, увеличив эту вложенную сумму. «Это огромный плюс для НКО – не бегать по донорам, а подать заявку в одно место. Мы сделали попытку создать такой фонд, вложилось некоторое количество доноров, но на определенных условиях, каждый пытался продвигать свою тему», — говорит Мария Черток.

Что не так в отношениях НКО с донорами и как это исправить: выводы исследования

Кроме того, не все доноры смогли изменить свои процедуры помощи, не все проявили гибкость. «НКО разрывались на части от объема своей работы, при этом сложность отчетности перед донорами осталась такой же. Это важно и в обычной жизни. Сектор хочет перемен в этом отношении», — заметила эксперт.

Еще один провал — отсутствие общей статистики о вкладе сектора в борьбу с пандемией. Также не был оценен вклад иностранных доноров в борьбу с пандемией, а он был большим.

В свою очередь, Елена Тополева-Солдунова, председатель комиссии по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО Общественной палаты РФ, директор АСИ, отметила, что некоторые доноры и вовсе приостанавливали свою помощь, считая, что НКО не очень активно работают в пандемию и все замерло. Однако успех поддержки есть. Да и государство поддержало бизнес: наконец-то появился долгожданный налоговый вычет для помогающих компаний.

Гибкость доноров помогла НКО выжить

Безусловно, с «отдыхом НКО во время пандемии» нельзя согласиться: сектор, наоборот, работал буквально на износ, привлекая все свои ресурсы. «НКО всегда в кризис оказываются на передовой, потому что к ним к первым приходят благополучатели, а в кризис потребности благополучателей возрастают», — отметила Оксана Орачева, генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина. И было крайне важно в такой кризисный момент поддержать сами некоммерческие организации – с точки зрения кадров, обеспечения безопасности, перехода в онлайн.

Уже в марте фонд Потанина быстро реагировал на задачи поддержки грантополучателей. Владимир Потанин выделил 1 млрд рублей на различные мероприятия  в рамках поддержки общества в пандемию. «Весной еще было неясно, какая помощь нужна. Мы стали предлагать разные варианты, от адресной помощи до поддержки самих НКО», — говорит Оксана Орачева.

Умение слушать — как путь к переменам 

При этом НКО лучше знают, чем грантодающие организации,  что надо благополучателям, как помогать на земле. «Мы далеко, они близко. Поэтому мы предложили 3 антикризисных конкурса, и 1 млрд рублей был полностью распределен между НКО», — пояснила Оксана Орачева. 

Первый конкурс фонда Потанина был направлен на выживание и поддержку НКО – зарплата, аренда, бытовые нужды организаций. Кстати, замечает эксперт, многие НКО даже не верили, что можно получить грант на зарплату. А это оказалось действительно важным подспорьем. Второй конкурс был направлен на устойчивость – была цель поддержать лидеров сектора, которые и системно влияют на изменения, и сами оказывают помощь. Кстати, из 500 млн рублей 100 млн было запрошено на создание эндаунментов: сектору стало понятно – надо иметь подушку безопасности. Наконец, в третьем конкурсе, который был более проектным, важно было поддержать личные инициативы НКО и системные программы.

Фонд Потанина также проявил гибкость, разрешив НКО самостоятельно внутри своей работы решать, как использовать грант. «Мы увидели, что запрос на институциональную поддержку очень большой. Но самым ценным для НКО была возможность принимать решения, куда и как направить грантовые средства», — заметила Оксана Орачева.

Наконец, еще одной ценной поддержкой НКО со стороны Фонда Потанина  стали «Уроки стойкости», которые помогли показать роль самих НКО, сделать их работу более видимой. «Уроки» посмотрело более 100 тысяч человек.

«Частные доноры могут действовать быстро. У нас от идеи до реализации конкурсов ушло 13 дней, — отметила Оксана Орачева. – Да, конкурсы были сырые, времени было мало, были ошибки, но в тот момент было важнее действовать оперативно. И мы для себя вывели такую формулу, что даже если мы готовы  на 80 процентов, то надо все равно действовать, ведь государство всегда реагирует медленнее в своей поддержке».

А еще, как оказалось, надо больше доверять грантополучателям. «Наше доверие в виде 100-процентной возможности перераспределения гранта привело к большей ответственности. Организации могли сконцентрироваться на том, что им важно», — подчеркнула Оксана Орачева.

Оставаться верными своей миссии

Не оставлять главное направление своей деятельности было еще одной правильной тенденцией для грантодающих организаций в период кризиса. В частности, фонд Усманова «Искусство, наука и спорт» потратил свыше 150 млн долларов на решение кризисных задач в период пандемии. Были закуплены средства защиты, оказана материальная помощь медикам. При этом мы решили оставаться в своей сфере, не переориентируя свою работу под кризис. 

 «Меценатство —  фундамент развития страны. Это и свобода творчества и сохранение культурного наследия. Если в кризисный момент выбить это из основ, потом будет сложно строить здание дальше. Культура  — это константа, — говорит Фатима Мухомеджан, директор благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт».  –  Поэтому фонд продолжил активно поддерживать культурные проекты». 

И таковых за 2020 год было реализовано немало. Например, онлайн-фестиваль Владимира Спивакова, онлайн-истории от историков Театра на Малой Бронной, различные экспозиции в музеях, также открывшиеся онлайн во время самоизоляции, доступ к огромному количеству спектаклей.

«Перед артистами стоял невероятно сложный выбор. Ведь они живут тем, чтобы дарить свое творчество зрителю, — говорит Фатима Мухомеджан. — И вдруг эта возможность оказалась заблокирована. То, что они имели в нашем лице такую поддержку, дало им возможность словно вдохнуть свежий воздух. Это было возможностью и для всех нас, люди благодаря обращению к искусству могли снизить чувство тревоги, думать не только о выживании».

Вовлечение волонтеров поддержало возможности помощи

«Весна и лето 2020 года оказались классическим идеальным штормом, — заметила Александра Александрова, первый заместитель руководителя департамента труда и социальной защиты населения города Москвы. —  Казалось, что сделать ничего не возможно. Но все знают, что шторм закончится. А вот когда закончится пандемия, мы не знали. Мы быстро развернули огромный сервис, выиграв несколько важных недель. Ведь одновременно более 2 млн человек в один день оказались дома, многие – одни. Мы перестали быть чиновниками, выполняли все роли, какие возможно. Я носила больничные, мы были курьерами, и все это делали наши сотрудники вне зависимости от статуса и должностей».

А потом стало ясно, что нужна помощь волонтеров. И первыми откликнулись те, кто работал в ПНИ и домах ветеранов. «Они стали костяком. Сначала мы собрали 300 волонтеров, за день. Потом цифра дошла до 1500 волонтеров. Причем  социальные волонтеры  — не массовые, они качественные, содержательные. И вдруг мы видим в базе 5000 человек, готовых помочь!», —  поделилась впечатлениями Александра Александрова.

По два часа в день 1500 человек регулярно ходили по адресам, разносили продукты, оказывали помощь. При этом оказалось, что волонтеры стали чуть старше. А еще – 50 процентов из них были мужчинами. «Никто ничего не требовал. Все были крайне дисциплинированы. Мы обещали пожилым людям, что доставим продукты в течение 3 часов, — и волонтеры это делали. И потом писали нам: «Я выполнил задачу, дайте еще задание». Это была невероятная консолидация общества», — говорит Александра Александрова. По мнению эксперта, Москва продемонстрировала свою зрелость и готовность к быстрой помощи. А москвичи, выбирая, что же оказалось большим прорывом, — работа НКО или деятельность волонтеров, высказались в пользу добровольцев. 

Партнерство с местными сообществами

Ксения Франк, председатель наблюдательного совета благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко, рассказывает, что, когда стало понятно, что в пандемию станут уязвимыми люди старшего поколения, фонд создал коалицию «Забота рядом». Это объединило маленькие НКО, соседские сообщества, чтобы выявлять тех, кому нужна помощь.  И уже несколько тысяч человек получили помощь в рамках проекта — продуктовые наборы, услуги юристов, психологическую поддержку. «Многие люди не были даже в списках нуждающихся. Но они были найдены  и продолжают сейчас получать помощь, именно благодаря силам местных сообществ, которые помогли нам выявить тех, кто остался в одиночестве без поддержки, — пояснила Ксения Франк. — Мы еще раз убедились, что чтобы решить конкретную проблему конкретного человека, нужны программы, связанные с местными сообществами. Надо включать местную локальную поддержку».

Мария Морозова, генеральный директор фонда Тимченко, подчеркнула, что фонд ежегодно поддерживает от 700 до 1000 проектов, в том числе в малых городах и селах: «Мы обречены работать с нашими региональными партнерами, которые, в свою очередь, уже поддерживают конечного благополучателя. Ради этого и работает наш фонд». Итог такого сотрудничество крупных донорских организаций с небольшими местными НКО и сообществами в регионах – новые рабочие места, приток на территорию финансирования, туристов, инфраструктуры.  А данные о необходимости различной помощи на местах доноры могут получать только с помощью таких местных партнеров и благополучателей. «Они — неотъемлемая часть работы по сбору информации. Мы создаем систему, от которой все в выигрыше», — говорит Мария Морозова.

Если раньше в грантовых конкурсах участвовали небольшие группы активных граждан, то сейчас это уже превращается в государственно-частное партнерство в регионах, отмечает Юлия Мазанова, заместитель генерального директора по устойчивому развитию и коммуникациям, «Металлоинвест».  Компания выделяет 26 млн рублей на проекты, которые выросли из небольших инициатив и грантовых конкуросв и которые делают НКО в городах присутствия компании.

«Почему бизнес поддерживает НКО на местах? Важно развитие территорий и качество городской среды, чтобы сотрудникам компании было комфортно жить в таких городах. А для этого нужно приложение местных усилий, невозможно это осуществить из офиса из Москвы. Это надо делать с профессионалами в регионах», — отмечает Юлия Мазанова.

Директор по внешним коммуникациям и связям с общественностью группы МТС  Елена Кохановская также отметила, что  компания сделала ставку на взаимодействие с местными силами, что сильно повысило скорость создания партнерства: «Мы старались вовлекать людей в местные проекты, в местные сообщества. Например, дали им возможность создавать маршруты тех туристических мест, которые есть на территориях. А потом создавали онлайн-маршруты по этим местам».

Как сделать так, чтобы помогать было легче 

49 процентов некоммерческих организаций считают, что доноров надо приглашать для обсуждения повестки конкурса еще до его объявления, а потом важно обсуждать итоги конкурса, сообщила Юлия Ходорова, руководитель группы исследований, благотворительный фонд развития филантропии «КАФ». Таковы итоги исследования, проведенного КАФ, во время которого были получены ответы от 510 НКО.  

Еще один общий вывод, с которым согласны и доноры, — нужно поддерживать административные расходы.  По данным исследования, 66 процентов НКО хотели бы получать гранты на текущую деятельность, а не только на проекты.

Кроме того, важно упрощать систему отчетности и вообще процедурные вопросы. Например, фонд Тимченко упростил форму заявки на грант и форму отчетов. Для НКО это большое облегчение.  Во время пандемии некоммерческие организации просто задыхались он обрушившейся на них работы с отчетностью перед донорами. Было бы хорошо, чтобы и государство сделало отчетные процедуры более простыми. Не только НКО, но и донорские организации столкнулись в пандемию с бюрократическими трудностями в оформлении различных процессов, тогда как все нужно было решать максимально быстро.

С одной стороны, надо слышать и претензии донора, с другой – нужно сделать так, чтобы помощь не превращалась в головную боль для НКО, — замечает Марина Михайлова, директор Архангельского центра социальных технологий «Гарант». — Отчетность иногда просят внезапно, когда уже проект давно закончен. Кроме того, каждый проект с грантом, который требует софинансирования, просто убивает некоммерческую организацию, появляется вал дополнительной работы». 

С точки зрения солидарности и успеха кооперации усилий, считает Мария Морозова, важна обратная связь от партнеров и благополучателей.  А Елена Кохановская считает, что нужно проработать принципы измерения социального эффекта такой работы, тогда бизнес будет лучше понимать, как участвовать в таких социальных проектах.  Марина Михайлова предложила создать площадку доноров для диалога друг с другом за закрытыми дверями: «У доноров тоже есть свои сложности и ограничения, и, наверное, им надо это обсуждать». А еще это поможет грантодающим организациям разобраться в том, каким НКО и как надо помогать. Ведь одни фонды – маленькие и они оказывают  прямую адресную помощь на местах, другие НКО работают с инфраструктурной помощью. «Вообще, НКО всегда ценны своей работой на местах, но донорам их работа не всегда понятна», — замечает Марина Михайлова. 

Ксения Франк полагает, что партнерства доноров не получилось потому, что грантодающие организации не всегда пересекаются – каждый работает в своем поле. «Но стоит быть более самокритичным – чтобы быстро в условиях кризиса создать новую программу, нужен опыт партнерства. А когда каждый работает в своей логике, спонтанно это сделать сложно», — считает Ксения Франк. Таким образом, надо задуматься о том, а какие партнерства  уже есть сегодня, которые могут пригодиться на будущее, ведь пандемия коронавируса может быть не последним катаклизмом, и нужно заранее заготавливать партнерства и закладывать силы и средства в поддержку друг друга.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply