Цифровая трансформация НКО: результаты исследования


Центр оценки общественных инициатив ИППИ НИУ ВШЭ при поддержке программы «Центр развития филантропии» Благотворительного фонда Владимира Потанина и Благотворительного фонда поддержки и развития социальных программ «Социальный навигатор» провел исследование «Цифровизация некоммерческого сектора: готовность, барьеры и эффекты».

Цель работы — изучить, как благотворительный сектор применяет цифровые технологии и что мешает развитию этой сферы. В рамках исследования было опрошено 412 НКО, проведено более 40 интервью с руководителями некоммерческих организаций.

Главные выводы исследования — в материале «Филантропа».

В догоняющих или в отстающих?

Авторы исследования разделили НКО на три группы, в зависимости от успешности и глубины использования цифровых решений. 

В лидеры попали 13% опрошенных НКО – это те организации, в которых высокий уровень цифровизации. Если проанализировать, то среди лидеров больше всего крупных организаций (работающих на всю Россию), больших (с персоналом более чем 10 сотрудников), с молодым (до 40 лет) руководителем и различными источниками (5 и более) финансирования.

Больше всего догоняющих – это 72% НКО, со средним уровнем цифровизации. Чаще это не крупные фонды, а АНО, и работают такие структуры чаще всего в сфере культуры и искусства.

Остальные 16% попали в группу отстающих. Это региональные маленькие НКО, общественные организации, работающие на волонтерских началах (без сотрудников), а также организации с сотрудниками старше 50 лет и руководителем старше 60 лет.

Кстати, что касается возраста, если говорить о том, чтобы НКО с разновозрастными сотрудниками могли более успешно осваивать цифровые технологии, то тогда, считает Татьяна Задирако, глава фонда «Социальный навигатор», и интерфейс программ должен быть «интуитивно понятен даже для 50+, для нас цифровое портфолио должно быть возрастно-разнообразным».

Какие механизмы используются

66% опрошенных организаций задействуют в своей работе одновременно десять и более цифровых решений. И самый популярный механизм — веб-аналитика (88% НКО-лидеров используют эти программы). Ну а слабо освоенными пока остаются технологии дополненной (AR) и виртуальной реальности (VR) (их применяют 8% НКО-лидеров, 4% догоняющих и 2% отстающих организаций).

Судя по результатам исследования, в цифровых технологиях мы пока еще не сильно продвинулись вперед. До сих пор самой распространенной цифровой практикой среди НКО остаются мессенджеры (88%). Но это объяснимо: практически в любом коллективе это способ рабочей коммуникации, это уже стало гораздо удобнее, чем, допустим, корпоративная электронная почта. Ну а в 2020 году, с приходом пандемии коронавируса, все быстро освоили видеотрансляции (84%) и видеосовещания.

Соцсети – без этого тоже по-прежнему никак. Это не только собственные посты: НКО применяют репосты публикаций других пользователей или страниц (57%), на сторис приходится 45% использования, 42% НКО рассылают посты своим подписчикам. Используются также опросы (40%), прямые эфиры и трансляции (35%). 

Есть, опять же, и пока еще малопопулярные механизмы – например, чат-боты и стикеры, ими пользуются только 7% каждой выделенной группы НКО. «При этом чат-боты являются эффективным каналом взаимодействия с целевыми аудиториями, позволяющим, например, автоматизировать коммуникацию по наиболее частым вопросам», — напоминают авторы исследования.

Сайт – еще один способ коммуникации с аудиторией. В последнее время считается, что соцсети работают успешнее сайтов, однако без него тоже никуда: это способ продемонстрировать свою прозрачность, активность, показать отчетность и поделиться новостями. Однако исследование показало интересные результаты. Например, 39% сайтов опрошенных организаций не принимают никакие из перечисленных способов оплаты. А самым распространенным способом приема пожертвований пока еще является указание реквизитов для банковского перевода (так поступает 44% НКО). «Только треть опрошенных НКО принимают к оплате банковские карты (34%), 22% виртуальные кошельки, 12% указывают короткий номер для SMS и только 9% организаций имеют на сайте функцию оплаты через Apple или Google Pay», — сообщается в исследовании.

«Мы даже не представляли, что, оказывается, есть удобные сервисы — нужно просто расписаться, заключить договор и попросить программиста добавить на сайт кнопку, и все. То есть многие из НКО о таких возможностях не знают, либо не имеют опять же ресурсов, чтобы это внедрить», — таково мнение одного из респондентов, сотрудника  НКО, оказывающей социальные услуги

Что касается веб-аналитики, которую, как уже отмечено, используют НКО, то в трети случаев эти механизмы применяют при анализе эффективности работы сайтов и социальных сетей.  «Данный цифровой инструмент позволяет анализировать эффективность каналов коммуникации: статистику по открытиям email-рассылок, вовлеченность в социальных сетях, заходы на сайт. Анализ сайта и социальных сетей помогает отслеживать количество пожертвований и их источники, а именно конкретные наиболее эффективные каналы и фандрайзинговые активности. На основе анализа сайта и социальных сетей НКО могут выстраивать дальнейшую коммуникацию с донорами», — подчеркивают специалисты-исследователи, рекомендуя благотворительному сектору более активно применять веб-аналитику в работе.

Сложности pro bono

Как оказалось, 41% НКО в целом не готовы платить за цифровизацию и согласны использовать только бесплатные цифровые продукты. Однако в этом вопросе есть нюансы.

Во-первых, как отмечают сами представители IT-сферы, в подавляющем большинстве случаев запросы НКО совершенно непонятны специалистам этой отрасли. Вскрылась проблема «трудностей перевода»: сотрудники НКО, в силу незнания специфики IT-решений, digital-технологий, не могут сформулировать задачу. И все же 32% НКО прибегают к pro bono в этом вопросе. 

В то же время Юлия Скокова, директор Центра оценки общественных инициатив Института прикладных политических исследований НИУ ВШЭ, отмечает недоиспользованность ресурса волонтеров IT-сферы. Причины этого тоже существуют. «В НКО считают, что волонтерам нельзя дать большую задачу, а также нет понимания, что будет в итоге, особенно если это длительный проект. Под сложные задачи предпочитают нанимать за оплату специалистов», — поясняет Юлия Скокова. Руководители НКО признавали, что больший эффект дает внедрение IT-сотрудника в штат или его работа за оплату, чтобы такой человек лично отвечал за продвижение в организации новых технологий.

Кстати, как рассказала Юлия Скокова, в 75% случаев инициативу по внедрению цифровых решений проявляет руководитель организации, и только в трети случаев — коллектив. «Это говорит о хаосе управленческих решений», — считает Юлия.

Основным драйвером развития цифровизации сектора НКО считают грантодающие организации. На втором месте с небольшим отрывом — сами НКО, что подтверждает тезис о том, в сфере цифровизации российские НКО занимают активную субъектную позицию и считают это, в первую очередь, своей зоной ответственности. Примерно треть опрошенных ожидают поддержки от IТ-компаний и специалистов, органов власти разного уровня и IТ-волонтеров. Реже остальных в этом контексте упоминаются крупные НКО-лидеры и бизнес.

В целом, НКО (половина опрошенных) больше всего надеются на грантодающие организации, а на втором месте (48%) – на свои силы, и это, полагают авторы исследования, неплохо: это говорит о проактивной позиции некоммерческих организаций в саморазвитии в цифровой сфере. Наконец, треть НКО все же верит в силу бизнеса, считая, что IT-компании и специалисты (37%) могут помочь развитию цифровизации в благотворительном секторе. Есть также надежда на помощь органов власти разного уровня (35%).

«Легче и проще всего найти деньги на цифровизацию от частных доноров, это свободные деньги, с корпоратами сложнее», — считает Татьяна Задирако. В то же время важна и грантовая поддержка. Эксперт напомнила, что в 2020 году Благотворительный фонд Потанина первым запустил грант на использование НКО цифровых технологий.

Пандемия как толчок к развитию

Интересно, что трудный 2020 год принес благотворительному сектору не только сложности, но и плюсы. Как выяснили исследователи, на 67% НКО кризис сказался негативно. Но при этом все равно каждая четвертая организация признала, что видит положительные эффекты влияния пандемии коронавируса и связанного с ней кризиса. И главный эффект — пришло осознание цифровых провалов организации. «Появилось понимание того, какие сферы деятельности НКО надо цифровизировать, чтобы продолжать действовать в новых обстоятельствах и сохранить или даже увеличить эффективность работы, более очевидной стала необходимость быть более гибкими при ведении своей деятельности и быть готовыми к неожиданным изменениям внешней среды», — отмечается в исследовании.

Пандемия так или иначе заставила освоить новые технологии. Ведь многие перешли на удаленку. В итоге 57% внедрили в работу видеозвонки и трансляции, видеосовещания, многие, кстати, так и остались работать на этих технологиях, не возвращаясь к оффлайн-формату совещаний. Ряд НКО вообще отказался от офисной работы, оставив коллектив на удаленке, а значит, нужно внедрять новые цифровые технологии. 

Стимулы и барьеры

«Самый простой и понятный ответ на вопрос, почему организации понадобилась цифровизация, – «Жизнь заставила, поняли, что не справляемся», — рассказывает Юлия Скокова. Больше всего НКО стимулируют внутренние потребности в развитии: цифровые технологии помогают формировать имидж открытой организации, реализовывать принципы открытости, оптимизировать текущие процессы. А еще, кстати, мотивирует «желание быть модными и современными».

Также есть ощущение, что на НКО, использующие цифровые технологии, обращают больше внимания грантодатели и партнеры. Так что это еще и работа на будущее, на получение финансовой помощи, и в том числе на использование цифровых решений.

Цифровизация помогает НКО и масштабировать свою работу. Больше всего такой эффект отмечают НКО, оработающие в сфере образования. А еще переход в онлайн и цифру показал позитивную динамику пожертвований.

 Что же касается помех в использовании новых технологий, то чаще других называется недостаток финансирования. Второй по значимости барьер – низкая цифровая грамотность сотрудников НКО. А также восприятие коммерческими структурами НКО как потребителя IT-услуг: IТ-специалисты часто не считают НКО платежеспособным заказчиком. 

Есть и психологические барьеры: неготовность сотрудников НКО к цифровизации, их сопротивление изменениям, непонимание нужности цифровизации в работе.

Внедрению цифровых технологий порой мешают банальные бытовые вопросы. Как отметили участники дискуссии, представители НКО из разных регионов, «чтобы работали цифровые механизмы, нужен хороший интернет и оборудование и дома, и в офисе НКО». Кроме того, проблема с банальными знаниями: многие НКО не знают, что можно получить официальное программное обеспечение, а не использовать пиратский софт.  И в целом, считают сотрудники и руководители некоммерческих организаций, о цифровой трансформации в благотворительном секторе пока можно говорить только применительно к лидерам сектора, а в большинстве своем НКО пока проходят цифровой ликбез.

Что еще может помочь НКО в освоении цифровой среды? По мнению Татьяны Задирако, стоит использовать разные направления: «Во-первых, организации нужен бенчмаркинг, чтобы сравнивать себя с другими – по направлениям, по степени развитости. Также нужно изучить рынок IT-услуг для выбора поставщика услуг». 

Как отмечает Татьяна Задирако, очень важно, чтобы все стороны осознавали нужность внедрения цифровых процессов в благотворительную работу: «Важно и взаимодействие с коллективом: на всех этапах надо беседовать с сотрудниками, обсуждать результаты. Наконец, надо также беседовать с донорами, объяснять, для чего НКО нужна цифровизация». И вообще НКО не должны бояться говорить о нуждах на административные расходы, ведь это необходимая часть работы.

Кстати, считает эксперт, НКО сами порой не находят для себя объяснения, а для чего IT-компании бесплатно помогают благотворительным структурам в решении digital-вопросов. Ответ прост: такая работа pro-bono для компаний и специалистов – социальная инвестиция. Но все равно бизнес хочет взаимных бонусов. «Поэтому важно давать партнерам четкое понимание, как эта конкретная НКО может помочь компании, для чего бизнесу это нужного, что полезного такое сотрудничество несет для обеих сторон. Да, это КСО, достижение целей устойчивого развития, волонтерская и социальная работа для бизнеса, но все равно от партнерства с НКО должна быть какая-то польза», — считает Татьяна Задирако. 

Как сообщила Татьяна Задирако, в планах провести для сотрудников НКО образовательные секции с IBM в направлении обучения процессам цифровизации.

 

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий