«Этап взросления сектора»: эксперты о рэнкинге благотворительных организаций


Опубликован Рэнкинг российских благотворительных организаций, который в подготовил благотворительный фонд «Социальный навигатор». На платформе charity-nav.ru представлены 11972 благотворительных организаций, из них 982 получили рейтинговые звёзды, а 244 организации — максимальную оценку в 4 звезды. Среди тех, кто получил 4 звезды, — Благотворительный фонд Владимира Потанина, фонд АФКС «Система», детский хоспис «Дом с маяком»,  благотворительные фонды «Абсолют-Помощь», «АИФ Доброе сердце», «Дети наши» и другие

По просьбе «Филантропа» участники рэнкинга, партнёры и эксперты рассказали о том, какие задачи решает рэнкинг и как его можно использовать в работе. 

Презентация Рэнкинга благотворительных организаций в Благосфере. Фото предоставлено пресс-службой

Как создавался рэнкинг и почему ему можно верить? 

Андрей Борин, генеральный директор компании «Ласп Технологии»  (компания «Ласп Технологии» — технологический партнёр БФ «Социальный навигатор»):

«Работа над проектом шла больше года. Объём работы был очень большим, пришлось из множества источников, не всегда прозрачных, доставать информацию. В некоммерческом секторе мало формализуемых критериев, сбор данных происходит очень сложно и требует постоянной настройки вручную.

«Хочется, чтобы в секторе повысился уровень прозрачности»: Татьяна Задирако о первом рэнкинге благотворительных организаций

В итоге получилась масштабная база данных, но это лишь начало, главное — это то, как она будет жить дальше. Любой рейтинг или рэнкинг в последующем должен создать площадку для общения. И наш рэнкинг — лишь первая работа, которая должна подтолкнуть организации к обсуждению общих параметров, через которые можно прозрачно управлять сектором. Не все благотворители любят слово «управление». Но любого рода систематизация помогает делать работу эффективнее.

Можно сказать, что рэнкинг — это в хорошем смысле черновик, первую часть работы мы сделали — собрали информацию. Но теперь задача меняется — от запуска к вовлечению сообщества в совместную работу и коммуникацию.

Именно для этого мы сделали личный кабинет на сайте, через который можно передавать материалы. Это открытая площадка, созданная для обсуждений и изменений. И если организации готовы к совместной работе, хотят что-то менять, добавлять, то важно эти данные отправлять нам — и мы всё учтём. Рэнкинг, по сути, коллективное творчество, где важны мнения всех участников.

Почему стоит доверять рэнкингу? Он составлен на основе той информации, которую организации публикуют о себе сами. Мы даём НКО возможность посмотреть на себя со стороны, увидеть «своё лицо». Это прозрачная, открытая система, сделанная по очень понятным принципам».

Какие главные критерии рэнкинга?

Вячеслав Бахмин, Председатель экспертного совета Фонда Политехнического музея, эксперт Комитета гражданских инициатив

«В секторе нет единой базы данных, на него сложно взглянуть в масштабе. Да, существуют базы данных, составленных госорганами, но речь в данном случае не об этом. Мы все нуждались в единой агрегированной (верифицированной, что важно) информации. Много организаций пришлось перебрать вручную, проделан титанический труд. Наша история про рейтинг открытости и прозрачности НКО. Почему это важно? Если организация открытая, то ее сложно в чем-то обвинить, она не может быть плохой по определению. Открытость – это ключ к доверию со стороны людей.

Мы сделали рэнкинг по критерию прозрачности, но это не единственный критерий, которым нужно руководствоваться.

Надеюсь, что в будущем мы запустим аналогичные проекты и по другим категориям, но уже без ручного подсчета. Это этап взросления некоммерческого сектора России».

Что говорят юристы о рэнкинге? 

Дарья Милославская, председатель Совета ассоциации «Юристы за гражданское общество»:

«Представление НКО о правовом поле  и законодательная реальность сильно различаются. К сожалению, большое количество  некоммерческих организаций не отличаются явной юридической педантичностью. Это обстоятельство давно нам известно. Мешало ли оно в разработке рэнкинга? Не очень. «Юристы за гражданское общество» в данном случае помогали фонду «Социальный навигатор» выявить исключительно формальные закрепленные законом обязанности, которые есть у НКО.  Например, ежегодная отчетность в Минюст, причем отчетность как по закону об НКО, так и по закону о благотворительности, бухгалтерская отчетность, аудит для благотворительных фондов — все это обязательства, которые берет на себя организация, которая регистрируется как благотворительная. А благотворительный статус неформально накладывает на организацию дополнительную ответственность — открытость перед обществом, государством, благотворителями, а посему посмотреть ее состоятельность имеет право любой желающий.

На мой взгляд, рэнкинг нужен всем игрокам в равной степени: госорганам, донорам, самим НКО.

Вряд ли региональные органы власти смогут оценивать участников конкурсов  с использованием данного ресурса, но формальным критерием он, конечно, не будет. А вот донорам, наверное,  будет интересно сделать в качестве формальных критериев, повышающих конкурсные баллы,  наличие звезд в рэнкинге при условии его постоянного обновления. Внутри же сектора рэнкинг, полагаю, может выступать в качестве некоторого индикатора. В данном случае индикатора соответствия требованиям. Скорее всего самыми активными будут организации с тремя звездами, которым будет интересно устранить мелкие недочеты и получить четвертую звезду, тем самым не отставая от  самых продвинутых коллег».

Зачем рэнкинг государству?

Елена Иваницкая, заместитель директора Департамента развития социальной сферы и сектора некоммерческих организаций Минэкономразвития России:

«В секторе появился важный механизм саморегулирования. Только представьте: агрегирована информация о почти двенадцати тысяч организаций. На самом деле Минэконом развития ведет единый реестр, критерии которого достаточно просты: НКО должна прилежно сдавать отчет о своей работе в Минюст. Наличие сайта, другой информации в данном случае носит необязательный характер. Наличие рэнкинга позволит региональным органам власти при проведении грантового конкурса изучать работу организаций, опираясь в том числе и эти данные».

Что оценивает рэнкинг?

Мария Черток, директор благотворительного фонда развития филантропии «КАФ»:

«Рейтинг или рэнкинг — изначально американское изобретение, которое затем было адаптировано в некоторых других странах. В Великобритании, стране с высокой культурой благотворительности, например, вообще нет никаких рейтингов, и это, наверное, неслучайно. Да и в США рэнкинги активно критикуют, и они эту критику воспринимают и меняются под ее влиянием. К примеру, несколько лет назад была очень активная дискуссия о том, что высокая доля административных расходов не является показателем неэффективности организации и вовсе не означает, что она транжирит деньги жертвователей, потому что административные расходы сильно зависят от того, чем организация занимается. В результате этой дискуссии рейтинг был скорректирован.

В нашем случае рэнкинг — это не оценка всей деятельности НКО, а только оценка её прозрачности и открытости.

То есть пользователь, зайдя на портал, может узнать, насколько хорошо НКО отчитывается, проходит ли она аудит, публикует ли отчет о своей деятельности, есть ли у нее сайт и группы в соцсетях и прочее. Это все очень важные аспекты деятельности НКО, их публичное лицо. Но из рэнкинга нельзя будет понять, например, насколько клиенты НКО довольны качеством ее услуг, или насколько эффективно она тратит средства, или какая квалификация у ее сотрудников. Просто такой задачи перед создателями рэнкинга не стояло».

Как рэнкинг будут использовать НКО и доноры?

Оксана Орачева, генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина:

«Рэнкинг полезен для самооценки. Организация может посмотреть на себя изнутри и сравнить с коллегами. Кстати, количество звезд — мерило достаточно условное, и как минимум, не основной критерий для крупного донора при решении о выделении денег».

Николай Троцкий, директор по коммуникациям благотворительного фонда  «Искусство, наука и спорт»:

«Рэнкинг — важный инструмент для собственной оценки внутри НКО и для внешнего оценивания. Уверен, что все знают свои сильные и слабые стороны, — в части прозрачности, например, мы знаем, куда двигаться и как развивать прозрачность деятельности. Но всегда полезно, когда есть внешняя экспертиза, которая подсказывает, в какой части необходимо улучшить работу. Предположу, что у организаций, у которых сейчас две звезды, в следующем году будет четыре, хотя можно ждать и обратного результата.

Такие инструменты в принципе — признак роста всего сектора, так мы показываем всем, что сектор развивается.

Рэнкинг — хорошее подспорье и для бизнеса, для развития программ КСО, и для государства, и для грантодающих организаций.

Ну и конечно, рэнкинг будет очень полезен всем тех, кто сотрудничает с НКО в регионах. Так, наш фонд работает во многих регионах, в частности по программе «НКО-Сократ», направленной на профессионализацию сектора. Нам важно понимать состояние местных НКО, какая ситуация у них с прозрачностью, в частности. Причём, думаю, что при выборе партнёра важно выбирать не только организации с четырьмя звёздами, но и НКО без звезд, чтобы повысить их уровень профессионализма и как раз помочь им улучшить оценку работы. Ведь стратегическая задача таких фондов, как наш, —развивать сектор, в том числе и в регионах».

Олег Шарипков, Исполнительный директор Фонд местного сообщества «Гражданский Союз»:

«У «Гражданского Союза» в рэнкинге три звезды. Стремимся ли мы к получению четвертой? Безусловно. Это отчасти вопрос не столько престижа, сколько ответственности перед сектором, донорами. Четыре звезды — это относительно высокий уровень прозрачности работы организации. Рэнкинг важен нашим донорам, благотворителям, другим НКО, которым мы можем передавать опыт. Думаю, что крупные грантовые организации со временем будут учитывать рэнкинг и смотреть на рейтинг заявителя. К примеру, «Гражданский Союз» — это грантодающая организация, и мы обращаем внимание на степень прозрачности, наличие отчетов. Наши эксперты первым делом заходят в сеть и изучают сайты заявителей, аккаунты в соцсетях».

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий