«Интерес к оценке будет расти»: Ольга Евдокимова об итогах конференции по оценке, актуальных трендах и вызовах


19-21 октября 2021 года прошла VII Конференция Ассоциации специалистов по оценке программ и политик в России. Конференция собрала в онлайн-формате около 200 активных участников. Об актуальных трендах в оценке социальных проектов и программ, влиянии пандемии, мифах, необходимых компетенциях для проведения оценки Юлия Вяткина, корреспондент сайта «Филантроп», поговорила с директором АНО «Эволюция и филантропия» Ольгой Евдокимовой.

Ольга Евдокимова, фото из личного архива

«Начинается специализация оценки по направлениям программной деятельности»

— Конференция по оценке проводится уже семь лет. Какие итоги можно подвести за эти годы? Что удалось сделать Ассоциации специалистов по оценке программ и политик, развивая эту тему в России? 

— Конференция – это ключевой продукт Ассоциации, и мы гордимся, что проводим ее ежегодно. До прошлого 2020 года конференции проводились оффлайн. Мы собирали около 50-70 участников. В этом году, как и в 2020, конференция прошла в онлайн-формате, и у нас было порядка 400 зарегистрированных участников, это абсолютно уникальные цифры для нас. Непосредственных участников было около 200 – те, кто приходили на сессии, задавали вопросы, принимали участие в обсуждении.

Именно в этом году произошёл качественный скачок. У нас за семь лет никогда не было такой насыщенной программы, которая отражала бы разнообразие взглядов и подходов к оценке. Можно говорить о том, что у нас активно развивается инфраструктура оценки, где есть спрос, предложение, разные игроки. 

Если раньше мы обсуждали общие подходы к оценке, практические кейсы в ограниченном количестве тематик (семья и дети, образование, иногда социальное предпринимательство), то на этой конференции мы уже стали говорить о специфических подходах, присущих разным игрокам: государству, частным фондам, бизнесу, социальному предпринимательству. Кроме того, появилось разнообразие тематических областей: наука и искусство, спорт, программы содействия занятости. 

Первый раз у нас была сессия, посвященная оценке программ в сфере спорта.

Она была предложена Фондом Тимченко, стратегическим партнером конференции. Мы очень волновались, потому что практики еще мало. Однако на эту сессию пришло около 70 человек, в т.ч. чиновники. Можете себе представить, какой запрос есть? 

Все это говорит о том, что начинается специализация оценки по направлению, что безусловно свидетельствует о растущем рынке и запросе в профессиональном сообществе на оценку.

Также, как тренд, мы видим, что растет плеяда оценщиков не общего профиля, а оценщиков по направлению. Пока что только по одному направлению «Семья и дети», потому что есть лидер, который целенаправленно инвестировал в это (Фонд Тимченко). 

Доказательная база: как оценка эффективности НКО влияет на финансовую устойчивость

— Какие ключевые моменты в сфере оценки усилила пандемия?

— В условиях пандемии обостряются некоторые социальные проблемы, в том числе проблема неравенства, домашнего насилия, бездомных животных, экологии. Чтобы выстраивать эффективные стратегии по преодолению этих проблем, нужно вкладывать ресурсы в исследования, в оценку потребностей, в формирование партнёрств. Для этого, конечно, все инструменты оценки очень сильно нужны. Это и теория изменений, которая позволяет комплексно рассматривать социальные проблемы и складывать усилия разных игроков, а также углубленная и дифференцированная оценка потребностей разных благополучателей с учетом разнообразной специфики. То есть становится востребованным полный ряд оценки и ее инструментарий. 

С другой стороны, пандемия усилила интерес государства к некоммерческому сектору, к оказанию социальных услуг. Она позволила открыть новые каналы привлечения ресурсов, ранее не доступные НКО. Тот же самый закон о налоговом вычете за имущество, которое бизнес передал некоммерческим организациям и медицинским НКО, борющимся с пандемией.

В часть НКО из-за пандемии увеличился поток средств. Естественным образом возросли требования со стороны финансирующих сторон к доказательствам эффективности. В этом смысле оценка как раз очень хорошо проявляется как инструмент подотчётности, то есть ты должен доказывать, что ты эффективен, прозрачен, достигаешь всех целей, на которые тебе эти средства передали. 

Есть и некие другие тенденции, связанные с тем, что конкуренция за ресурсы тоже увеличивается, поэтому тебе надо доказывать не только то, что ты эффективен, но и то, что ты не менее эффективен, чем другие игроки. 

Стоит помнить о том, что оценка использует данные. И сейчас много внимания уделяется именно цифровизации сбора данных. Все переходит в интернет-пространство, специалистам нужны новые компетенции, чтобы этот сбор данных осуществлять. 

И что ещё — опыт показал, что НКО, которые не озаботились переводом данных, хранящихся на бумаге, в цифровой формат, испытывали затруднения в оперативном доступе к данным для анализа своей эффективности.

«Интерес к оценке у государства будет расти»

— Один из трендов последних лет — интерес к оценке у органов государственной власти. Как вы думаете, с чем связан этот интерес, помимо того, что есть задача оценки национальных проектов?

— Среди органов государственной власти и институтов развития, которые развивают оценку, доказательный подход при реализации государственных программ, — Счётная палата РФ, Минфин РФ, госкорпорация ВЭБ.РФ. Например, Минфин в нашей стране является тем органом, который, в том числе, отвечает за доступ НКО к оказанию государственных услуг. А тандем Минфин – ВЭБ.РФ заинтересован в распространении практики оценки, потому что без нее не работают инновационные механизмы реализации социальных проектов. Идея государственно-частного партнёрства в социальной сфере близка государству по разным причинам, как минимум потому, что речь идёт о бюджетной эффективности. 

— Часто ли НКО используют оценку «для галочки», например, когда это необходимо им для грантовых заявок?

— Для развития оценки внутри организации это неплохой старт. Да, сначала мы видим, что это делается «для галочки», ради отчётности. Да, сначала методологическая строгость этой оценки идет в рамках ресурсов, которые есть у этой организации. Но постепенно организация научается и рефлексирует. Когда уже есть навык оценки, эти процессы становятся более зрелыми. И от оценки «для галочки» организация постепенно переходит к оценке как инструменту для улучшения программ. В этом нет ничего плохого. Наоборот, такой внешний стимул тоже нужен.

«Оценщику нужны цифровые компетенции»

— Давайте поговорим про профессию оценщика. Какие компетенции необходимы таким специалистам и кто может стать оценщиком, какой бэкграунд для этого необходим?

— Бэкграунд может быть любой: географ, экономист, социолог, психолог… У нас в стране в вузах только начинают появляться образовательные программы по оценке, а за рубежом университеты уже готовят будущих специалистов по оценке. 

Если говорить про компетенции, то сейчас, как и в любой профессии, они меняются. Пять лет назад нужен был один набор компетенций, а сейчас другой. Поэтому, если мы говорим об оценке в целом, то скорее всего, это будет подход с разными компетенциями, то есть необходима команда оценщиков. Обязательно кто-то из тематической области, обязательно аналитик данных. Большое значение приобретают цифровые компетенции: это и владение самыми разнообразными IT-технологиями, и умение анализировать и визуализировать данные, и сбор данных в интернете, в т.ч. через соцсети. И эта компетенция требует особого внимания среди оценщиков. Мы, конечно, испытываем дефицит молодых кадров, как и весь некоммерческий сектор. Хотим, чтобы в профессию пришли оценщики, которые могли бы свободно ориентироваться в виртуальном пространстве.

Кроме того, ты имеешь дело с людьми, а это всегда чувствительно и для того, кого оценивают, и для того, кто оценивает. Поэтому наряду с тем, что мы должны развивать новые компетенции, постоянно обучаться, нам важно сохранить этическую основу.

Мы, как ассоциация, видим свою миссию в том, чтобы соблюдались этические принципы, стандарты, какие-то общие подходы, — то, что называется культура оценки. Однако культура не развивается соразмерно запросам, и, бывает, что происходит некая подмена: то, что не является оценкой, выдаётся за оценку. Это всегда происходит, когда спрос превышает предложение. 

«Вложив один рубль, мы получили три рубля в виде созданных ценностей»: как компания ОМК провела оценку благотворительных проектов

«Оценка — вопрос не денег, а приоритетов»

— Оценка — не дешевое мероприятие для НКО. Где искать деньги и возможности на ее проведение?

— На мой взгляд, разговоры про дороговизну оценки сильно преувеличены. На самом деле это зависит от запроса и задач, которые надо решить с помощью оценки.

Есть разные подходы к оценке для разных управленческих потребностей. Ты можешь получить оценку вполне экономичным способом, например, собрать обратную связь от своих благополучателей. А если нужна более строгая оценка, например, для донора в целях масштабирования программы, там, наверное, речь действительно идёт о каких-то других затратах, и тогда необходимо вести переговоры с этим донором, показывать ему возможные варианты. 

При этом, когда государство инвестирует десятки, если не сотни миллионов рублей в проекты социального воздействия, то в таких случаях затраты на оценку должны быть адекватны. В рамках больших бюджетов — да, это недешёвая оценка, но она и соответствует программе. Если бюджет программы совсем маленький, то и средства здесь могут быть совершенно соразмерные. Поэтому говорить, что оценка всегда дорогая нельзя, она может быть совершенно посильной задачей. 

Более того, если в организации достаточно зрелый руководитель, который инвестирует в создание культуры оценки внутри организации, то там будут и зрелые процессы мониторинга. Значит внешняя оценка обойдется значительно дешевле. 

В моей практике было несколько интересных случаев, когда организации говорили о том, что им неоткуда взять денег на оценку. Но вот был, например, конкурс Фонда Тимченко, они разрешали именно на оценку выделить 5-10% из бюджета, но никто этим не пользовался, потому что деньги распределялись только на саму деятельность. То же самое про конкурс Комитета общественных связей, когда там была команда Александры Александровой. В грантовый конкурс было зашито 5% на оценку, но никто им не пользовался на тот момент. Так что я думаю, это вопрос не денег, а приоритетов в голове руководителей.

«Хочется, чтобы в секторе повысился уровень прозрачности»: Татьяна Задирако о первом рэнкинге благотворительных организаций

— Какие ещё мифы вокруг темы оценки можно выделить? 

— Первый миф: «нас оценивать нельзя, потому что мы несём добро людям», «счастье оценивать нельзя» и так далее. Оценить можно что угодно, качество жизни тоже оценивается и оцифровывается. 

Второй миф: «мы не можем себя оценивать, потому что нет единой методики оценки». Оценка – это очень гибкий и многоплановый инструмент, который позволяет отвечать на твои управленческие запросы. Не нужна никакая единая методика оценки, поскольку запросы могут быть какие угодно, и ты именно под свой вопрос и подстраиваешь оценку. 

Еще один миф, что оценка может быть только внешней, что люди внутри организации не могут сами себя оценивать.

Тем временем оценка бывает и внутренняя, и внешняя, и существуют подходы, когда ты в организации можешь сам себя оценивать, или когда в эту оценку включены коллеги из твоей организации, которые заняты в других программах — это тоже принято считать оценкой.

«Оценка влияет на лояльность сотрудников»

— Как, на ваш взгляд, нужно рассказывать об оценке, чтобы и в теме заинтересовать, и чтобы это не выглядело субъективно или ограничивалось цифрами?

— Важно рассказывать про тех, кто уже прошел путь развития мониторинга и оценки, с какими сложностями они встречались и как искали пути преодоления, что им помогало, какие конкретные бенефиты они получают. У нас, кстати, много сейчас небольших региональных организаций, кто несколько лет уже целенаправленно занимается развитием оценки у себя. 

Есть еще такой интересный ракурс: как оценка влияет на лояльность сотрудников в организации. В НКО работают разные люди. Например, в кризисном центре среди сотрудников есть администраторы. Когда там была проведена внешняя оценка по сбору обратной связи, то в интервью выпускницы центра подчеркивали роль администраторов в создании тёплой атмосферы в этих кризисных центрах. И это, конечно, очень сильно воодушевляло и мотивировало тот персонал, который работает в центре за очень скромные деньги. Им может казаться, что их роль недооценена. Кроме того, все мы знаем истории с выгоранием сотрудников НКО. Так вот, обсуждение результатов оценки с персоналом является мощным фактором, наравне с другими, конечно, против выгорания. Ты получаешь дополнительное внешнее подтверждение твоей нужности, твоей полезности, твоей ценности. Это и для нас был очень неожиданный ракурс. Мы эти истории теперь включаем в рассказы организаций, как им помогла оценка. Мы в некоммерческом секторе много внимания уделяем благополучателям и почему-то считаем, что можем в меньшей степени заботиться о сотрудниках. А миф о том, что в благотворительности люди должны работать за три копейки или вообще бесплатно иногда поддерживается и крупными донорами, и государственными грантодателями. При этом и те, и другие хотят видеть значительные социальные эффекты от реализации социальных программ, что невозможно достичь без профессионализма исполнителей, сотрудников НКО. И этот профессионализм необходимо поддерживать и развивать, инвестировать в развитие компетенций сотрудников, в том числе и развитие их оценочных компетенций.

 

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий