«Мемориал», партнерства, цифровизация: итоги года в некоммерческом секторе


По традиции журнал «Филантроп» спрашивает экспертов некоммерческого сектора об основных итогах и трендах уходящего года. Каким запомнился 2021 год для руководителей НКО — в нашем материале.

Закон об иностранных агентах и давление на НКО 

Вячеслав Бахмин, правозащитник, сопредседатель Московской Хельсинкской группы: 

«Давление на некоммерческие организации в 2021 году значительно усилилось, в том числе и на „Мемориал“. Мы все следим за ситуацией вокруг „Мемориала“.

Если организацию закроют, то это новый „качественный“ во взаимоотношениях сектора с государством. Очевидно, что ситуация с закручиванием гаек может продолжиться».

Мария Черток, директор БФ «КАФ»: 

«Закон об иностранных агентах превратился в инструмент наказания независимых СМИ и еще целого ряда НКО, стал частью жизни значительного числа частных лиц.

Он остается дамокловым мечом и постоянным источником риска для сектора в целом, а инициированный на его основании иск о ликвидации „Мемориала“ — знаковое событие. В случае принятия решения о ликвидации, это может оказаться точкой невозврата для всего гражданского общества

В продолжение тяжелой темы не могу не отметить, что целый ряд достижений гражданского общества, которые в свое время изменили жизнь многих людей к лучшему, оказываются под угрозой. Это и независимое наблюдение за ситуацией в тюрьмах (нужное сейчас, как никогда) и защита прав солдат в армии, и сфера исторической памяти (дело „Мемориала“ и приговор Юрию Дмитриеву), и ситуация с ВИЧ. НКО продолжают заниматься важными темами, затрагивающими тысячи людей (например, сейчас на повестке закон о распределенной опеке) и достигают в них системных сдвигов, но в то же время больно видеть, как прежние достижения сливаются, а их лидеры подвергаются гонениям».

Владимир Берхин, президент БФ «Предание»:

«Главный тренд уходящего года — репрессивный, связанный с постоянным расширением списков „иностранных агентов“ и красиво венчающийся иском Минюста о ликвидации „Международного Мемориала“. В следующем году этот тренд несомненно усилится и упрочится. Когда „закончатся“ правозащитники и журналисты (экологи уже более-менее закончились), всё тоже самое повторится с НКО, работающими в сфере медицинской помощи. Этого я жду от следующего года. Хороших новостей у меня нет».

Татьяна Задирако, учредитель и исполнительный директор фонда «Социальный навигатор»: 

«Есть несколько событий, которые, с моей точки зрения, стали наиболее значимыми для сектора в 2021 году. Первое и самое важное, на мой взгляд, это ситуация с судебным разбирательством с „Мемориалом“. Почему это важно: этот факт — подтверждение тенденции политизации при принятии решений о работе НКО. Я очень надеюсь, что после выступления господина Муратова на вручении Нобелевской премии и при активном участии СПЧ в разговоре с властью, ситуация вернется в конструктивное русло. И решения будут приняты правильные, а выводы сделаны в пользу развития подлинного гражданского общества».

Помощь больницам, приюты для бедных, школы для женщин. На что нобелевские лауреаты жертвовали свои премии

Поддержка и партнерства 

Анна Скоробогатова, исполнительный директор благотворительных фондов «Свет» и «Абсолют-помощь»:

«Один из несомненных трендов этого года — рост партнерств между некоммерческими организациями из разных регионов, бизнесом и государством. Вместе легче внедрять системные изменения и масштабировать лучшие практики.

Также очевидно пристальное внимание к оценке собственной организационной зрелости НКО и социального воздействия. В этом году мы говорили о подходах к оценке результатов деятельности и социального эффекта почти на каждой конференции».

Вячеслав Бахмин, правозащитник, сопредседатель Московской Хельсинкской группы: 

«Тренд на солидаризацию сектора, стартовавший с началом ковида, продолжился и в 2021 году. Мы видим взаимную поддержку между организациями, сектор научился противостоять неожиданным изменениям в обществе. Вообще мы живем в постоянном режиме неожиданности и неопределенности. НКО сумели приспособиться к новым обстоятельства лучше государственного и даже частного сектора, как это ни парадоксально».

Виктория Агаджанова, директор БФ «Живой»:

«Сектор активно включился в обсуждение, опротестовывая новый порядок оказания онкологической помощи взрослым. Возможно, это принесло свои плоды. Это редкий случай единения фондов, организаций с целью максимально эффективно использовать ресурсы государства и учитывать при этом нужды пациентов.

2020—2021 годы сплотили сектор, мы стали более солидарными. Мы видим ответную реакцию коллег в процессе достижения глобальных задач в третьем секторе. НКО стали больше взаимодействовать друг с другом, с внешним миром.

Я уверена, что тренд продолжится хотя бы потому, что мы пережили вместе 2020, потом 2021 год, и прошли экзамен на сплоченность».

Юлия Жигулина, исполнительный директор российского фонда «Наше будущее»:

«Это был год, когда некоторые провалы стали очевидны и появились вызовы на их местах. Сейчас идёт гармонизация инструментов, которые могут смягчить эти провалы, дать траекторию для действий. Чтобы заасфальтировать дорогу, надо дать возможность людям предложить самую удобную тропу. Мне кажется, сейчас такой момент, когда все силы направлены на то, чтобы найти эту удобную тропу. Мы возвращаемся снова к таким ценностям, как доверие, солидарность, партнёрство, все становятся друг для друга более понятными, и на этой базе появляются новые коллаборация, которые готовы реагировать на вызовы.

Появляется много новых инструментов, которые заставляют сплачиваться, например „инициативное бюджетирование“ — если раньше мы говорили об этом как об эксперименте, то сейчас мы уже начинаем оценивать эффективность этих новых форм сотрудничества между секторами».

Алла Райская, административный директор благотворительного фонда AdVita

«Главная, на мой взгляд, тенденция, которую хочется выделить по итогам уходящего года, — НКО в большей мере становятся полноправными участниками рынка социальных услуг, и все меньше воспринимаются как „затыкатели дыр и тушители пожаров“. Помимо того, что был реализован ряд мер государственной поддержки, многие корпоративные жертвователи и грантодающие организации выразили готовность инвестировать как в долгосрочные системные НКО-проекты, так и в развитие самих организаций, поддерживая их профессионализацию, цифровизацию, финансируя обучение и зарплаты сотрудников».

Цифровизация

Мария Черток, директор БФ «КАФ»:

«Ускоренная ковидом цифровизация значительно меняет деятельность НКО. Например, привычное раньше оказание услуг благополучателям в локальном сообществе при переходе в онлайн создает для НКО возможности значительного расширения охвата (при условии наличия адекватного финансирования), и позволяет большему количеству нуждающихся получать помощь. Очень заметны эффекты цифровизации и в сфере фандрайзинга. Безналичные платежи продолжают вытеснять другие способы совершения пожертвований, и все больше НКО вступают на непростой путь онлайн фандрайзинга. Отсюда взрывной интерес к CRM/CDP системам, очереди на присоединение к платформам онлайн пожертвований и ажиотажный спрос на услуги соответствующих консультантов.

Благодаря цифровому переходу новая операционная модель сектора рождается на наших глазах, и хочется надеяться, что она добавит эффективности в деятельность НКО».

Татьяна Задирако: 

«„Цифровизация — наше все“. Тема цифровизации сектора и связанной с цифровой трансформации получила широкий импульс к развитию в связи с пандемией, но теперь, как показывает практика, становится мейнстримом. Так в 2020—2021 годах Центром оценки общественных инициатив ИППИ НИУ ВШЭ при поддержке программы „Центр развития филантропии“ благотворительного фонда Владимира Потанина и в партнерстве с благотворительным фондом „Социальный навигатор“ проведено исследование „Цифровизация некоммерческого сектора: готовность, барьеры и эффекты“. Исследование подтвердило важность для сектора темы цифровизации».

Помощь государства

Фаина Захарова, президент благотворительного фонда спасения тяжелобольных детей «Линия жизни»: 

«Помощь государства — один из важных факторов в эффективной работе НКО, и в уходящем году некоммерческие организации получили законодательную возможность не оплачивать налоги при оплате аренды офиса.

Большой резонанс вызвал Фонд культурных инициатив. На поддержку проектов в области культуры, искусства и креативных, творческих индустрий в 2022 году выделяется около 4 млрд рублей. Участвовать в грантовом конкурсе могут как негосударственные НКО, так и коммерческие организации, муниципальные учреждения и предприятия, а также индивидуальные предприниматели».

Законодательство

Дарья Милославская, председатель ассоциации «Юристы за гражданское общество»:

«Многие благотворительные организации, на мой взгляд, стали более внимательно подходить к законодательству, потому что в конце в 2020 года вступили в силу новые правила использования ящиков для сбора пожертвований, и мы видим, что организации стараются эти правила соблюдать, несмотря на некоторые бюрократические сложности. Причем тренд на соблюдение законодательства хотя бы в этой части не может не радовать, тем более, что это происходит не столько из-за законопослушности, сколько из осознанного решения соблюдать то, за что сами организации и ратовали последние годы, дистанцируясь от мошенников в электричках.

В 2020 году для благотворительных организаций появились новые законодательные возможности, которое в уходящем году вышли на уровень понимания и даже начальную стадию реализации, и это вселяет некоторую надежду».

Алла Райская:

«2021 год был богат на законодательные изменения в сфере здравоохранения — реформа ОМС, порядки оказания медицинской помощи детям и взрослым с онкозаболеваниями, ряд других предложений и поправок. В скором времени, вероятно, будет принят и законопроект о донорстве костного мозга, второе чтение которого проходит прямо сейчас. В течение всего года фонды и пациентские сообщества продолжали попытки решить проблемы с дефектурой лекарств и применением препаратов „off-label“. Все это значительно определяло, и во многом будет определять в новом году, повестку работы медицинских НКО».

Спасибо за помощь: какие льготы даёт благотворительность

Новые НКО и инициативы

Фаина Захарова: 

«Много инициатив появилось в связи с пандемией, которые зачастую запускались просто неравнодушными людьми. Их можно описать двумя словами „бери и делай“.

В их числе проект актера и режиссера „Гоголь-центра“ Никиты Кукушкина, который придумал и запустил акцию #ЯВПОПОЩЬ. Она началось в марте, когда людям старше 65 лет было не рекомендовано выходить из дома в связи с ростом заболеваемости, а потом акция расширилась и выросла в мобильное приложение „Помощь“, ориентированное на людей старше 60 лет с низким уровнем дохода, которым волонтеры оказывают помощь».

Ирина Меньшенина, исполнительный директор Ассоциации фандрайзеров:

«Появляются НКО, которые стремятся решать сложные социальные задачи, не всегда на первый взгляда очевидные. Не НКО-спасатели, а НКО из разряда нахождения истоков проблем и развития общества с точки зрения ресурсности самого же общества. Есть примеры организаций, которые работают с новыми решениями в поддержке людей старшего поколения. Они привлекают к решению проблем ресурсы местных сообществ. Это не раздача социальных благ, а объединение людей и их усилий с тем, чтобы человеку не было не просто холодно и голодно, но еще и не одиноко. Это проекты в области объединения поколений, развития творческой молодежи, проекты развития территорий. Логика состоит в том, что человек сам начинает принимать решения о своей социальной активной роли, не дожидаясь призыва гражданских активистов. Это материя, которую не сразу видно, но люди вовлеченные видят.

Население в стране больше готово к поддержке проектов, чем сами НКО. Как бы это ни звучало парадоксально, но люди готовы делиться, принимать участие. Нужно эту инициативу вовремя подхватывать и давать технологические решения, чтобы она не пропадала. Это готовность самих НКО к их же воззваниям».

Светлана Горбачева, консультант по развитию социальных инициатив и НКО, директор по стратегическому развитию БФ «АиФ. Доброе сердце», член совета Ассоциации фандрайзеров

«НКО, пациентские сообщества, органы власти и представители бизнеса объединяются в интересах уязвимых групп. Это может быть формат рабочих групп или неформальных экспертных сообществ, которые преследуют общие цели.

Так, 9 декабря в России был зарегистрирован препарат „Золгенсма“, лекарство для лечения спинальной мышечной атрофии (СМА). А инновационный дорогостоящий препарат „Трикафта“ смогут получать дети с муковисцидозом не с 12, а уже с 6 лет, такое решение принял экспертный совет БФ „Круг добра“, закупающего для тяжелобольных детей дорогие орфанные лекарства. Также были сняты ранее действовавшие ограничения по тяжести заболевания».

Алла Райская: 

«В этом году начали работать сразу два крупных новых фонда: „Круг добра“ и „Фонд семьи Тиньковых“, что, безусловно, не только повысило доступность дорогостоящих лекарств для ряда пациентов, но и повлияло на перераспределение сил и ресурсов многих других участников некоммерческого сообщества, работающих с детьми и взрослыми с тяжелыми заболеваниями».

«Самый верный способ что-то поменять – сделать это вместе»: правила #ЩедрогоВторника

Трансформация фандрайзинга 

Ирина Меньшенина:

«На фоне принятия необходимости в развитии системного привлечения средств многие НКО путаются в функционале фандразейров. Кто-то ожидает от них участие в пиар-направлении или в проектной работе. Задача на ближайшие годы — очищение функционала фандрайзера от программной работы в пользу профессионализации индустрии фандрайзинга.

Многие НКО стали воспринимать фандрайзинг более системно и задумались о том, что им нужны профильные специалисты. Раньше в секторе к фандрайзингу отношение было скорее факультативным с точки зрения вложения ресурсов.

Многие до сих пор считают, что наличие такого специалиста в штате автоматически обеспечивает приток ресурсов. К счастью, медленно, но верно сотрудники и руководители НКО начинают понимать, как все устроено.

В нашу ассоциацию звонят HR-менеджеры и руководители организаций, просят помочь с поиском сотрудников. И очень удивляются, что мы не занимаемся наймом. Это говорит о дефиците фандрайзеров на рынке, что в некоторой степени является стимулом для развития консалтинга. Есть вещи, которые не нужно делать штатным сотрудникам организации, так как дорогое и неоправданно. При этом есть люди, способные помочь НКО пройти какой-то этап в развитии фандрайзинга и оставить действующее системное решение. К ним относятся установки и интеграция систем CRM, интереснейшая и полезная из ныне используемых. CMR интересна и как софт, и как система, структура взаимодействия с внешними и внутренними аудиториями. К ней нельзя подойти с расчетом на то, что она быстро начнет работать. Уровень готовности и желания НКО стать более системными, понять, что технологии изменят внутренний режим жизни очевиден и заметен.

В 2020—2021 годы стало очевидно, что укрепились те НКО, у кого были развитые связи с донорами на уровне системных отношений. И у кого эти доноры были. У кого их не было — эти организации задумались.

Хотелось бы сохранить количество ресурсов, выдаваемых грантодающими организации на развитие фандрайзинга. Можно попросить деньги у частных и государственных фондов на найм фандрайзера, внедрение и развитие CRM и так далее. Не хотелось, чтобы это были короткие забеги, а системные вещи. Фандрайзинг невозможно запустить за пару месяцев. Хорошая организация строится, во-первых, долго, во-вторых, надолго, потому и денег нужно больше и регулярно».

Светлана Горбачева: 

«Фандрайзинг в 2021 году стал еще более технологичным, однако и более индивидуальным, об этом говорит, в том числе, возросшая популярность исследования доноров. Ожидания доноров от благотворительных организаций растут и выигрывают те, кто смог не отстать от технологических решений в области онлайн маркетинга, позаимствованных из бизнеса. Так, все большее значение приобретает реклама в социальных сетях, основанная на анализе данных, а также внедрение не только CRM, но и CDPсистемы, которые дают возможность для большей гибкости в маркетинговых задачах.

Все больший упор делается на онлайн-фандрайзинг, в этой сфере российским НКО предстоит много работы — по данным того же самого исследования сектора в период второй волны пандемии 2020 года, которое провел БФ „КАФ“, 44% НКО не имели опыта сбора онлайн пожертвований, а 10% только начали проекты онлайн-фандрайзинга в организации».

ESG

Мария Черток: 

«ESG-повестка стремительно завоевывает российский бизнес, приходя на смену практикам КСО и устойчивого развития. Пока еще рано судить, насколько серьезно эти три модные буквы приведут к реальным изменениям в деятельности компаний, в особенности в разрезе второй буквы S (социальное), или же это просто смена словаря корпоративных коммуникаций. Но очевидно, что для НКО новые ESG-установки должны теперь определять подходы к корпоративному фандрайзингу, чтобы бизнес продолжал видеть в них полезных партнеров».

Импакт

Юлия Жигулина: 

«Новое или заметное явление в некоммерческой сфере в этом году — запрос на трансформацию подходов к темам: тренд на выделение социальной составляющей в связи с популярностью подхода импакта охватывает умы, трансформация и благотворительности, и социального предпринимательства идет в попытке увязать их с темой социального эффекта. Повышается интерес к теме оценки социального воздействия, появляются новые участники этого процесса со своими инструментами, которые предлагают разнообразие инвестиций социальных, инвестиций социально преобразующих, инвестиций социального воздействия — терминология размытая, каждый называет это с т.з. вкладываемых в этот инструмент смыслов или опыта использования.

Интересно посмотреть: бизнес-ангелы, импакт-инвесторы — найдут ли они точку для выстраивания партнерств, сблизятся ли они?

Потому что есть позиция, близкая к бизнес-ангелам, что импакт-инвестиция обязательно должна приносить доход — есть требования по доходности, по прибыльности, по отдаче, а те импакт-инвесторы, которые имеют опыт поддержки социальных проектов или конкретных фондов, уже делают свои требования менее жесткими, поскольку у них есть возможность компенсировать это социально преобразующим эффектом.

Проекты растут, в них появляется сильная IT-составляющая, встраивание элементов благотворительности в игровые механики, более инфраструктурные проекты. Под подобные проекты должен определиться свой пул инвесторов, которые готовы вложиться в это. Можно ожидать, что в первую очередь внимание будут привлекать проекты образовательные. Они гораздо успешнее монетизируются: у нас в фонде „Наше будущее“, по данным оценки, 1 рубль, вложенный в образование, дает 7 рублей социального эффекта».

Рейтинги и ренкинг 

Мария Черток:

«В 2021 году сектор сделал значительный рывок в обретении внутренней системы координат. Громко прозвучали как минимум три разных рейтинга (ренкинга) — рейтинг частных фондов Форбс, рейтинг агентства РАЕКС в двух частях и ренкинг НКО от „Социального навигатора“.

Полноценно заработал созданный в пандемию реестр МИНЭК, который является основанием для получения НКО господдержки и налоговых льгот компаниями, которые эти НКО поддерживают. Эти новые продукты, конечно, не идеальны и требуют доработки, но важно, что при активном участии самого сектора задаются ориентиры на будущее, которые будут стимулировать развитие».

Татьяна Задирако:

«Ренкинг благотворительных организаций РФ сделан впервые в 2021 году и для нас, как сектора, это — очень важно. Я пишу об этом не потому, что наш фонд запустил этот проект, но потому, что уже сейчас понятно, что рэнкинг — это площадка для системного долгосрочного взаимодействия между органами государственной власти, бизнесом и некоммерческими организациями. И наша задача сделать это инструмент эффективным, устойчивым и ежегодным».

«Хочется, чтобы в секторе повысился уровень прозрачности»: Татьяна Задирако о первом рэнкинге благотворительных организаций

Инклюзия

Анна Скоробогатова:

«Еще один очень важный и радующий тренд — лавинообразный интерес к теме разнообразия и инклюзии. Гендерная повестка, адаптация доступной среды для людей с различными формами инвалидности, проекты для людей с любым опытом исключения — мы говорим об этом весь год. И не просто говорим — мы запустили очень важный грантовый конкурс для поддержки проектов московских музеев в сфере инклюзии. В 2022 году почти 20 музеев смогут адаптировать свои коллекции для посетителей с различными потребностями, провести обучение для сотрудников по корректному общению с людьми с инвалидностью, организовать творческие лаборатории».

Профессионализм в секторе

Светлана Горбачева:

«Запрос на квалифицированных специалистов в некоммерческом секторе превышает предложение. Пандемия преподнесла руководителям НКО важный урок: удаленная команда может быть успешной, а для того, чтобы получить необходимую экспертизу не обязательно нанимать специалиста в штат. Эффективным решением становится найм и обучение начинающих специалистов при помощи образовательных курсов, внешних экспертов и менторов.

Также возможность работать по гибкому графику или удаленно может мотивировать сотрудников, которые давно работают в организации. Здесь критически важно то, что для эффективной дистанционной деятельности нужно либо усилить управленческий контроль, либо убедиться в самодисциплине конкретных сотрудников».

Алла Райская:

«Фонды вкладывают немало сил и ресурсов в собственную устойчивость, создают эндаументы, уделяют внимание обучению и поддержке команды, профилактике выгорания сотрудников. Благотворительность в России стала восприниматься как профессия, а не хобби. Все больше людей стремятся построить карьеру в некоммерческой сфере; появилось много профессионалов, которые уйдя из одного фонда, продолжают свой профессиональный путь в другом. Так, например, в фонд AdVita в этом году пришло четверо новых сотрудников, уже имеющих опыт работы в других НКО».

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий