Как НКО не нарушить закон и продолжить работу в новых условиях: советы юриста


Начало военной спецоперации России на территории Украины и реакция на неё зарубежных стран существенно повлияли на работу некоммерческих организаций: сформировались официальные правила и возникли слухи о том, что можно и нельзя говорить, кому помогать и с кем сотрудничать. Юрист фонда «Нужна помощь» Константин Воробьёв отвечает на основные вопросы о том, как НКО не нарушать действующее законодательство и ориентироваться в новой реальности.

Unsplash

Международные отношения — это политика

Начнем с того, что происходящие события на территории Украины связаны с внешней политикой, государственной безопасностью и обороной страны, поэтому любые публичные обращения к органам власти, оценки принимаемых государством решений, организация публичных дискуссий, дебатов по этой теме относятся к политической деятельности. Следовательно, при наличии у НКО иностранного финансирования описанные действия будут основанием для включения её в реестр организаций, выполняющих функции иностранных агентов.

Помнить про смысл и людей: как НКО продолжают работать во время кризиса и неопределённости

Это касается только действий руководителя? А если сотрудники НКО подписывают петиции или участвуют в митингах без ведома организации?

По умолчанию речь идёт о заявлениях, выступлениях и призывах руководителя, поскольку он действует от имени организации, тем самым даже его посты в социальных сетях Минюст России может воспринимать как позицию НКО. При этом сотрудники фондов в личное (внерабочее) время интересы организации не представляют, поэтому их участие в политических мероприятиях по собственной инициативе не может быть подтверждением участия НКО в политической деятельности — такой подход отражен в Постановлении Конституционного суда РФ от 08.04.2014 N 10-П.

Но если сотрудники отдельно подчеркивают свою принадлежность к НКО, к примеру, называют должность во время публичных выступлений, подписания петиций, написания статей, то это может быть воспринято Минюстом как действия от имени организации.

Как снизить риски: особенно аккуратно подходить к любым высказываниям и мероприятиям в публичной сфере, связанным с военной спецоперацией.

Военная спецоперация — это военная спецоперация

В публикациях на сайте организации происходящие на Украине события не должны называться иначе, нежели специальная военная операция, вне зависимости от контекста.

Это связано с тем, что такая информация будет противоречить данным официальных источников, в том числе Минобороны. Поэтому руководствуясь тем, что она не соответствует действительности и формирует у людей панические настроения, Роскомнадзор может временно заблокировать информационный ресурс НКО.

Теперь предусмотрена уголовная ответственность за распространение фейков. Что это значит?

Не только фейков! 4 марта 2022 года вступили в силу поправки в Кодекс об административных правонарушениях. За публичные действия, направленные на дискредитацию Вооруженных сил России, предусмотрено привлечение к административной ответственности в виде штрафа — от 30 до 50 тысяч рублей для граждан, от 300 до 500 тысяч рублей для юридических лиц. Одна из форм дискредитации, приведенная в законе, — публичные призывы к воспрепятствованию (остановке) использования вооруженных сил. Можно предположить, что определение дискредитации будет широко трактоваться на практике и включать любые антивоенные обращения и акции.

Штрафы за призывы к введению санкций против России достигают 50 тысяч рублей для граждан и до полумиллиона рублей — для юридических лиц.

В тот же день вступили в силу поправки и в Уголовный кодекс, устанавливающие ответственность за публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об использовании вооруженных сил. За это может грозить лишение свободы до 3 лет. Имеется в виду публикация данных о потерях, продвижениях, успехах и неудачах российских военных, которые противоречат информации, распространенной Минобороны или другими госорганами.

Также введена уголовная ответственность за дискредитацию вооруженных сил и призывы к введению санкций, в случае если лицо уже было раннее привлечено к административной ответственности по данному правонарушению в течение года.

Как снизить риски: называть происходящее исключительно «военной спецоперацией» и не использовать в публичных обращениях информацию, источником которой не выступает государство.

Помогать можно всем, кроме иностранных государств и военных

Новых формальных ограничений, а также разъяснений насчёт того, кому можно или нельзя предоставлять пожертвования или благотворительную помощь, нет.

Так, статья 21 закона о благотворительной деятельности предусматривает право организации осуществлять международную благотворительную деятельность, в том числе путем участия в международных благотворительных проектах, в работе международных благотворительных организаций, взаимодействия с зарубежными партнерами или в любой иной форме, не противоречащей законодательству России. Ограничения при этом установлены, в частности, Уголовным кодексом.

Об этом 28 февраля напомнила Генеральная прокуратура России, выступив с предупреждением о том, что оказание какой-либо помощи иностранному государству в период проведения специальной операции будет расцениваться как измена Родине.

Речь о статье 275 УК РФ о госизмене, которая предусматривает ответственность за оказание финансовой или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности России.

Важно заметить, что для квалификации преступления по анализируемому признаку необходимо установить, что совершаемые действия представляли собой осознанную и реальную помощь иностранному государству или организации в проведении ими конкретной враждебной деятельности против России.

Таким образом, оказание благотворительной помощи нуждающимся гражданам иностранного государства не основание для привлечения к ответственности.

Однако есть высокие юридические риски, если помощь будет оказана военнослужащим ВСУ, работникам органов власти Украины, а также иностранным НКО, непосредственно оказывающим им финансовую и иную поддержку. Кого могут привлечь к ответственности? Зависит от фактических обстоятельств, но под подозрением, в первую очередь, руководитель организации.

Как снизить риски: при поддержке украинских НКО или граждан необходимо убедиться, что они не связаны с участием в военных действиях, предусмотреть в договоре условия, исключающие возможность расходования средств на запрещенную деятельность, а также детальную отчетность, чтобы исключить случаи использования пожертвования по нецелевому назначению.

Пожертвования от иностранных или санкционных компаний не запрещены

Всё также отсутствуют ограничения для получения пожертвований НКО от иностранных компаний. Прочитать подробный разбор рисков получения иностранного финансирования можно в нашей статье по этой теме.

Иностранное финансирование: возможности и риски для НКО

При этом могут возникать проблемы при переводе средств из-за рубежа, если расчетный счет НКО открыт в банке, который находится под санкциями.

А какие могут быть последствия получения пожертвований от российских компаний, которые находятся под санкциями?

Практически никаких! Стоит учитывать, что многое зависит от типов санкций и внутренних политик иностранных компаний и международных организаций. К примеру, некоторые доноры тщательно проверяют репутацию своих партнёров (благополучателей), поэтому активное сотрудничество НКО с санкционными компаниями либо фондами, учредители которых находятся под санкциями, может повлиять на решение о заключении договора или реализации совместных проектов.

Как снизить риски: при наличии регулярных поступлений от иностранных компаний проверить не находится ли ваш банк под санкциями и при необходимости открыть дополнительный расчетный счет.

Как НКО менять работу в связи с тем, что компанию Meta признали экстремистской организацией в России?

Пока понятно лишь, что решение вступит в силу через месяц, если не будет обжаловано. При этом, как правоохранители будут применять нормы, посвящённые экстремистским организациям в данном случае, — неизвестно.

Пока опубликованы разъяснения Роскомнадзора по поводу того, что СМИ запрещено использовать логотипы Meta, Facebook и Instagram в публикациях. Вполне возможно, что воспринимать логотипы компании и социальных сетей как символику экстремистской организации, будут и другие органы власти, поэтому, чтобы снизить риски, необходимо исключить их использование на сайте НКО и в публичных материалах.

Можно ожидать, что скоро выйдут разъяснения государственных органов, которые прояснят возникшую неопределённость. Сейчас можно говорить только о том, что любые действия по размещению логотипов, покупке рекламы могут обернуться негативно. Точнее будет ясно в ближайшее время.

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий