Не холодные времена


С 2007 года Международная благотворительная общественная организация «Справедливая помощь Доктора Лизы» помогает людям, оказавшимся в трудном, порой безвыходном положении. Помощь эта нужна тем, кому мало кто готов помогать. Но у доктора Елизаветы Глинки и у ее организации всегда были принципы: сострадание не различает возраст, пол, социальный статус. Фонд объявил новый сбор — нужны 230 тысяч рублей на продукты питания и лекарства для подопечных организации — пожилых людей и инвалидов. Кому и почему нужна эта поддержка, рассказывают исполнительный директор Ольга Рустамова и менеджер программы «Справедливая помощь — 2021» Мария Радиенко.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Ольга Рустамова: «Нашу организацию в 2007 году создала врач паллиативной медицины Елизавета Петровна Глинка, чтобы помогать бездомным, умирающим, тяжелобольным, потерявшим надежду людям. И с тех пор одно из важнейших направлений деятельности организации — помощь пожилым людям и инвалидам, оставшимся без жилья и средств к существованию. Сейчас среди тех, кому мы помогаем, около сотни семей.

Кто-то встает на ноги и уходит из списка, на их место приходят новые… К сожалению, среди них может оказаться любой, даже самый  успешный и благополучный человек.

Они приходят к нам за помощью, мы слушаем их скорбные и горькие истории и поражаемся тому, как жестоко судьба порой играет с людьми.  

Вот история Татьяны Лисовой. В прошлом она врач-рефлексотерапевт, профессионал высокого класса. Уверенная в себе, в расцвете сил и стремлений. На трех олимпиадах работала со спортсменами-фигуристами. Ухаживала за больным родственником. О покупке собственной недвижимости не заботилась, могла позволить себе аренду жилья.


Все изменилось в один день, как это часто бывает в кино. Навалились неприятности по работе, понервничала — и,  как следствие, инсульт, госпитализация. Но вот только на съемочной площадке актриса смывает грим и едет домой, а в жизни, как говорится, все проще и страшнее. После больницы Татьяне некуда было пойти, и она очутилась на улице.  В квартире ее умершего родственника, где она была прописана, появился новый хозяин, который не собирался пускать женщину на порог. Но оставалась хотя бы регистрация. 

Далее — новая серия этого «кино»: Татьяна попадает на два месяца в больницу с коронавирусной инфекцией. Выписавшись из одной больницы, Татьяна попадает в другую — с множеством ушибов после падения: так дала о себе знать начавшаяся болезнь Паркинсона, признаки которой — неустойчивость, сильная дрожь всего тела, падения, невозможность самообслуживания. И новая напасть: пока Татьяна скиталась по больницам, новый хозяин квартиры снял ее с регистрации… Пришлось ночевать на Курском вокзале. 

Татьяна пришла к нам прошлым летом, толком даже не могла объяснить, откуда она... На два месяца удалось пристроить ее в хостел,  несколько дней женщина находилась в пансионате для пожилых, куда ее согласились принять на благотворительной основе. Долгое время мы разыскивали ее родных, к счастью, они нашлись и даже предложили Татьяне проживать вместе с ними. Пока она остается в числе наших благополучателей как малоимущая, мы даем ей продукты, оплачиваем покупку необходимых лекарств, организовали помощь сиделки-помощницы.

А вот не менее печальная история 80-летней Нины Александровны Пистехиной, проживающей в Доме милосердия под опекой «Справедливой помощи Доктора Лизы». 31 декабря 2000 года она узнала, что ее сын, старший лейтенант  Дмитрий Пистехин погиб в Чечне: бросился выносить снаряды из горящего блиндажа, спасая жизни солдат. Ему посмертно присвоили Орден Мужества. 

Матери героя пообещали предоставить жилье в Москве, но, пока она находилась в больнице, обещанную ей квартиру передали другим людям. Тупиковая ситуация привела ее к   пристанищу всех обездоленных — на жесткую вокзальную скамью. Помог случай — кто-то протянул ей обрывок  газеты, где она прочитала про Доктора Лизу и ее благотворительную организацию. Нине Александровне не только помогли продуктами, деньгами и организацией лечения, но и дали комнату в Доме милосердия. 

Вообще-то своего приюта для бездомных людей у нас нет, Дом милосердия предназначен для проживания раненых и больных детей из Донецка и Луганска и их сопровождающих на время прохождения лечения в Москве. Если человек потерял жилье, мы оплачиваем для него проживание в хостеле, пристраиваем в приюты наших партнеров из некоммерческого сектора, таких, как «Теплый прием» в Химках, или в государственный ЦСА им Е.П. Глинки. Но Нине Александровне мы помогаем до сих пор. Из родных у нее никого не осталось, добрые люди помогли оформить прописку в Москве, но это всего лишь прописка. Прописка позволила получить пенсию и московские льготы, но никак не решила вопрос с постоянным местом жительства, своей крыши над головой у Нины Александровны так и нет.

Таких, как Татьяна и Нина Александровна, одиноких, больных пожилых людей и людей с инвалидностью, среди подопечных организации немало. Большинство из них оказались в беспомощном состоянии в результате перенесенных заболеваний, кто-то попал в лапы «черных риэлторов» и потерял жилье. Случается, что дети выгоняют престарелых родителей из дому. Но есть, наоборот, ситуации, когда пожилые родители не хотят быть обузой своим детям и уходят сами. Сначала скитаются по друзьям и знакомым и в конце концов оказываются на  улице. 

Наша Доктор Лиза

Некоторые из наших подопечных до сих пор имеют только паспорта советского образца. Они не имеют права на получение помощи от государства без действующего удостоверения личности. Есть социально неадаптированные люди, которые живут как бы вне времени. Даже написать заявление на бланке в какую-либо инстанцию для них целая проблема. Немало подопечных с ментальными нарушениями, которые просто не могут оформить бумаги, и им тоже никакие льготы от государства не приходят. 

Мы не даем оценок и никого не осуждаем: просто понимаем, что оставлять пожилого, больного, одинокого, уязвимого человека на улице бесчеловечно. В нашей организации есть  юрист, который пытается помочь им восстановить жилье, если это возможно. Восстановление их прав, документов занимает длительное время, поэтому помогаем продуктами и медикаментами. Мы также организовываем лечение в случае необходимости, устраиваем в больницы.  

Если малоимущие граждане приходят к нам и просят хоть кусок хлеба, потому что слишком много денег уходит на лекарства или на оплату жилищно-коммунальных услуг, то мы предоставляем им продукты с длительным сроком хранения: «долгоиграющее» молоко в пакетах, масло, крупы, макароны. Если у них есть рекомендация от врача на покупку дорогостоящих препаратов, не входящих в перечень бесплатных лекарств, мы также можем помочь их приобрести. Есть у нас и категория паллиативных пациентов, которые не могут к нам добраться из-за прогрессирующей болезни, мы их посещаем на дому, выезжаем для оказания помощи, привозим продукты и товары медицинского назначения, необходимые для ухода за лежачими пациентами. 

 Выявить тех, кто попрошайничает и собирает с различных НКО деньги и продукты по кругу, не составляет труда. Мы тесно общаемся с коллегами, и тайное всегда становится явным. И все-таки наша политика — по возможности не отказывать в помощи никому. Конечно, по идее человека с ментальной инвалидностью должны обихаживать родственники. Но что делать, если родных нет?  Елизавета Глинка всегда говорила, что в таком огромном городе, как Москва, должна быть государственная больница для бедных, для людей без документов, пункт, чтобы помыться и переодеться. Бездомные, точно так же как и благополучные граждане, нуждаются в плановой, комплексной медицинской помощи. В наших больницах пациентам без документов оказывают только экстренную помощь. Если открылось кровотечение, больного заберут по «скорой», затампонируют рану и выпустят снова на улицу, с выпиской, что дальнейшее лечение он может продолжить по месту жительства. А место жительства — это пресловутая вокзальная скамейка или канализационная решетка…  Особенно это опасно в период пандемии. При первых признаках заболевания рекомендовано оставаться дома и соблюдать режим самоизоляции. А как самоизолироваться человеку, живущему на улице? Вакцинация для бездомных тоже недоступна. Отношение государства именно к таким незащищенным гражданам говорит о его человечности больше, чем просто выплаты пособий и пенсий. 

 Сбор сегодня очень актуален, особенно перед Новым годом — еще и потому, что в каникулы организация работает не в полной мере, сотрудники стараются уделять время своим семьям. Мы стремимся обеспечить всех и продуктами, и медикаментами заблаговременно. Будем благодарны, если вы не только сделаете разовое пожертвование, но и подпишетесь на рекуррентные платежи (помощь на постоянной основе), чтобы ежемесячно переводить удобную для вас сумму для поддержки подопечных организации». 

Мария Радиенко. «Мы сейчас как раз сидим в офисе «Справедливой помощи», перебираем и раскладываем пачки чая в продуктовые наборы для наших подопечных. Делаем это вдвоем с  Гаянэ — она моя правая рука, незаменимая помощница. Она не только из подопечных, но и давний волонтер нашей организации. У нее трудная судьба: она беженка из Нагорного Карабаха, наполовину армянка, наполовину азербайджанка — такие люди попали под каток военного конфликта, многих забросило в Москву. Бывший муж лишил ее жилья по мошеннической схеме. Однако она также в свое время была согрета заботливым сердцем Елизаветы Петровны, благодаря ей не осталась коротать жизнь на улице. 

Сейчас Гаянэ живет в подмосковном Дзержинском у подруги и добивается своего угла, но пока то, что ей предлагают, непригодно для жилья — то крысы, то сырость и плесень… А у нее, в довершении всего, еще и большие проблемы со здоровьем — она и так имеет инвалидность с детства, аутоиммунное заболевание, а недавно выявилась еще и онкология. Ей нужна специальная терапия, но льготного обеспечения ее лишили как не имеющую прописки. 

Эта женщина никогда не проходит мимо чужих проблем. Всегда и всем старается помогать, приходит к нам как на работу, ежедневно.  А главное, Гаянэ всегда выручает нас, беря на себя разговоры с подопечными с особыми диагнозами. У нее какой-то особый дар — беседовать с этими людьми и улаживать конфликты. Есть у нас Алла, с тяжелым ментальным диагнозом и с очень своеобразным шумным характером, в приюте жить не хочет, а хостелы ее уже боятся брать — теряют из-за нее клиентов. У Гаянэ получается договориться с Аллой, успокоить ее.

Хочу сказать еще вот о чем. В последнее время мы стали тщательнее проверять документы тех, кто просит помощи. Москвичей просим предоставить справку о доходах. Время тяжелое, запросов о помощи все больше, и в первую очередь мы стараемся помочь тем, кто остро в этом нуждается. Иногда у нас просят приобрести лекарственные препараты, которые входят в перечень бесплатных лекарств. Люди часто не знают, какие препараты входят в этот перечень, поэтому ищут помощи в оплате. В этом случае мы консультируем, помогаем оформить документы, чтобы получать лекарственную терапию в поликлинике по месту жительства. А если возникают временные проволочки, то на этот период помогаем в приобретении лекарств.

 Есть люди, которым неловко за то, что оказались в тяжелой ситуации и приходится что-то просить. Особенно много приезжих, которые стараются поскорее встать на рельсы самостоятельности. Есть такая семья из Узбекистана: молодая женщина с двумя детьми и пожилой мамой. У сына онкологическое заболевание, сейчас он в ремиссии, а дочка ходит в школу. Имеют вид на жительство, мама пока пенсию не может получить, собирает пакет документов. И эта женщина уже устроилась на работу в детсад. Или вот парень к нам пришел — тоже приезжий, у него на обеих руках нет кистей. Мы ему кое-какую одежку выдали, подкормили, сейчас он уже устроился на работу. 

Как люди о нас узнают, если у них нет компьютеров, смартфонов и соцсетей? В основном по «сарафанному радио» — два магических слова «Доктор Лиза» действуют посильнее любой рекламы.  Елизаветы Глинки давно уже нет, но ее имя светит отраженным светом, как маяк, на самых кривых путях, в самых темных житейских закоулках. Она первой в стране поставила вопрос о бездомности и организовала помощь для взрослых людей, попавших в трудные житейские ситуации. И если в наши холодные времена в мире остаются милосердие и сострадание живой душе — значит, он не безнадежен».

 

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий