Филантропия — пропуск в элиту


Я очень благодарен фонду CAF за появление этого ресурса и за возможность поговорить на профессиональные темы. Хотя, впрочем, насколько эти темы сугубо профессиональны? Ведь все, что происходит в благотворительности – это отражение широких общественных процессов. Более того, филантропия и благотворительность, как квинтэссенция гражданского общества, оказывают влияние на эти общественные процессы и собственно во многом их формирует. Должны формировать.

Мне повезло, будучи специалистом по развитию фондов местных сообществ, своими глазами наблюдать преображение целых городов при появлении в них катализатора общественной активности – будь то фонд, дающий гранты, или активист, заражающий своей позитивной энергией окружающих. Это дает основание верить в то, что делаешь. Вообще, часто можно услышать, что некоммерческий сектор – это приспешище лузеров, ничего не добившихся в реальном секторе… Я же считаю, что мы находимся в привилегированном положении, потому что занимаемся тем, что нравится и что приносит пользу.

Правда, не всегда просто сформулировать, в чем состоит эта польза, особенно когда речь идет не о прямой материальной помощи нуждающимся. И мне кажется, что рассуждения о пользе и сути филантропии сейчас очень важны, особенно когда общество находится в явном ощущении отсутствия цели и перспективы.

Село Бабка Пермского края благоустроено благодаря сотрудничеству с фондом местного сообщества "Содействие"

Филантропия, будучи вопросом частного интереса, может себе позволить действовать в противофазе мейнстрима и текущих тенденций и пытаться ответить на экзистенциальные вопросы мира и общества. Достаточно сказать, что социология, как наука, состоялась практически исключительно при поддержке частных благотворителей, и до сих пор большинство исследований, не имеющих коммерческих или политических перспектив, проводятся на благотворительные средства. И это только одна из областей, в которой филантропия играет ключевую роль, а что уж говорить о вопросах местного и социального развития, экологии и т.д.? Тем не менее, филантропия – это часть среды и можно сказать отражение общества, и для ее появления нужны те, кто неравнодушен и кто готов вкладывать ресурсы в то, что бы сделать мир лучше. А вот с этим сложнее, и на эту тему хотелось бы порассуждать.

Несмотря на то, что филантропией может заниматься каждый (как сказал один мой американский коллега: «филантропия начинается, когда вы просто поднимаете на улице валяющийся кусок мусора и бросаете его в урну, не прося за это оплаты»), ее институциональная стратегическая часть все-таки имеет прямое отношение к элите общества или конкретного сообщества. Не важен размер местности и даже не важно количество ресурсов – важно наличие сформировавшейся – лучшей – части граждан, способных взять на себя ответственность не только за себя и свою семью, но и за то место, где они живут, за общество, за страну.

Поэтому обсуждения вопроса «что представляет собой наша филантропия?», я бы начал с вопроса «что такое элита в России?»

Различные опросы общественного мнения о том, что такое элита, показывают, что под этим термином люди представляют целый спектр персонажей от президента до Максима Галкина и Ксении Собчак. Здесь очевидно происходит прямое отождествление понятия элитарности, во-первых и прежде всего с институтами власти, а во-вторых, — с теми, кто чаще всего появляется в ящике и служит ролевой моделью успеха для большой части населения. И вот здесь, мне кажется, кроется очень большая загвоздка.

Для лучшего понимания предмета позвольте мне привести формулировку основных характеристик элиты, данную :

  • обладание ресурсом – властью, статусом, культурным потенциалом, профессиональным опытом;
  • способность реализации своего потенциала для поддержания «нормативных образцов, символических структур и опорных «узлов» общественной системы»;
  • обеспечение хранения и «воспроизводства» своего ресурса из поколения в поколение.

То есть одной власти и ресурса здесь недостаточно – еще важно быть символом, соответствовать традициям и общественным нормативам, и, что немаловажно, — воспроизводиться из поколения в поколение! Из этого следует очевидный вывод, что в нашем обществе «настоящей» элиты в данный момент быть не может в принципе, т.к. откуда взять «воспроизводство» из поколения в поколение»? Мы привыкли жить в ситуации, когда продвижение по социальной лестнице происходит только внутри номенклатуры, которая по своей сути подавляла любую свободу мысли, а творческая и научная интеллигенция служила просто фасадом режима, облегчавшим ему манипулированием общественным мнением.

Фактически с советского времени ничего не изменилось, номенклатура все также правит балом. И чем дальше, тем сильнее.

В условиях коррупционной порочности системы, в отсутствие идеологии и ясной общественной цели, государство просто начинает разлагаться и деградировать. Попытки объявить курс на модернизацию все более вызывают кривую усмешку и толки об очередной возможности распила бюджетных денег. Суть в том, что цель общества может сформулировать ТОЛЬКО ЭЛИТА, заинтересованная в развитии страны и несущая за это ответственность – не по указанию власти, а в результате собственного осознания потребности сделать сообщество/страну/мир лучше.

Такое осознание может идти от корней, а элита как раз и является корнями общества. Без открытости не может быть и долгожданного и постоянно заявляемого с высоких трибун движения к инновационности, поэтому государство будет в итоге заинтересовано в становлении российской элиты, и будет вынуждено хвататься за те небольшие ростки мысли, прорастающие в регионах.

Занимаясь вопросами местного развития, я часто наглядно убеждаюсь в большой разнице между «бедностью» и «ощущением бедности» — первое является понятием относительным, а второе – абсолютным.

«Бедными», вне зависимости от достатка, скорее являются те, кто говорит «надо отсюда валить», потому что бедность – это отсутствие перспективы, возможности самореализации и надежды на лучшее.

То же самое можно отнести и к «ощущению элитарности». Элитой в современных условиях – в отсутствии сословий и наследования «по крови» может стать только человек, способный сказать: «я – свободен, а добился, и я чувствую силу». А обратная стороны силы – это ответственность. Первое неотделимо от второго, а благодарность своей «малой» и «большой» Родине, родителям, школе, университету, давшим шанс на успех, является основной мерой осознания ответственности.

Филантропия же является способом выражения благодарности. Хочу подчеркнуть это — благодарность, а не десятина!

Теперь зададим еще раз вопрос: а есть ли у нас хоть какие-то признаки или зачатки элиты? Не гламура, льющегося из телевизора, а той самой ответственной элиты, способной стать опорой общества. Еще раз процитирую Юрия Леваду: «Важнейший социологический признак элиты — ее открытость, то есть публичный характер оценки и сертификации кандидатов, квалификации их деятельности, доходов, моральных характеристик (честность, умеренность, порядочность). А это означает систематическую связь элит со всеми другими социальными институтами, функционирующими независимо от власти и ее механизмов. Элиты институционализированы или, по крайней мере, тесно связаны с основными институтами социума (в этом смысле парижская богема XIX в., советское или восточноевропейское диссидентство, нью-йоркский контркультурный андерграунд 1960-х гг. или «вторая культура» в СССР брежневской эпохи не относятся к элите)».

Институты филантропии, являющиеся открытыми и свидетельствующие о моральных качествах их участников, как раз и являются теми институтами социума, которые способны определять степень принадлежности к элите.

Можно найти очень много свидетельств этого феномена, но давайте я просто спрошу: кто, по-вашему, настоящая элита – Ксения Собчак или Чулпан Хаматова? Есть сомнения?

В качестве резюме я бы сказал, что у институтов филантропии в России есть задача очень высокого порядка – выращивать и воспитывать элиту в условиях отсутствия морали и качественного конкурентного образования. Филантропия – это пропуск в элиту.

  1. Лариса

    Как бы хотелось, чтобы такие статьи увидели не только те, кто подписан на инвановости.Пусть такие статьи послужат началом благих дел для многих. Спасибо.

  2. Игорь

    Спасибо за статью, Вадим! Вот о чем мне подумалось. Занятие филантропией, благотворительностью не есть признак элитности, а всего лишь один из желаемых показателей, определителей. Ведь верно заметил американский друг Вадима, что филантропия начинается с поднятой бумажки. Фонд местных сообществ пропагандируют частную благотворительность, стремятся в процесс развития территории вовлечь как можно жителей этой территории. И не всех жертвователей можно отнести к элите. Бабушка дающая на лечение ребенка часть пенсии, дворник, помогающий детям убрать не его территорию, работники цеха, собравшие деньги на покупку игрушек…. Мы этих людей не считаем элитой, но у этих людей есть та самая отвественность, о кторой пишет Вадим. И, по большому счету, не важно в какой момент эта отвественность возникла и каковы её мотивы. Важно, что человек включился в этот большой процесс. Ведь «массовая» филантропия, народная — это и есть выработка целей и идей того конкретного общества, в котором есть лидер организовавший процесс. Люди обозначают проблемы, болевые точки, а кто-то (НКО, активист, ФМС) берет на себя отвественность обобщить «заявки» сообщества, сформулировать и облачить в идею, придать понятную, удобную для рашения форму. Форму, в которой смогут участвовать многие. А от личного участия возникает ощющение причастности к определенной групее, к конкретному делу, ощющение «выделенности» из толпы, а значит некой элитности. А отсюда и последний вывод, который для себя себя сделал: элитность — это внутренняя самооценка, появившаяся в результате осознания того,что ты участвуешь в общем благом деле, что ты пренадлежишь к группе благо творителей.

  3. ipagava

    Вадиму благодарности за статью, которая сразу высоко задрала шкалу! Комменты тоже оч ценны оказались, бармалейские в том числе :)
    А вот и мои две копейки — в общую казну! С одной стороны, Вадим рассуждает оч профессионально, основательно — и говорит так о филантропии, которая должна быть профессиональной. И у меня выстраивается логичная картина — филантропия сильна своими институтами. Чем сильнее, прозрачнее и всяко по-другому хорош такой институт, тем лучше производимая им филантропия. Тоже понятная мне идея. Я также приветствую и принимаю элиту, которая единственно ответственна в своем отношении за будущее и, более того, способна нести и отвечать за эту ответственность. У меня наступает глухой внутренний кризис при примерении филантропии к элите как мейнстриму. Филантропия — элитарное занятие, благотворительность престижна, она говорит об определенной зрелости ума. Однако, начав присматриваться, в том числе к нашим российским — крупноватым — филантропам, замечаем разные детали, особенности — можно поисследовать — мотивации ключевой персоны, стоящей у истока. Вопрос мотивации, напоминающий внутреннюю торговлю или наоборот, может разрешить вопрос «приписки» к элите и наоборот. Кажется, это про то же, но, скорее, к Леваде, а не к Вадиму.

    • Мизантроп

      Позвольте и мне внести ещё одну копеечку. В Подмосковье случилась бандитская разборка, после которой местный дурачок нашёл чемодан с деньгами, и раздал всё до копейки своим знакомым. Так кто он — дурачок или филантроп со зрелым умом? И какова его мотивация?

      • global

        C одной стороны дурачок — но из тех, за счет которых мы еще друг друга не съели. С другой, свалившиеся на голову деньги еще никого не делали счастливым. В том-то и дело, что элита — это люди, перешагнувшие через деньги и увидевшие другие ориентиры.
        Мне сейчас интересно например другое: вот Вексельберг взялся за Сколково, и у меня ворос — это его порыв сделать страну лучше, и он готов в это еще вложиться, или он увидел возможность нарыть еще пару миллиардов за счет недвижимости (а то, что вся эта инновация обернется в основном недвижимостью сомнений почти ни у кого не вызывает) в элитном месте?

        Вот тогда я совсем ничего не понимаю…

  4. б.а.лтун

    тысячелетия развития и ускоренного развития технологий, очень ускоренного — если посмотреть на графики, то уже аппроксиматически идёт к вертикали.
    и всё это для взаимодействия персоны с окружающим миром. коммуникаторы — акм, мобильник, экскаватор, микроскоп, коллайдер, макинтош.
    технологии же взаимодействия с самим собой — всё те же…
    технологически работать со своей эмоциональной жизнью и жизнью своего сознания можно только выделив в ней механическую, автоматическую сторону.
    а для этого надо согласиться с тем, что такая есть.
    кукла на ниточках, которая не знает, что за ней стоит кукловод, не имеет шанса сделать самостоятельное движение. — в любой момент непредсказуемо ниточка цепляется за сучок (погода, нечаянное хамство в троллейбусе, опустевший кошелёк, встреча с достойным любви человеком, планеты на конец! ) и персона стреляет как автомат калашникова — головная боль не даёт работать, ударил в ухо — получил в морду, влюбился — развод, потеря детей, жилья, страны проживания)

    какая к чёрту элита из таких персон (впрочем, никакой другой никогда и не было — джон кеннеди, владимир ленин, упырь или гениальный на мой взгляд артист юрий яковлев)???

    если детей попробовать обучать моменту такому, что в них есть механизмы, обуславливающие их эмоциональную и ментальную жизнь, помимо их желания — точно также, как проживание во времени в трёхмерном мире обуславливает жизнь их тела, помимо желаний, тогда появляется шанс, что в определённый момент такой ребёнок начнёт освобождаться от этих зависимостей…
    а освободится или нет — хрен его знает.

    зы
    не надо только думать, что я считаю кукловода персоной — это свод, система, структура законов природы и природы человека

  5. Vadim Samorodov

    Спасибо всем за комментарии — значит задело! И это приятно. Особенно понравились последние стихи — именно так у нас пока что все и обстоит. Поэтому мы там, где есть… Я убежден, что появление общественной цели, развитие страны и становление ответственной элиты — это все звенья одной цепи. Просто одно не может быть без другого (как и без конкурентности, уважения к частной собственности и т.д.) Элиту посадили, и через лагерную проволоку расти тяжело, но можно! Особенно когда проволока проржавела, и стены рушатся. А филантропия становится водой и удобрением…

    Еще не могу обойти вниманием дебаты по сравнению Чулпан Хаматовой и Собчак. Здесь надо «зрить в корень» — у кого они крепче? О ком мы забудем сразу же, как только персонах исчезнет с экрана? Кто является ролевой моделью для элиты, а кто для провинциальных девочек, мечтающих о дешевой славе и олигархах?

  6. б.а.рмалей

    вот, опять стихи написал:

    прочитал я «аэлиту»
    захотел растить элиту
    но элиту, чтоб растить
    нужно раньше посадить

    смена размера:

    я элиту посадил
    и ходил по набережной
    думал: хватит ли ей сил —
    сквозь проволку лагерную…

    • Мизантроп

      В одной деревне мужик забил болт на электрическую кампанию и построил ветрогенератор. Теперь снабжает электроэнергией не только себя, но и соседей. Он относится к элите или нет?

  7. б.а.рмалей

    направление мыслей автора и комментаторов мне нравится.
    но скажу, все же, свое, бармалейское:

    сначала — вопросы:
    если собчак организует благотворительный фондик, изменится ли ее статус?
    если чулпан хаматова получит долговременный западный контракт в кино и передаст фонд дине корзун в единоличное пользование, — изменится ли ее статус?
    далее:
    по ф.бэкону, филантропия — ЛЮБОЕ занятие, в котором человек преследует общее благо более, чем свое партикулярное. то есть: занятия наукой, искусством, городским обустройством и строительством и т.п.- все это есть филантропия.
    вопросы:
    1. относительно КАКОЙ ОБЩНОСТИ рассматривается ОБЩЕЕ БЛАГО?
    относительно города, страны, континента, человечества?
    общее ли у меня благо, например, с бин ладеном? составляю ли я с ним общность? а с владимиром потаниным?
    2. как верно отметила г-жа Юдина, элита — не есть какой-то единый набор номенклатурно назначенных в элиту людей.
    во-первых, элиты бывают разные, например:
    деловая, военная, политическая,научная, художественная.
    никакой единой элиты не существует.
    это только в рф образовался некий ком, который одновременно есть и какой-нибудь кооператив «озеро», и начальник академии наук, и швец, и жнец. смешно.
    во-вторых, отличительный признак их всех — это люди, которые принимают решения в своих зонах ответственности и интересов.
    по этому определению ни собчак, ни, увы, хаматова — не попадают под определение элиты.
    хаматова, впрочем — низенько-низенько влетает в элиту.
    она принимает решения, кого и как лечить.
    но это делает не только она.
    еще вопрос:
    кого лечить, решают менеджеры, например, программы «им нужна ваша помощь», но НИКАК НЕ те, кто жертвует деньги. и кто здесь элита?
    ……………
    и, наконец:

    вообще же говоря, ни в коем случае нельзя путать МЕДИЙНО РАСКРУЧЕННЫХ персонажей (то есть: клоунов) и элиту. медиа-персонаж есть всего лишь промо для конторы, которую он персонгализирует.

    • mchertok

      Коллеги, даже как-то странно: статья не про раскрученных персонажей, а про то, что принадлежность к элите автор предлагает определять через ответтсвенную позицию в развитии общества (деревни, города — неважно). А как раз не степенью раскрученности персонажа или доступом к принимающему решение телу во власти. Я горячо поддерживаю автора, мне такая точка зрения симпатична, она конструктивная и открывает новые горизонты.

      • б.а.рмалей

        если у общества нет консолидированной картины, перспективы развития — о чем ув.автор и пишет — как вы собираетесь его «развивать»?
        оно, может, хочет развиваться совсем в другую сторону.
        в бараний рог будете скручивать?
        так это — мои методы
        ( я вас всех сделаю счастливыми, а кто не хочет быть счастливым — того в бараний рог скручу (с)бармалей)

        • mchertok

          там еще было про ответственность, упор на это. А вы все какие-то свои смыслы вкручиваете, уважаемый б.а.рмалей

          • б.а.рмалей

            это не я, это логика.
            о ращении элиты с год как заговорил не только я, но и все кругом.
            например, сурков.
            он хочет сделать колбу в сколково и там растить элиту на дрожжах.
            и баблопопил хороший организовать.

            фокус в том, что ПО ОПРЕДЕНЛЕНИЮ элита РАСТЕТ САМА. и так, как хочет. иначе она — не элита.

            что можно делать? только одно:
            рассматривать помошь не только деревенским благоустроителям, но и, скажем, художникам и писателям как программы не выращивания, но поддержки элиты.

            если мы не можем поддерживать политиков (их -нет, как нет и политики), мы можем поддерживать реально растущую художественную и научную элиту.
            наряду, разумеется, с теми активистами, кто благоустраивает свои территории.

            а вот из жертвователей(доноров) сделать элиту можно только так: вводить их в круг художественной и научной элиты.
            и чтобы обтесывались, и чтобы понимали, что в настоящий момент они — лишь мешки с баблом и ровным счетом ничего больше.

  8. Юдина Юлия

    Вадим, спасибо за прекрасную статью.
    Соглашусь, что занятие благотворительностью — один из признаков высокого уровня развития личности, определенная ступень самореализации, деталь, отчасти раскрывающая внутренний мир человека.

    Но поставленный вопрос: кто настоящая элита — Ксения Собчак или Чулпан Хаматова? — считаю некорректным.
    Действительно, элита делится на несколько групп. Первая — это те, кто принимает какие-либо значимые для общества решения. Вторая — те, кто являются образцом для подражания. В этом смысле и Ксения Собчак, и Чулпан Хаматова — представительницы элиты; обе — известные персоны (берусь утверждать, что Ксения даже более известна), «иконы стиля».
    И давать определения «настоящая» это элита, или нет, исходя из благотворительной деятельности упомянутых персонажей — вопрос персональный, а также очень-очень тонкий.
    Я бы не стала вводить в определение элиты занятие благотворительностью как обязательный элемент. Слишком много тут личного. Даже интимного — как вопросы вероисповедания.

    • Матвей Масальцев

      Юля, я одновременно и соглашусь, и не соглашусь с твоим комментом.

      С одной стороны — да, не уверен, что нужно вводить занятие благотворительностью как обязательный элемент элитарности. И да, здесь слишком много личного.

      Однако слишком много личного и в определении, что такое элита. Я говорю не о научном определении (оно интеесно науке), а об общественном. Когда элита — те, с кого мы рисуем жизнь. Поэтому для тех, кому не чужда благотворительность, Ксения не станет «настоящей» элитой, а Чулпан — станет.

      И вообще, мне кажется, основная «благотворительная» функция изветных людей — пропаганда. Другими словами, важно, чтобы они жертвовали свое имя для продвижения идей. А то, занимаются ли они благотворительностью сами — для общего дела менее важно. Чулпан совмещает обе истории, она молодец, но требовать такого от всех — некорректно.

    • Мизантроп

      А почему,к примеру, не Жириновский и Валерия Новодворская? Тоже очень известные.

Leave a Reply