Пустой звук


Итак, Россия заняла 138 место из 153 в мировом рейтинге благотворительности. Оставим в стороне разговоры о возможных методологических просчетах самого исследования – оно настолько корректно, насколько это вообще возможно при таком географическом охвате и сложности темы. В полученных данных важен, на мой взгляд, именно их рейтинговый характер, расстановка участников по местам, а не точность абсолютных цифр по каждой конкретной стране. А потому мне кажется, результаты исследования дают повод для более глубокого анализа феномена российской благотворительности и разработки стратегии действий, которые помогли бы России переместиться на более высокое место в мировом списке.

Нам, конечно, есть чем объяснить свое место «в хвосте»: гонениями на благотворительность в советские времена и отсутствием в обществе традиций благотворительности, настороженным отношением государства и общества к некоммерческим организациям в новейшее время, несовершенством законодательства. Однако для меня основным разрывом, который выявляет это рейтинг, является явное противоречие между нашей внутренней оценкой ситуации («да, мы все еще в начале пути, но уже добились значительных успехов в развитии благотворительности») и страшно низким местом в мировой системе координат, которое заняла Россия, а вместе с ней – и большинство стран бывшего СССР.

Рейтинг, о котором идет речь, основан на данных массового опроса граждан. Не только профессиональным социологам, но всем остальным понятно, что даже в самую аккуратную репрезентативную выборку не попадает та категория населения, которую принято называть элитой – супербогатые, чиновники высокого ранга, различного рода публичные фигуры и «звезды». Поэтому данные, которые вошли в отчет, представляют участие в благотворительности более-менее обычных людей. А вот с этим в России как раз и не очень…

Ведь прорыв в отечественной филантропии, о котором мы привыкли говорить, прежде всего относится к успехам крупных корпораций и олигархов, для них социальная ответственность – корпоративная или личная — действительно уже стала нормой.

Компаниям она нужна для PR и GR, для формирования лояльности сотрудников и потребителей, в общем, является вполне прагматической категорией корпоративного управления. Что до олигархов, для них благотворительность, помимо личных благородных мотивов и стремлений, может диктоваться еще и давлением окружения (по принципу «это делает каждый успешный человек»), а поэтому не будет преувеличением сказать, что до 100% богатых людей так или иначе занимаются благотворительностью.

Чего не скажешь обо всех остальных – см. результат рейтинга. Ведь для обычных людей, в отличие от олигархов, занятие благотворительностью пока не входит в джентльменский набор типа «отпуск в Турции, плазменная панель, иномарка», да, пожалуй, и не будет входить туда еще очень долго. Та массовая благотворительность, зачатки которой мы с удивлением и даже восторгом начинаем наблюдать, прежде всего, движима стремлением причастности и помощи людям в очень понятных и конкретных ситуациях: помощь пострадавшим от пожаров, забота о брошенных в больницах новорожденных детях, сбор средств на лечение ребенку и пр.

Для людей благотворительность как идея – это пустой звук, даже демагогия. Только конкретная боль, проблема, цель находят своих волонтеров и доноров.

Причем разные люди, естественно, откликаются на разные больные темы. Для многих (принято думать, что для большинства) нет ничего важнее помощи детям, однако есть и те, кто готов бросить все дела и ринуться на помощь бездомным собакам, которых выгоняют на улицу из закрывающегося приюта.

Получается, что чем больше будет людям известно о том, что происходит в обществе, тем больше будет расширяться поле общественной инициативы и – благотворительности. Потому что не все люди могут инициировать решение проблемы, большинство будут рады помочь деньгами или трудом тем, кто уже объединился для поиска таких решений в некоммерческие (благотворительные) организации. Хорошо бы люди знали больше об этих организациях, да и самих таких организаций становилось больше «числом и уменьем». Тогда каждый найдет себе НКО по вкусу и станет благотворителем. И место России в рейтинге, глядишь, изменится.

Мировой рейтинг благотворительности — 2010

  1. Мизантроп

    Насчёт 100% благотворительности олигархов — это слишком преувеличено. Какой — такой благотворительностью занимается к примеру Батурина? Благотворно сгоняет людей с земли при помощи Большой Кепки, которую теперь уже сдуло кремлёвским ветром. И таких «благодетелей» в России полно. А в отчётах можно вписать всё что угодно. По бумагам у нас что не олигарх — просто Иисус Христос какой-то.

  2. ipagava

    после публикации в «Коммерсанте» осталось ощущение, что наши коллеги в ЮК что-то не так посчитали. и вдвойне обидно за Россию. а теперь благодаря этой заметке, все, кажется, стало на места.

    и получается, что Филантроп существует ради той же цели — говорить, писать, кричать, звенеть и гудеть про важные дела, чтобы наш многоликий немалочисленный согражданин услышал и узнал про ждущие его возможности.

Leave a Reply