Прямой путь не всегда самый короткий


Почти в любом разговоре о благотворительности, в обсуждениях на форумах, в интервью известных людей журналу «Филантроп» возникает тема «прямой помощи».

«Я не дам деньги фонду, а лучше отнесу лично игрушки в детский дом». «Мы благотворительностью занимаемся только сами – вот привезли конфеты для детей-инвалидов».

Понятно, что такие высказывания связаны с недоверием ко всему миру в целом и к благотворительным организациям в частности. Но даже человеку, далекому от социальной сферы, несложно понять, что подарками практически никакой серьезной проблемы не решишь. Будь то колбаса ветеранам ко Дню Победы, конфеты для детей или памперсы в так называемый «дом малютки», все эти подачки разовые. И независимо от наличия или отсутствия конфет, телевизоров или даже столь важных памперсов, положение пенсионеров, инвалидов или детей-сирот остается не самым радужным.

Социальная система – большое и сложно устроенное здание. Да, здание может быть построено заново или перестроено благодаря общественному участию – сколько церквей, например, было построено на средства частных жертвователей в старину! Но представим что было бы, если бы вместо денег каждый жертвователь нес «что завалялось»: кто рогожку, кто десяток кирпичей, кто пару ведер краски, кто деревянные обрезки… Сомневаюсь, что получившееся здание могло бы простоять долго.

Сами по себе подарки, как таковые, может и не такое уж большое зло. Зачастую экстренная гуманитарная помощь – еда, теплая одежда для нуждающихся, те же памперсы просто жизненно необходимы. Обидно то, что они представляются многим людям единственным возможным видом благотворительности, более того – самым лучшим его проявлением. Ведь экстренная гуманитарная помощь это всегда борьба (причем запоздалая) с последствиями, а не с причинами проблемы.

Если у вас в доме протекает кран, вы можете перетаскать все тряпки, поставить множество ведер и тратить целые дни на «борьбу» с протечкой, вытирая постоянно возникающую лужу. Или вы можете самостоятельно или с помощью профессионала-сантехника устранить течь и зажить спокойно. Таких «протечек» в сегодняшней России множество, во всех областях социальной сферы.

Недавний ужасающий случай с детьми-инвалидами в Павловске – очень показателен. Начались разговоры об общественном контроле, о создании новых моделей «хороших» интернатов, и других способах «вытереть» накопившиеся проблемы. Странно, что только один эксперт из четырех, опрошенных журналом «Филантроп», указал на место, где, собственно возникает трагическая для всех участников этой системы «протечка»: на огромные и зачастую непреодолимые сложности семей детей-инвалидов. Если направить усилия на очень серьезную поддержку таких семей и матерей, отпадет необходимость и в усыновлении многих детей и в таком количестве интернатов, а следовательно, в «общественном контроле» за интернатами и прочих попытках хоть как-то улучшить заведомо ненормальное положение ребенка без семьи.

Но для того, чтобы действительно что-то менять, а не продолжать бесконечно бороться с последствиями, нужны профессионалы, ресурсы и общественная поддержка. Я надеюсь, что развитие культуры благотворительности в нашей стране постепенно приведет к тому, что «прямая помощь» перестанет быть единственной широко поддерживаемой обществом формой благотворительности и что новым модным трендом станет стратегическая помощь. Думаю, что в стране с достаточно грамотным и образованным, по мировым меркам, населением это вполне реально.

  1. Василина

    Хорошая статья, спасибо. Особенно мне понравился пример с церквью и краном — просто, но четко. В Украине сейчас тоже трудно убедить бизнес или индивидуальных доноров давать деньги на благотворительные проекты. Но есть и хорошие примеры и другой опыт — но мало.

  2. mchertok

    Елена, спасибо, приходится из раза в раз повторять эту мысль, пока она не станет частью нашей культуры благотворительности. а пока люди, кажется, больше озабочены собственным моральным удовлетворением от доброго жеста, а не тем результатом, которую их помощь приносит. А можете сказать пару слов о том, что такое «Центр профессиональной поддержки и развития филантропии»?

    • Елена

      Мария, спасибо за комментарий! Да, конечно, это сказано не в первый раз и, надеюсь, не в последний. Но любые изменения требуют времени…
      «Центр профессиональной поддержки и развития филантропии» мы основали с коллегами для того, чтобы использовать опыт, накопленный за время работы в международных благотворительных организациях — в первую очередь, опыт в сфере фандрайзинга и коммуникаций. Хотим эти знания использовать для поддержки грамотных благотворительных программ в сотрудничестве с различными НКО.

Leave a Reply