Тост за финансы


Рейтинг мировой благотворительности, который CAF публикует второй год, в принципе благоприятно показывает Россию: мы переместились вверх аж на восемь позиций, и рост интегрального показателя участия граждан в благотворительности за год у нас выше, чем в среднем по миру (у нас 3%, в среднем – 1,8%). Однако важно заметить, что рост среднего показателя в России произошел за счет увеличения цифр по двум типам поведения из трех (добровольчество – рост на 3% и помощь нуждающимся – рост на 7%), а вот пожертвования в благотворительные организации делали на 1% меньше наших сограждан, чем в прошлом году.

Банка для сбора пожертвований. Фото: Image Source/Rex Features

Иными словами, в нашем обществе прибавилось активности и солидарности, а у НКО убавилось денег, по крайней мере – пожертвований от граждан. Исключением из этого правила можно считать фонды помощи – благотворительные организации, собирающие средства для помощи нуждающимся, преимущественно для лечения больных детей. По крайней мере, самые крупные из них демонстрируют внушительные успехи в фандрайзинге, например, Русфонд радикально увеличил сборы за счет партнерских акций с Первым каналом. И здесь я позволю себе следующую гипотезу: мне кажется, что рост на 7% за год в категории «Помощь нуждающимся» в «Рейтинге мировой благотворительности» произошел, в том числе, благодаря активности фондов помощи. Я убеждена, что люди, делающие пожертвования в «Подари жизнь», «Линию жизни» или «Русфонд», считают, что помогают нуждающимся, причем с конкретным именем, фамилией и фотографией, а не финансируют деятельность некоммерческой организации. Так что это исключение лишь подтверждает правило.

Хорошей новостью для остальных НКО, конечно, стало возросшее государственное финансирование в рамках программы поддержки социально ориентированных НКО, да и частные фонды в 2011 году были не менее активны, чем в предыдущем. Корпоративная филантропия вроде бы тоже несколько подросла в плане объемов финансирования, но все же не вернулась к докризисному уровню. В общем и целом можно констатировать, что денег в секторе НКО больше не стало, а, возможно, стало даже меньше. В то же время отдельные сегменты сектора претерпевают радикальное снижение финансирования за счет ухода из России ключевых иностранных доноров и неготовности российских подхватить падающее знамя. Например, уход из России «Глобального фонда для борьбы со СПИДом» оставляет почти без денег организации, занимающиеся профилактикой ВИЧ и смежными проблемами.

В предновогодние дни принято подводить итоги, загадывать желания и давать самим себе обещания. Мне кажется, итоги года в отношении финансов для НКО одновременно и обнадеживающие, и неутешительные: общественная атмосфера для гражданской инициативы теплеет на глазах, но пока не трансформируется в денежные пожертвования. В последний месяц года гражданское общество сделало огромный шаг вперед и даже попыталось, хоть и стихийно, применить механизмы филантропии – сбор частных пожертвований на митинг 24 декабря, да и более ранний опыт Алексея Навального тому подтверждение. И это отличный знак – ведь благотворительность должна развиваться именно в контексте гражданского общества, самоорганизации людей для решения общих задач и, соответственно, мобилизации ресурсов общества под эти задачи.

Именно поэтому мне хотелось бы, чтобы будущий год стал временем честного и амбициозного обсуждения путей насыщения некоммерческого сектора финансовыми ресурсами. Большинство гражданских инициатив рано или поздно склонны трансформироваться в институциональные формы – разного рода НКО (или политические партии, конечно), и этим НКО потребуются ресурсы для постоянной и профессиональной работы. Одновременно и «старым» НКО придется задуматься о новых формах поддержки гражданских инициатив, которые не нарушат уникальности той или иной инициативы, а усилят ее, и это также потребует ресурсов. Без денег не будет количественного роста, который сделает гражданское общество периода «после митингов» реальной силой, обладающей влиянием на процессы, происходящие в стране. Деньги для сектора — это не цеховой вопрос благополучия узкого круга организаций, это вопрос становления устойчивого гражданского общества в России, способного к систематическому и равному диалогу с властью по широкому спектру вопросов социальной, культурной и прочей политики.

Давайте в Новом году (и дальше) искать новые пути мобилизации ресурсов для роста общественных инициатив, и не только в рамках фандрайзинга, но и в более широкой парадигме развития социальных финансов. Обещаю, что «Филантроп» будет писать об этом в наступающем году, а CAF – искать и экспериментировать вместе с вами.

С Новым годом, в котором каждый не будет отказывать себе в том, чтобы стать гражданином и филантропом!

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply