Доверяй и проверяй


Рост позиции Украины в мировом рейтинге частной благотворительности составил 45 пунктов в 2011 году – это самый стремительный скачок среди стран Центральной и Восточной Европы. Между тем, в общем рейтинге стран Украина по-прежнему в хвосте. Что мешает ей занять лидирующие позиции?

Флаг Украины

Флаг Украины

Рейтинг CAF проводится уже второй год и основывается на трех основных моделях благотворительного поведения: финансовые пожертвования, отдача собственного времени (волонтерство) и помощь незнакомым людям. Индекс благотворительности стран рассчитывается по среднему показателю, основанному на этих трех факторах. В опросе Gallup World View в 2011 году участвовали более 150 000 респондентов в 153 странах.

В 2011 году Украина показала наибольший прирост в Индексе среди стран Центральной и Восточной Европы – 45 позиций за год. Согласно цифрам, украинцы стали больше помогать незнакомым людям (этот показатель увеличился на 18 %  по сравнению с прошлым годом) и участвовать в качестве волонтеров (+16 %), желающих жертвовать деньги прибавилось незначительно (+5 %), но это, как говорят в CAF, всемирная тенденция. Однако, в общем списке стран позиция Украины, мягко говоря, не самая лучшая – страна не входит даже в первую сотню: 150-е место в 2010 году, 132 – 2011.

Вотум недоверия

Мы спросили руководителей крупнейших фондов на Украине и авторов интересных, на наш взгляд, проектов о том, как обстоят дела с филантропией в республике.

«С уверенностью могу утверждать, что участие в благотворительности становиться все популярнее. Растут сборы средств, растет количество волонтеров, растет количество  благотворительных организаций», –  говорит Наталья Онипко, президент Всеукраинского благотворительного Фонда «Запорука». «Этот сегмент растет не сильно, но уверенно», – утверждает глава «Запоруки». По ее словам, пожертвования от жителей Украины в 2011 году подросли на два процента (14,7% от общего бюджета Фонда в 2011 году против 12,8% годом ранее).

«Одна из главных проблем благотворительности в нашей стране – это недоверие сограждан», – добавляет Онипко. Она предлагает наглядно доказывать и показывать – деньги идут в дело и реализует востребованный обществом проект реабилитации детей, победивших онкологию – на Украине отсутствует системная реабилитация – пациенты не получают поддержки ни в структурах здравоохранения, ни в службах социальной защиты. «Вообще, считаю правильным подход, с которым мы подошли к проблеме онкозаболеваний у детей: комплексная помощь! От ранней диагностики до постреабилитации», – комментирует Наталья.

Стоит отметить, что самые успешные проекты украинской благотворительности – это те, которые касаются медицины, особенно детской онкологии. «Общество более склонно помогать больным детям, родители которых не в состоянии оплатить дорогостоящее лечение или операцию своему ребенку. Учитывая чудовищное состояние украинской медицины, такие проекты … представляют больший интерес для украинского населения», – говорит Виталий Сабан, директор Благотворительного Фонда «Ты – ангел».

Хуже обстоит дело с помощью детям-сиротам, детским домам, интернатам, приютам. «Что касается темы сиротства, то тут у населения есть определенный кредит недоверия. Случаи отмывания денег и обогащения руководителей интернатов, детских домов, приютов за счет пожертвований, нерациональное использование благотворительной помощи, «не-дохождение» благотворительной помощи до адресата и т.д. – такие случаи имели место и тогда, и теперь, – говорит Сабан.  По его мнению, такая ситуация настораживает благодетелей, из-за чего они и отказываются направлять помощь на решение проблем детей-сирот».

Власть и бизнес не спешат на помощь

Политические скандалы вокруг благотворительных фондов – еще одна ложка дегтя. Нашумевший проект «Детская больница будущего» получил широкую негативную огласку – больница так и не была построена при том, что средства собрали колоссальные (в 2010 году было собрано 11 млн гривен). Екатерина Ющенко, тогда еще глава фонда «Украина 3000» признала проект политическим, но осадок, как говориться, остался.

Украинский бизнес также очень осторожно вовлекается в деятельность третьего сектора, но по другим причинам.

«По нашему опыту объемы благотворительности не увеличиваются. Более того, ситуация с финансированием сложная. В этом году мы ощутили то, что она еще и ухудшилась», – комментирует ситуацию Елена Мацибох, директор Всеукраинского Благотворительного Фонда «Крона». По ее словам это связано с социально-экономическими ожиданиями – бизнес на Украине переживает не лучшие времена и многие компании, опасаясь  предстоящих изменений, предпочитают сокращать расходы на филантропию.

Между тем, фонду удается сохранить курс на поддержку крупных проектов. Среди реализованных за последние три года: открытие и поддержка первой референс-лаборатории по диагностике и типированию доноров костного мозга в Центре детской онкогематологии «Охматдет» (около 2 млн. гривен, 246 тыс. долл.) и программа «Особенные дети», направленная на поддержку детей из малообеспеченных семей и детей-инвалидов (около 2,5 млн гривен, 308 тыс. долл.).

«Наши проблемы сложно назвать уникальными. С ними сегодня сталкиваются все благотворительные организации, работающие на Украине. Это и несовершенство законодательства, и недостаток финансирования», – соглашается с коллегой Марина Антонова, Председатель Правления Международного благотворительного фонда «Украина 3000». Так, в 2011 году фонд сократил количество проектов, оставив самые важные – системную долгосрочную помощь 25 детским больницам и проект помощи детям с диагнозом ДЦП, а на средства, собранные на «Детскую больницу будущего», закупили медицинское оборудование в Национальный институт рака и Институт педиатрии, акушерства и гинекологии.

С миру по нитке

Пока НКО сокращают количество проектов и ищут дополнительные источники финансирования, активные пользователи интернет-пространства берут инициативу в свои руки.

Ольга Кудиненко из Киева собирает средства для онкобольных детей на своей странице в Facebook. За год сетевой деятельности девушке удалось собрать около 600 тыс. гривен (около 74 тыс. долл.) и, уверена она, это не предел. «Я прикинула: в Киеве неофициально живет примерно четыре с половиной миллиона человек. Если все они сдадут хотя бы по гривне, этого хватит, чтобы оплатить пересадку костного мозга за границей как минимум четырем детям. А есть ведь и те, кто может дать больше. Это уже десятки спасенных жизней», – говорит киевлянка.

Будучи профессионалом от пиара, Ольга придумала акцию для рекламных агентств – предложила коллегам перечислить на счет «Таблеточек» зарплату сотрудников за один день. «Меня поддержали. Более того, откликнулись даже те агентства, которым я не присылала предложения. Они узнали от других. В итоге от однодневной зарплаты отказались 23 агентства. И «Таблеточки» получили сто тысяч гривен (свыше 12 тыс. долл.)», – комментирует Кудинеко. Собранные средства Ольга потратила на покупку лекарств и оборудования для Центра детской онкогематологии «Охматдет». Прозрачность и возможность лично убедиться в том, на что идут деньги сильно способствует восстановлению доверия.

«Мы всех приглашаем с нами в отделение, чтобы они своими глазами увидели, что это за дети, чем они живут, пообщались с родителями и таким образом принимали решение [о помощи]», – говорит Елена Павленко, директор одесского благотворительного фонда «Пчелка». Елена также активно использует социальные сети – регулярно выкладывает отчеты и просьбы о помощи на свои страницы в Facebook и ВКонтакте.  «Для меня не важно, эти деньги поступили на счет фонда или эти деньги поступили на счет родителей. Мне важно, чтобы помощь для ребенка была оказана вовремя», – говорит Елена.

Не победа, так участие

Помогать нуждающимся украинцы готовы не только деньгами, но и участием.

«Я поняла, что смогу принести гораздо больше пользы, если начну заниматься тем, что действительно умею хорошо делать, привлекая к этому своих таких же творческих друзей», – рассказывает Елена Володина из Днепропетровска. Будучи актрисой Академического театра русской драмы им. М. Горького, она, вдохновившись опытом Чулпан Хаматовой и ее фонда «Подари жизнь», решила, что помощь онкобольным детям – дело и ее жизни. Вот уже пять лет Елена, объединившись с коллегами в единую благотворительную организацию СИБО, организует акции в поддержку больных детей. Акции привлекают большое количество волонтеров и просто интересующихся проблемой — концерт «Жить завтра!», велогонка «Дорога жизни», фотовыставка «Я буду бороться» активно поддерживаются украинскими СМИ , а «вирус благотворительности» распространяется все дальше.


Можно сказать, что на Украине мы наблюдаем зарождение адресной благотворительности – с приходом социальных сетей стало возможным объединить людей вокруг беды и оперативно организовать помощь. Интернет-благотворительность на Украине быстро набирает темпы и предположу, что бум еще впереди.

Вместе с этим корпоративные фонды, осознав проблему недоверия вкупе со сложной экономической ситуацией в стране, стараются сохранить курс на системные проекты – те, которые требуют выполнения долгосрочных целей.

Кто победит в сражении за внимание обывателя? Или, возможно, для пользы дела им стоит объединиться?

  1. Алексей

    Статья в общем-то хорошая, вдумчивая. Только как можно анализировать благотворительность в Украине, без упоминания о самом крупном украинском благотворительном Фонде???

Leave a Reply