В Колычево без перемен


На днях я посетил Колычевскую школу-интернат для детей с умственной отсталостью, «коррекционку», как привычно говорят об этом специалисты и добровольцы. Мы прибыли туда посмотреть, как новый директор исполняют поручения вице-премьера Ольги Голодец. А эти поручения высокопоставленный чиновник дала после выхода нашумевшего документального фильма «Мама, я убью тебя», снятого как раз в этом интернате.

Колычевская школа-интернат для детей с умственной отсталостью

Колычевский интернат. Фото с официального сайта учреждения

Перед входом на территорию интерната нас проверила охрана в лице сурового, даже злого, не молодого уже человека, который отказался представится, когда известная общественница Елена Клочко его об этом попросила. А позже он решил и вовсе «не пущать» ее в учреждение. Спасли коллеги, Вадим Меньшов отправил местного чиновника, и тот вывел Елену из-под огня. Оказалось ее не пускали потому, что она заступилась за представителей РИА Новости, которые пришли снять все происходящее.  Именно Лена просила меня приехать и принять участие в заседании на территории учреждения. Меня пропустили, ее нет. Система.

Потом нас повели на экскурсию: образцовые дети в образцовых кабинетах в образцовых одеждах и почему-то косынках делали  поделки. Мальчики смешно смотрелись в «касках» — почему-то красных бейсболках Nike. В спортивном зале шла какая-то эстафета, дети истошно орали, изображая радость. Привычно до боли. Показуха в лучших ее советских традициях. Персонал прятался по углам, видимо боясь попасться на глаза и показать свой возраст, так как молодых сотрудников в таких учреждениях в связи с оторванностью от цивилизации нет. Кого-то я успевал увидеть мельком, они стояли настороженно по трое, что-то тихо обсуждая. Видимо наш приезд. Бассейн, который экстренно наполнили в первый раз и душевые кабины без пленок — видимо, также не используемые.

Далее все пошло по привычному шаблону. С правой стороны посадили тех, кто хочет привнести изменений, слева тех, кто эти изменения будет представлять. Уже в начале презентации директора стало ясно, об изменениях нельзя говорить, так как интернат возглавил человек с филологическим образованием. Я прямо спросил, почему поставили некомпетентного человека. Она ответила, не моргнув глазом: «Я прошла курсы повышения квалификации». И это по профилю, где высшего образования весьма мало, чтобы работать с детьми с проблемами здоровья и развития.

Заседание в Колычевском интернате

Заседание в Колычевском интернате

Среди тех, кто презентовал инновации в работе учреждения, оказались представители педагогических вузов, нанятые для того, чтобы постреливать из своих окопов разными терминами и знаниями. Особенно старалась некая весьма престарелая дама, которая реально забалтывала тему и почему-то отвечала за директора на вопросы тех, кто хотел понять, какие именно изменения будут в этой системе. Системе, которая влегкую направляла детей в психоневрологические интернаты. Эта дама ратовала за детский совместный труд, разведение цветов и курочек, совершенно не вдаваясь в иные аспекты развития детей — становление личности, образование. Высокие чиновники из местной администрации рапортовали, что все прекрасно, только дети вот с поражением части мозга, и им не рекомендуется учиться на космонавтов.

Приехавшие так и не смогли добиться толковых объяснений о том, как будут происходить кадровые и иные вопросы. Местный бизнес-благотворитель почему то критерием эффективности сирот назвал их дикую занятость на концертах и всяких презентациях. Видимо, ему дали это учреждение в обременение, и он особо не задумывается о реальной эффективности работы системы.

Так и не стало ясным, как учреждение будет работать по возврату детей в кровные семьи, или даже отдавать в новые. У него не только нет для этого ресурсов, но и понимания, что это можно делать. Начальники бодро рассказывали о том, как все изменится и тут будет город-сад.

Но главное произошло потом. В учреждение для попытки узнать о новшествах приехала Лена Погребижская, которая своим фильмом «Мама, я убью тебя» показала всю несостоятельность системы. И уже на встрече все пытала сотрудников учреждения о новых качествах работы. Не дождалась. И уже на выходе на нее фактически напали дети интерната. Естественно, действующие не самостоятельно, они говорили какие-то глупости, орали и даже плевались. Лена пыталась объяснить им, что все что она сделала, сделала для них и ради них, чтобы их не возили в психушку и им была явлена новая качественная жизнь потом, после того как они покинут свое учреждение. Когда мы выходили, я заметил паренька, который имел некоторые намерения. Так и случилось. Он бросил в нас камень, попав в девочку из детского дома, которая самостоятельно поступила в МГУ и Вадим Меньшов привез ее решать жилищный вопрос.

Как оказалось, дети проткнули колесо у приехавших высоких начальников. При этом директор учреждения, не скрывая удовольствия от данного спектакля, который должен был показать чиновникам сплоченность детей и коллектива, вяло с улыбкой обнимала детей. Опыт воспитателя коррекционного учреждения оказался сильнее профессиональных компетенций.

Мы уехали. Они остались. Чтобы продолжить жить как жили, потому что иначе не могут, даже если сильно этого захотят. Вопрос иного отношения к детям так и остался открытым. Кадровый вопрос реально не решаем. Все заняли позицию обороны и выжидания, что волна внимания схлынет и все будет как прежде. Но как прежде уже нельзя. Просто невозможно. Так как целеполагания системы должны быть не в русле показухи и многости мероприятий, а реального развития каждого ребенка. Для этого необходимо много чего — и открытость учреждения, и новые подходы в работе с детьми и коллективом. Качественное обучение и тех, и других. Создание условий для инклюзивного образования. Подключение к жизни детей профессиональных внешних наставников. Но как все это реализовывать, если система стоит на ретроградной позиции — дети это самое худшее что у нас есть, так как у них худые родители.

Система не работает по критериям эффективности, просто стоит и шатается как старое уставшее дерево. Которое не дает плодов, а просто живет как может. А то, что его плоды-дети так и не проживут качественное, не ущербное детство, его не волнует. Оно дерево, и его волнует только дуновение ветра общественности. Так что на фронте жизни коррекционных учреждений пока все без изменений, много имитации, слов и букв, а вот содержание прежнее. Гнилое. Простите.

5 Comments

Add yours
  1. Oaeiadhaaiiaa Ieuaa

    Посмотрели этот фильм с мужем и так противно! так жалко детей. Что творят!!!!!!!!!!!

    Недавно столкнулась с детским домом ГБОУ АО » Детский дом- школа им. С.И. Здоровцева» г.Астрахань, ул. Яблочкова ,7,вернее с трусом подстраховщиком и думающим только о себе любимом директоре этого детского дома.

    Сейчас очень пропагандируют в обществе,то,чтобы брали в семьи детей из детского дома. Согласна,что каждый ребенок должен жить в семье. 29 июня 2014 года,мы смотрели передачу » Пока все дома» ,увидели в ней Зарину и девочка легла на сердце.На следующий день были в опеке и уже через месяц с заключением на временную передачу в семью Зарины,поехали с ней знакомиться. Путь не малый 2.400 км. из Архангельска в Астрахань. 4 августа 2014 года мы пришли с заключением из опеки для знакомства с девочкой Зариной в ГБОУ АО » Детский дом- школа им. С.И. Здоровцева» г.Астрахань, ул. Яблочкова ,7
    Познакомились,девочка очень понравилась.Соглашалась с нами ехать,общались с ней три дня .Ее сестра Гульнара (периодически) общается с матерью и на тот момент НЕ хотела в семью,то есть она не хочет жить от нее далеко,надеясь,что будет жить с мамой.
    И мы готовы взять в семью только одну девочку. Хотели в течении месяца присмотреться друг к другу с Зариной .
    Но вся проблема заключалась в директоре Александре Никитине! не спорю,что возможно,как хозяйственник он не плох.Но как педагог и главный опекун по- моему мнению не компетентен совсем. Во- первых за два дня общения с ним,он даже не удосужился ознакомиться с личным делом Зарины,вся суть его диалога сводилась к тому,что его заставляют подавать списки детей для помещения их в Федеральную базу и для съемок передачи » Пока все дома»,в общем напрягает его это. Осень покоробило как он общался с социальным педагогом Белозерцевой Т. В. давал ей указания,щелкая пальцами,как- будто мы находились в ресторане,а соц. педагог, официант. Грубо себя вел,кричал,чуть- ли не топал ногами.По- моему мнению отношение у него к детям таково: накормлены,напоены,одеты и прекрасно. В общем он так и не отпустил Зарину с нами, а ведь мы показали бы ей Москву (она мечтает ее увидеть) ; Санкт- Петербург; Волгоград ( Мамаев курган) и т.д. Неужели это девочке бы помешало расширить свой кругозор!? и положительно повлияло бы на ее развитие.Может у Зарины появилась бы мотивация хорошо учиться и стремиться к учебе (нет у нее этого) Диретором детского дома Никитиным по телефону 6 августа был отдан приказ начальнику лагеря (своей жене) срочно взять с Гульнары подписку о не выезде Зарины к посторонним людям,все было так быстро состряпано,что даже не указывалось на какой срок якобы Гульнара не желает отпускать Зарину и текст! любому человеку станет ясно,что он шаблонно был продиктован Гульнаре.
    6 августа мы дважды посещали Министерство соц. развития г. Астрахань 111 кабинет .Где женщина (нам она не представилась кем является) дала нам пояснения,что от Гульнары В ПРИСУТСТВИИ НАС,ДЕВОЧЕК,СОЦ, ПЕДАГОГА, ВОСПИТАТЕЛЕЙ,ДИРЕКТОРА ДЕТСКОГО ДОМА должен состояться разговор,сможет ли Гульнара отпустить Зарину к нам. Но Никитин сам себе на уме и устроил цирковое представление (выше описано) Еще парадокс в том,что девочек почему- то считали возможным разлучать на месяц при отъездах в Анапу.
    Меня еще поразило другое,что работник 111 кабинета Министерства соц. развития не предприняла абсолютно никакого содействия в помощи диалога,который она сама предложила. Зато как лихо сейчас строчит мне отписки о том,что 6 августа был составлен протокол. Этот протокол был составлен с нарушениями,в котором отражаются интересы Никитина,но не девочек.Так ему спокойнее,девочки под надзором и для него это прекрасно.
    Так же мне постоянно отписываются постановлением от 19 мая 2009 года,но якобы никто не замечает,что там ясно! написано в интересах ребенка. Отказ директора! учитывал интересы ребенка!? превалировал казенный дом,но никак не семья.
    Еще возникла у нас недавно проблема! Посмотрела этот фильм c и так страшно за детей,так похоже на нашу ситуацию с директором ГБОУ АО » Детский дом- школа им. С.И. Здоровцева» г.Астрахань, ул. Яблочкова ,7. 4 сентября с Зариной Максимовой провела беседу психолог интерната и девочка стала избегать общения с нами.Мы общались по телефону.
    На наш вопрос : » почему?»,Зарина отвечает: » мне нельзя,я не могу общаться с вами». Чем напугали Зарину! Вряд ли когда- нибудь узнаем!

  2. Oleg Ovsiannikov

    Смотрел фильм Лены Погребижской и ком в горле стоял.. С 1 класса по 2 учился в интернате, так как Мама работала рядом (в магазине) и ей было удобно быть рядом. Каждый день она забирала меня, а позже «договорилась» чтобы учителя меня отпускали, так как моя бабушка жила в километре от интерната. В один из дней, по до сих пор непонятной причине (Мама тоже не знает почему) мне сказали, что не отпустят и я останусь ночевать в интернате.. Конечно для меня это было неожиданностью и шоком.. Плакал, пытался «уйти без разрешения», то есть пройти мимо «дежурных» 9-ти классников.. Закатил истерику.. Плакал долго, пытался пройти «напролом»… В конце-концов меня связали простынями и бросили на матрац в кабинете директора.. Так как я продолжал реветь( наверное в течении часа), вызвали «дурку».. Приехала «буханка» с псих больницы и меня забрали.. В машине санитар сказал, что пристегнёт меня наручниками к поручням на потолке машины (были там такие) если не заткнусь.. Стало ужасно страшно-я заткнулся.. Привезли в психбольницу и не без новой истерики и сопротивления, две медсестры вкололи мне не знаю, что.. Хотелось реветь, но любые эмоции вызывали оцепенение и подавленность.. Спустя час (узнав о моём отсутствии у бабушки мама позвонила в интернат и от директора узнала, что я «сошёл с ума») Вообщем, через час-два после «лечения» я был в кабинете главврача больницы,где Мама вытирала мне слюни-постоянно текущие. Медсестёр уволили. Директор интерната(боюсь соврать) уволился по «собственному желанию». Я больше не учился в этом интернате.. Мне 42, но я до сих пор помню этот кошмар и хорошо представляю ужас этих Детей..

  3. Человек

    Александр, если сложно изменить что-либо в отдельно взятом месте, о каких системных изменениях может идти речь? Посмотрите на представителей Министерства, Вас ничто в них разве не смущает? Кто будет превносить инновации, если это просят сделать людей по меньшей мере некомпетентных в этих вопросах, не имеющих опыта практической деятельности, ооооочень далёких от проблем, связанных с сиротством и коррекционной педагогикой. Рыба тухнет с головы, дерево — с сердцевины.

Добавить комментарий