Меня зовут Филипп. Когда вы еще приедете?


Доброволец фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» — о своей первой поездке в детский дом-интернат для умственно отсталых детей.

Юлия Чучалова

Юлия Чучалова

Нееееет! Бестолковый будильник! Или я. Проспать первую поездку – это уже слишком. Столько готовились – и все насмарку. Нет, надо ехать, пусть даже на 40 минут. Не забыть открытки-образцы и материалы. Краски, бумага, кисточки.

— Как нет в списках? Как психоневрологический интернат? А где детский  дом? Следующий? Спасибо.

Светло и просторно. Охранники улыбаются… Стоп: охранники улыбаются???!!! Ну, дела.

 — Здравствуйте, дети! Я — Юля.

— Привет, Юль. Слушай, помоги мне нарисовать этот арбуз, ну никак не получается, — сходу отреагировала девочка в очках, показав мне трафарет с фигурами фруктов для рисования.

— А меня Жан зовут, — улыбнулся маленький брюнет и протянул свой рисунок.

Девочки-волонтеры, которые приехали вовремя, уже успели научить детей рисовать пальчиковыми красками, и все они увлеченно создавали свои картины, пробуя снова и снова разные цвета.

Жан попросил принести ему синюю гуашь.

— Вот, возьми, — я открыла баночку и подала маленькому брюнету.

Но тут на перехват сработал молчаливый и замкнутый светловолосый мальчик, сидящий рядом. Он взял гуашь и стал с серьезным видом закручивать крышку. На просьбы отдать баночку, попытки взять ее из рук не реагировал, а продолжал методично и молча прокручивать по оси крышку. У него дрожала ручонка, но он не сдавался. Стало понятно, что в этот момент мальчик находится в каком-то своем, неведомом мире. Раньше мне не доводилось встречать таких детей. Это было необычно, но совсем не пугало. Первая мысль: о`кей, пока не знаю как, но будем искать другой подход.

Когда дети сидят за столом и рисуют, а ты бегаешь от одного к другому с красками, водой и бумагой, смотришь им в глаза, на их шедевры, то не сразу замечаешь, что почти все они ерзают не на стульчиках, а в инвалидных креслах. Я сначала заметила только троих в колясках, а потом оказалось, что их гораздо больше.

Многочисленные рисунки сохнут на подоконнике – там и деревья, и ваза с цветами, солнце, море, птицы, есть и супрематические композиции. Детям понравилось рисовать. Они попросили в следующий раз снова с ними позаниматься.

— А меня зовут Филипп. Когда вы еще приедете? — спросил мальчик в инвалидном кресле, который казался взрослее остальных. — Скоро у меня день рождения. Я плачу в день рождения. Потому что понимаю, что стал еще взрослее, а значит, скоро меня переведут в интернат, где я никого не знаю. Мне страшно, — признался Филипп одной из нас.

Оказалось, что ему скоро 18, он будет выпускником. Но его ждет не самостоятельная жизнь на свободе, не учеба-работа-семья, а прозябание в психоневрологическом интернате – нечто вроде дома престарелых. И Филипп это понимает.

Пришло время обеда. Дети, которые могут самостоятельно ходить, помогали нам убраться после бурной художественной деятельности. Один мальчик, который не говорил, но слышал и все понимал, показал нам, где помыть баночки из-под краски. На все вопросы он либо кивал, либо качал головой, либо просто делал то, о чем просили. Но не вымолвил ни слова. Я уже слышала о таком: ребенок не говорит не потому, что он немой, а потому что ему мешает какой-то барьер – пережитый стресс, психотравма. Но это не повод расстраиваться. Это надо взять на заметку и подумать, как мы можем помочь ему.

За нашим общением с детьми наблюдали несколько воспитателей и дежурный администратор – молодая женщина со строгим выражением лица, настороженностью во взгляде, оборонительно скрестившая руки на груди.

Мы прощаемся до следующей встречи. Дети улыбаются и машут ладошками. Они обрадовались нашему приезду и хотят видеть снова. И мы приедем, обещаем.

— Может, вам в другой детдом лучше ездить, к нормальным детям? – как бы сочувственно поинтересовалась гардеробщица, когда мы переодевались.

Объяснили, что посещаем и другие детдома, что все дети одинаково хорошие, но ребятам в ДДИ наша помощь, пожалуй, нужнее. Гардеробщица слегка кивнула, но недоверчиво промолчала.

Под конец нашего посещения лицо дежурного администратора впервые просветлело — на мгновение в уголках губ даже мелькнула улыбка. Но тут же спряталась – не положено. Руки администратор по-прежнему держала крестом. Но мы все понимаем. Это ее задача — быть с нами начеку: да мало ли кто эти волонтерши и что им тут надо?

— Я замдиректора по безопасности. Справки о судимости привезли? Везите, каждую внимательно прочитаю, — с напускной строгостью обратился к нам, пяти миловидным девушкам, широкоплечий мужчина в свитере.

— И вообще, чем меньше людей, тем меньше врагов, — авторитетно заявил он.

Но все же чувствовался в этом некий специфический юморок, характерный для замов директора по безопасности. Поэтому мы не испугались и не обиделись, а дружелюбно разулыбались. Ему ведь тоже надо быть начеку.

Администратор и замдир по безопасности поинтересовались у нас, как обстоят дела в других детдомах, где мы бываем. Мы честно ответили, что если говорить об условиях, то в этом ДДИ они гораздо лучше — хороший ремонт, идеальный порядок, кровати, застеленные красивыми покрывалами.

Замдир по безопасности был обезоружен и, капитулируя, улыбнулся. Мы больше ему не враги. Стало ясно: все у нас получится!

Добровольцы фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» занимаются с ребятами в рамках проекта «Волонтерский уход за детьми в больницах». Фонду всегда нужны чуткие, смелые, доброжелательные, ответственные волонтеры:

  • для ухода за маленькими детьми;
  • для проведения творческих занятий в больницах;
  • для дружеской поддержки детей младшего и старшего возраста
  • для прогулок с детьми–инвалидами;
  • для общения с детьми, имеющими серьезные нарушения в развитии.

Если вы хотите стать волонтером, обращайтесь к Галине Александровской: anketa@otkazniki.ru, 8(916) 856-63-58.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply