Можно ли помочь тем, кто неизлечим?


Мы привыкли к тому, что под помощью нуждающемуся человеку, обычно, понимается одноразовое действие, направленное на достижение конкретного результата. Срочная реабилитация, проведение сложной операции или покупка необходимых для лечения препаратов – что-то, что позволит решить проблему (или значительно приблизить её решение).

Пожертвовав деньги, мы верим, что операция будет проведена, лекарства – куплены и вопрос о помощи можно будет считать закрытым. В этом случае мы можем оценить свой вклад в достижение поставленной цели, как один из кирпичиков, складывающихся в общее здание. Мы с уверенностью можем сказать, что помощь была оказана и вот он – результат: человек пришёл в себя, встал на ноги, выздоровел. И, конечно же, приятно чувствовать себя тем, кто помог оказавшемуся в беде человеку.

К сожалению, бывают проблемы, которые нельзя решить одним усилием. Болезни, которые не вылечишь курсом таблеток или операцией. Болезни, которые оказывают влияние на всю жизнь и судьбу человека. Одна из таких болезней – детский церебральный паралич.

ДЦП проявляется в самых разных формах и влечёт за собой множество негативных последствий, иногда сопровождаясь аутизмом, слепотой и прочими заболеваниями.

Самое страшное, что ДЦП неизлечим. Так имеет ли смысл тратить свои усилия и деньги на тех кого, по сути, нельзя вылечить? Ответ прост – их нельзя вылечить, но им можно помочь. И именно эта помощь спасает, именно она помогает деткам с ДЦП обрести настоящее и счастливое детство, вырасти и стать такими же, как и мы с вами.

IMG_4805

Благотворительный фонд «Художники – детям» неспроста выбрал приоритетным направлением своей работы помощь детям, больным детским церебральным параличом.

Выбор этот был продиктован несколькими мотивами:

Во-первых, на данный момент мало фондов занимаются помощью таким детям. При этом, по статистике Министерства здравоохранения и социального развития России, ещё четыре года назад, в 2010 году, 71429 детей в возрасте до 14 лет и 13655 детей в возрасте 15 – 17 лет страдали ДЦП!

Во-вторых, деткам с таким сложным заболеванием, для полноценного взросления, развития и адаптации в обществе, требуется постоянная забота. Необходимо минимум два раза в год проходить реабилитацию в специализированных клиниках – а для этого нужно много сил, времени и денег. Родители детишек с ДЦП отказывают себе во всем. Ведь, как и любой родитель, они хотят чтобы их дети могли жить счастливо и без боли. Ведь улыбки их детей в сто раз дороже, чем все деньги и удовольствия на планете. Но, даже отказывая себе во всем, работая с утра до вечера, крутясь «как белка в колесе», многие оказываются вынуждены просить о помощи.

В-третьих, мы прочитали множество писем от родителей, чьи дети страдают ДЦП. Истории, рассказанные ими, окончательно убедили нас в том, что мы можем и должны помогать справиться с этой проблемой. И только совместными усилиями можно осуществить такие простые мечты детей с ДЦП – говорить, ходить и просто жить нормальной жизнью.

Так можно ли, всё-таки, помочь ребёнку, которому поставлен этот страшный диагноз?

Вот история, которая поможет читателям самим сделать выводы и ответить на этот вопрос.

Мы получили письмо от мамы Вани Барутенко, у которого был диагностирован ДЦП (спастическая диплегия). В письме была описана нелёгкая история, которая началась ещё до рождения мальчика.

Начиналось всё хорошо. Юлия (так зовут маму Ивана) серьёзно подошла к планированию своей первой беременности. Она вела здоровый образ жизни, занималась спортом, регулярно обследовалась. Для того, чтобы быть счастливой и хорошей мамой, она готовилась морально и читала тематическую литературу. Собственные ощущения говорили ей что беременность протекает нормально.

Единственным, что омрачало приятные ожидания будущей матери, были результаты кардиотокографии – регулярного обследования, которое проходят беременные женщины.

«…в заключениях я снова и снова читала «антенатальный дистресс плода» с иногда меняющейся формулировкой на «умеренный антенатальный дистресс плода». Это означало что сыночку моему в животике нечем дышать, что он страдает от гипоксии (нехватки кислорода) и ему необходимо побыстрее появиться на свет»

После очередного обследования стало понятно, что нужно принимать срочные меры. Юлию направили в роддом, где ей должны были оказать всю необходимую помощь. Врачи приняли решение стимулировать роды. Не нам судить – верным было это решение, или нет, однако Юлия считает, что в результате их действий ребёнок, и так страдавший от кислородной недостаточности, ещё сильнее пострадал в процессе родов.

«Родился Ванечка с кровоизлиянием в склеры, с кистой в головном мозге, с тройным тугим обвитием вокруг шеи, с асфиксией, задышал только после санации верхних дыхательных путей»

Врачи успокоили неопытную мать, объяснив что «так бывает». Ваню выписали как совершенно здорового ребёнка, не дав никаких дополнительных направлений или рекомендаций. Неприятности начались только через несколько месяцев.

«Ваня рос и радовал нас своими успехами, хотя они с самого начала были с темповой задержкой. В пять месяцев он начал держать голову, а все дальнейшие этапы затянулись у нас на длительное время. К году мы имели уже четкое представление о нашей проблеме (ДЦП, спастическая диплегия) и начали активную реабилитацию.»

Реабилитация потребовала очень много сил и времени. В течение нескольких лет Ваню возили в различные российские клиники, где ему пытались помочь. В каждой клинике врачам удавалось добиться пусть небольших – но очень значимых для мальчика и его родителей результатов.

«После каждой реабилитации Ванечка привозил хоть и маленькие, но все же результаты. Мы были счастливы каждому сдвигу в двигательном плане, и это все больше и больше нас подталкивало на поиски еще более эффективной реабилитации.

Так мы нашли замечательный центр Адели в Словацкой республике. Изучив все приемы и методы, отправив наши документы туда и, посоветовавшись с нашим участковым доктором, мы направили все силы, чтобы попасть туда»

 

Лечение в словацком центре дало ощутимые результаты. Однако, оно требовало и немалых денег. А их становилось всё меньше и меньше – и родители Вани, и все близкие родственники уже исчерпали свои ресурсы. Тогда было решено обратиться за помощью. Так письмо от Ваниной мамы попало к нам, и мы начали работать.

Наш фонд существует не так давно – но это не имеет значения, когда вокруг столько замечательных людей, готовых откликнуться на призыв о помощи. В результате, через пару месяцев, силами всех тех, кому оказалась небезразлична судьба Вани, необходимая сумма была собрана, и он отправился на лечение.

 

Через некоторое время мы получили от Юлии ещё одно письмо – и теперь это было письмо благодарности и надежды. Но, самое главное – в нём были описаны конкретные результаты, положительные сдвиги которые дают Ване преодолеть ещё один рубеж в борьбе с болезнью.

«Сейчас у Ванечки интенсивный рост, реабилитация помогла нам хоть на время остановить деформацию позвоночника и ножек, и позволила дальше шагнуть в своих физических способностях. Наша семья от всего сердца благодарит вас, за помощь и за участие в судьбе нашего сыночка.
Спасибо Вам что очень быстро откликнулись на нашу просьбу и внесли недостающую сумму на счет клиники. Ваше участие позволило пройти Ванечке полный, необходимый, курс реабилитации»

***

Каждый новый шаг заболевшего ребёнка – это огромная радость и для него, и для его семьи. Каждый положительный сдвиг в лечении – это результат не менее важный, чем успешно проведённая операция. Именно поэтому, для фонда «Художники – детям» вопрос, вынесенный в заголовок, даже не стоит. Мы прилагаем все усилия к тому, чтобы количество благодарственных писем сравнялось с количеством просьб о помощи.

Истории Вани Барутенко и других детей, которым мы смогли собрать деньги на лечение,  показывают, что наши усилия не пропадают зря. Мы верим, что к нам захотят присоединиться многие неравнодушные люди.  И что вместе мы сможем помочь тем, кто так в этом нуждается.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply