Илья Варламов: «Не уверен — не помогай!»


Российский фотоблогер Илья Варламов на примере из жизни рассказал, как не следует  помогать: бездумно и не просчитывая результат вашей помощи. А еще лучше, обращайтесь в благотворительные фонды, если хотите жертвовать эффективно. 

16301548479_7a3d36b15f_b

Осенью прошлого года Дима dcim Марков обратился к читателям с просьбой скинуться деньгами на помощь одному из героев его съемок. Речь шла об отце инвалиде, воспитывающем в одиночку своего малолетнего сына — тоже, кстати, инвалида:

«Мама в этом семействе когда-то была, но потом сплыла. Обычно в подобных случаях сплывают папы, но нашему далеко не уплыть при всем желании. Руслан присел на задницу после травмы много лет назад, а затем — уже находясь в инвалидном кресле, — лишился на морозе некоторых пальцев. Дом, в котором они жили, сгорел, и сейчас отец с сыном снимают полдома в частном секторе на окраине города.

Дом аварийный: без отопления, канализации, водопровода и газа. Зато недорого. Пару раз в неделю Руслан с Витей объезжают городские рынки, где добрые люди помогают едой и деньгами. Все любят Руслана и уважают: за то что он любит сына и не пьет. Последнее я проверял особенно тщательно: демонстративно хлебал при Руслане коньяк раза три. Или пять. Он всегда отказывался.

Деньги были нужны на покупку новой коляски. Старая убилась в хлам на городских тротуарах. Требуемая сумма (что-то около 15 000 рублей) собралась моментально. Он быстро сообщил об этом в апдейте, убрал реквизиты и поблагодарил добрых людей. Но не тут то было.

Деньги продолжали стекаться, и пришлось выпиливать все упоминания о счете в комментариях. К вечеру Дима получил получил уже 50 000 рублей и кучу писем с требованием вернуть реквизиты. Его замечания о том что деньги нужны в конкретном количестве и на конкретную вещь были приняли за кокетство, что еще более раззадорило людей. В сердобольной агонии были рождены идеи собрать денег на дом, ну или на автомобиль. Псковичи не менее живо отреагировали на эту историю, и помогали Русланчику прямо на улице. Уже через неделю он въезжал на коляске в Центральный рынок, как Спаситель на осле в Иерусалим. Деньги, одежда, игрушки и сладости — толпа вошла в благотворительный экстаз.

«Через пару недель доставили новую коляску. Руслан обрадовался, однако продолжал скрипеть на старой. День, три, неделю. В какой-то момент я догадался, отчего он не спешит пересаживаться: в старой коляске Руслан выглядит жалостливей, что позволяло ему и дальше доить свою трагедию. Откровенным попрошайничеством Руслан не промышлял, он просто скрипел с душераздирающим видом по городу и не отказывался, если кто-то предлагал помощь. Кроме денег Руслану передавали кучу тряпок, и через некоторое время он, по словам сестры, перестал заморачиваться стиркой вовсе. Просто брал новое, а старое херил с мусором. Его пенсия по инвалидности (единственный официальный доход), кажется, разлеталась меньше чем за неделю. Все остальное время Руслан жил на «общественную стипендию» о размерах которой я могу лишь догадываться.

Мои попытки объяснять людям, что жалостливые подачки развращают и отца, и ребенка пролетали мимо ушей. Эта канитель продолжалась три или четыре месяца.»

16300102758_54c3d13876_b

На сегодняшний день у Руслана по прежнему нет ни копейки, у него ушатаны все коляски и нет чистых штанов. Ситуация ровно на том же месте, где она и была осенью прошлого года. Есть еще ряд сомнительных моментов в жизнеустройстве нашего героя, но, надеюсь, тех, что уже озвучены хватит для иллюстрации трех несложных выводов.

Идеальный, ответственный и мудрый благополучатель, такой, который берет ваши деньги, что-то там с их помощью исправляет, а потом живет долго и счастливо — это фантазии из кино. Увы. В реальности помощь человеку в тяжелом социальном положении очень ответственное предприятие. Вообще, «тяжелое социальное» уже само по себе накладывает на людей отпечаток, и это стоит понимать сразу. К Руслану долгое время ходила женщина, носила еду, деньги и вещи, но даже этой святой простоты хватило не более чем на пару месяцев. Осознав, что из категории «отзывчивого человека» ее перевели в разряд «дойной коровы», женщина страшно расстроилась. Хотя ее неоднократно предупреждали о такой развязке и удивляться тут нечему. Поэтому, чтобы свести к минимуму неприятные сюрпризы, следует прислушиваться к советам, ну, или хотя бы потратить пару вечеров на изучение вопроса.

Другая женщина приехала аж из Мурманска чтобы покрестить мальчишку. Многие сочли этот поступок, мягко говоря, экстравагантным, но тетя была твердо убеждена, что делает доброе дело. Это ярко иллюстрирует второй вывод — часто конечным бенефициаром выступает не объект помощи, а тот, кто ее взялся оказывать. Женщина выполнила придуманную себе миссию и получила от этого моральное удовлетворение, не вникая, что ребенку сейчас более помогло не воцерковление, а помощь в прохождении ПМПК или экспертизы по инвалидности.

Наконец, пример Руслана не следует рассматривать как частный случай. Его история — это иллюстрация проблем целой категории наших горемычных сограждан: социально-слабых или одиноких родителей с инвалидностью. Но вместо того, чтобы задуматься об этом, люди рисуют красивые картинки и мечтают собрать денег на дом с машиной. А почему у Руслана из Пскова, который фотогенично выглядит с сыном на коленях должно быть все, а у такого же Федора из Новгорода ничего, кроме путевки в дом инвалидов на пожизненное содержание?

16487819915_6005878b64_b

Между тем, за полгода случилось и хорошее: парень был устроен в школу, прошел все возможные комиссии и обследования, а отец, как погорелец, получил комнату в общежитии. Правда, сделано это было не взволнованной общественностью, а социальными работниками города. Собственно, таков и был план изначально: поднять проблему, спровоцировать работу ответственных служб и установить общественный контроль. Поймите, над такими как Руслан поставлены работать специальные люди и мы уже оплатили их работу нашими налогами. Мы должны требовать качественного исполнения, а не повторять эти выплаты в виде сердобольных подачек.

И сейчас, если все устроится, Руслан будет жить с сыном, парень будет ходить (уже ходит, вернее) в школу, а социальные работники следить и поддерживать семейство. Это отличный результат; в нем, может, нет домика с машиной, зато есть гарантии и прецедент, исходя из которого мы можем ждать (или требовать) такого же отношения ко всем остальным.

16461829986_84ac134039_b

Перед тем как помочь кому-то хорошо подумайте, чем обернется ваша помощь. Если желание творить добро у вас сильнее, чем разбираться в возможных последствиях вашей помощи, лучше идите в специализированные фонды и организации. Там ваши деньги будут работать намного эффективнее, и вы можете быть уверены, что люди в теме не напортачат. И если вы видите человека или семью в сложном положении, прежде чем отправлять «гумконвой», сметающий все на своем пути, сообщите в местную благотворительную организацию и действуйте вместе с профессионалами.

Помните, что социальная ответственность — не только лишь деньги. Пишите письма, отправляйте запросы в городские службы и не давайте чиновникам расслабится. Возможно, это поможет куда эффективнее очередного пакета с едой.

  1. Галина

    Спасибо всем неравнодушным людям. То, что вы говорите и пишете об этой проблеме и в результате что-то решается положительно — это большое и нужное дело.

  2. id8781272

    ну и не стирал вещи, а выбрасывал, а подумали, как инвалиду стирать вещи в холодной воде в комнате без отопления? Странно как-то всё… Хорошо, что закончилось хорошо, правда.

Leave a Reply