Один из десяти. Сколько российских НКО реально работают?


Обозреватель «Филантропа» Андрей Сучилин в своём блоге разбирается с данными исследования, согласно которому только 10% НКО в России реально работают.

шахматы

Друзья, я полагаю, что вы, как и я, со временем сильно осторожнее стали относиться к словам. И, тем более, к различного рода исследованиям. Но меня всякий раз буквально ошарашивает, когда я сталкиваюсь с определённого рода текстами. Например, на днях я узнал, что «в регионах реально работает не более 10% от зарегистрированных НКО, а многие тысячи организаций либо просто существуют на бумаге, либо осваивают государственные и муниципальные деньги». Так говорится в докладе экспертов РАНХИГС.

«Власти не представляют, как работать с НКО»

Эта занимательная аббревиатура принадлежит Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. И я бы даже мог бы полностью и безраздельно поверить этому докладу, если бы сам не интересовался этой проблемой статистики и социологии третьего сектора начиная где-то с 2007 года. И если бы не знал, что РАНХИГС не слишком известен в благотворительном сообществе и в мире НКО вообще. Точнее – так: это, возможно, весьма авторитетная экспертная организация именно среди тех НКО, из числа которых реально работают 10% и которые «осваивают государственные и муниципальные деньги».

Как пишет «Коммерсант» со ссылкой на доклад экспертов РАНХИГС, исследование проведено по заказу Общественной палаты (ОП). Плачевные результаты исследования привели к тому, что председатель ОП Александр Бречалов заявил, что в ближайшее время намерен устроить поездку по регионам, чтобы научить НКО эффективной работе.

С другой же стороны, Александр Бречалов рассказал «Коммерсанту» и о второй причине плачевного положения дел: «Проблема в том, что власти не имеют представления о том, кто такие гражданские активисты. Они не представляют, как работать с НКО, но эту проблему мы будем решать». По словам Бречалова, для этого члены ОП РФ проведут серию форумов для НКО и госслужащих, которые будут сопровождаться тренингами по взаимодействию обеих сторон.

По мнению авторов доклада, причина такого положения дел кроется в том, что власть чрезмерно контролирует НКО. «Власть сотрудничает только с ручными НКО, которые умеют правильно писать заявки на получение грантов по федеральным, региональным и муниципальным программам, демонстрируют свою лояльность»,— говорится в исследовании. Как полагают эксперты РАНХИГС, многие представители региональных администраций считают, что выделения гранта достаточно для того, чтобы «принять участие в развитии третьего сектора».

Проблема, как считают эксперты, заключается в том, что у чиновников отсутствуют эффективные механизмы взаимодействия с НКО и общественными объединениями. «Нет даже инструментов знакомства с ними, нет практики диалога, а подобная дискуссия важна для понимания работы именно с неформальными гражданскими сообществами, которые будут в дальнейшем формировать повестку современных городов».

«Есть спящие НКО»

Возглавляющая в президентском Совете по правам человека комиссию по делам НКО Елена Тополева-Солдунова с выводами в докладе в целом согласна, но считает, что претензии к общественным организациям несколько преувеличены. «Эти цифры очень условные: есть масса незарегистрированных общественных объединений, которые работают эффективно, есть спящие НКО, которые работают по конкретным проектам»,— сказала она. Кроме того, у организаций, прекративших свое существование, часто просто не хватает денег на полноценную ликвидацию: «Это довольно дорогая юридическая процедура, а зарегистрировать (и ликвидировать) НКО порой даже сложнее, чем коммерческую фирму», — сказала она «Коммерсанту».

Странности статистики НКО

Я бы от себя добавил следующее. Общественная палата практически ежегодно проводит исследования, посвященные состоянию НКО, их численности и другим вопросам. Цифры в этих исследованиях всегда удивительные и, что интересно, всякий раз – другие. Они настолько разные, что это не может быть изменено динамикой роста или деградации некоммерческих организаций. В некоторых исследованиях, к тому же, к числу НКО до сих пор относят гаражные и дачные кооперативы, союзы вкладчиков и инвесторов, а также, например, организации коллекционеров.

«Филантроп» уже неоднократно писал о странностях статистики НКО, потому сделать какие-либо определенные выводы о количестве работающих и неработающих организаций я не берусь. Кроме того, разительно отличаются цифры у разных исследователей.

Например, статья 2010 года: «По данным Росстата, на 1 января 2007 г. численность НКО в России (за исключением органов государственной и муниципальной власти) составила 673 019 организаций. А по данным Федеральной регистрационной службы, на 1 декабря 2007 г. число НКО, состоящих на учете в ФРС и ее территориальных органах, равнялось 243 130 организаций, т.е. почти втрое ниже, чем по данным Росстата. На международной конференции „Некоммерческий сектор: экономика, право и управление“ Ярослав Кузьминов (ВШЭ) обозначил численность НКО в 359 000. На встрече с Дмитрием Медведевым 15 апреля 2009 года он же привел несколько иные данные: „В стране 413 000 негосударственных, некоммерческих организаций: четверть — это потребительские кооперативы, реальных НКО около 70 000“. А Ирина Мерсиянова, представляющая то же академическое учреждение, также ссылаясь на данные Росстата от 01.01.2009, приводит оценку 360 000, причем отмечает, что „из них реально действующих 38%, т.е. 136 000“».

По данным на 14 марта 2013 года, в разделе «Информация о зарегистрированных некоммерческих организациях» на сайте Министерства юстиции РФ числилось 405 720 НКО. В этот перечень входили как организации, имеющие статус «исключенных» (184 647), так и статус «зарегистрированных» (221 073).

В 2014 году количество зарегистрированных НКО, по сути, осталось на том же уровне. «Если говорить точнее — выросло на 1%», — сказал министр юстиции Александр Коновалов на общероссийском форуме «Государство и гражданское общество: сотрудничество во имя развития». «По состоянию на 1 января 2015 года, в Российской Федерации зарегистрировано 223 605 некоммерческих организаций», — уточнил он.

В 2014 году, по данным Министерства экономического развития РФ и Росстата, количество отдельно выделенных социально ориентированных НКО составило 113 000 (96 000 в 2011 году).

Ситуация не в пользу НКО

Если же действительно из общего числа НКО остались живы 10%, следует задуматься над тем, что существующая в стране ситуация, вероятно, в первую очередь – экономическая, но также и общесоциальная и политическая, не слишком способствуют выживанию и деятельности НКО. И дело не только в их неумелости, но именно – в самой ситуации, как она сейчас сложилась.

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий