Правила волонтерского движения


волонтер

Я занимаюсь волонтёрской работой с 2007 года, когда в составе группы студентов Московского городского психолого-педагогического университета (МГППУ) мы начали работать волонтёрами в одном из отделений в психиатрической клинической больницы № 1 им. Алексеева. Именно в больнице я познакомилась с девушками из психоневрологических интернатов (ПНИ) и, в принципе, узнала о существовании таких учреждений и о судьбах тех людей, которые попали в коррекционные детские дома, а из них – в ПНИ. Это было поразительное, ужасающее открытие! До этого я никогда, даже в страшном сне не могла представить, что человек с младенчества попадает в условия полной несвободы и обречён пребывать в этих условиях до конца своих дней. И все это легально! Что я могла сделать для них? Хотя бы приезжать к ним в качестве волонтёра, навещать, интересоваться их судьбой, делать для них какие-то необходимые или просто приятные вещи.

В октябре 2013 года на собрании клуба волонтёров МГППУ я познакомилась со Светланой Витальевной Бейлезон, замечательной женщиной, возглавляющей НКО «Дорога в мир», — организацию, которая объединяет родителей детей с ограниченными возможностями (в основном вследствие психических или неврологических нарушений). Она пришла в МГППУ с намерением набрать команду добровольцев для работы в одном московском ПНИ, директор которого был готов распахнуть двери для «пришельцев извне».

Мы со Светланой Витальевной как-то сразу оказались на одной волне, словно знали друг друга очень давно. Мы обе понимали, что работа волонтёрами в ПНИ – это уникальная возможность. Большинство таких интернатов – заведения крайне закрытые, и «пришельцев извне» туда не пускают и вообще не жалуют.

Воодушевлённые, мы бросились искать желающих попробовать себя в волонтёрской деятельности среди друзей, знакомых, коллег. Как ни странно, за несколько дней мы нашли целых 12 человек! Плюс, оказалось, что в этом интернате довольно давно трудится милейшая девушка Настя, волонтёр, которая ходила к этим ребятам ещё в то время, когда они жили в детском доме. И с тех пор регулярно их навещает и посильно участвует в их судьбе. Мы ещё больше обрадовались! Что может быть лучше, чем встретить человека, который расскажет нам о порядках в этом интернате, об особенностях ребят, об их жизненных историях. Нам было интересно всё-всё-всё!

И вот мы со Светланой Витальевной организуем первую встречу. Я, полагаясь на свой волонтёрский опыт и психологические знания. Светлана Витальевна – вообще на колоссальный опыт: и на собственный родительский, и на опыт взаимодействия с другими семьями, растящими «особенных» детей. На выдержку, которую воспитали испытания, пройденные во взаимодействии с Департаментом социальной защиты. На практические знания, которые дала работа вместе с Центром лечебной педагогики, на опыт деятельности в НКО.

Передо мной начинающие волонтёры. Откликнулись люди, для которых идеи помощи ближнему, сострадания, благотворительности были очень близки, но которые не нашли пока какого-то практического пути для собственного участия. И тут мы со Светланой Витальевной, все такие воодушевлённые и возвышенные. Конечно, очень хотелось, чтобы их первые шаги были безопасными, осмысленными, не разочаровывающими. Мы, конечно, были максимально заинтересованы в том, чтобы энтузиазм не прогорел, чтобы проект был долгим и продуктивным.

При первой встрече, помимо рассказа о психоневрологических интернатах, весьма режимных учреждениях, и о людях, которые туда попадают, я постаралась сформулировать для волонтёров те основные правила, которые могли бы им помочь в их работе:

  1. Мы идём туда строить отношения. И это главное! Не помогать, не дарить подарки, не развлекать, – главное для этих людей, как и для всех нас, это внимание, забота, уважение, т. е. все то, что человек может получить, находясь в отношениях с другим человеком.
  2. Поскольку мы строим отношения, то в этих отношениях, как и в обычной жизни, может случиться всё что угодно. Необязательно всегда быть хорошими! Можно испытывать обиду, недовольство, недоверие и прочее и говорить об этом. Если мы хотим хотя бы немного приблизить этих ребят к реальной социальной жизни, то и наши отношения с ними должны быть реальными, а не идеальными.
  3. Процесс важнее, чем результат. Среди жителей ПНИ есть очень многие с довольно тяжёлыми нарушениями, и в работе с ними вряд ли можно ставить какие-то конкретные цели, подразумевающие результаты: например, научить человека читать. Но это ничем не умаляет, не обедняет и не обесценивает процесс — если вы смогли принести в жизнь этого человека радость, интерес, заботу, разнообразие, новый опыт. Это избавит волонтёров от главного фактора фрустрации – чувства безнадёжности из-за отсутствия результата.
  4. Как только вы почувствовали какие-то признаки эмоционального выгорания, то сразу обращайтесь за помощью к другим волонтёрам и к профессиональным психологам.
  5. В любом учреждении вы столкнётесь с двумя пластами работы – с «клиентами», т. е. с проживающими, с конкретными получателями вашей волонтёрской помощи. И с администрацией – в психологических кругах мы именуем такое лицо не «клиентом», а «заказчиком». Нужно постараться найти правильный баланс и соответствовать требования «заказчика», руководствуясь интересами «клиента». Это довольно непросто, и мы обязательно должны обсуждать конкретные конфликтные ситуации на волонтёрских встречах и совместно искать решения.
  6. Не нужно сразу же раздавать всем желающим свой номер телефона. Узнайте хорошо тех людей, с которыми вы будете работать, и только через полгода или год решайте, оставлять ли свои контактные данные. Иначе рискуете столкнуться с тем, что один и тот же человек будет звонить вам 20 раз в день, вы будете испытывать раздражение и чувство вины, и ваши отношения с ним разладятся.
  7. Из вас будут буквально «вымогать» подарки и разные формы материального подкрепления. Относитесь к этому спокойно, т. к. многие из этих людей выросли в детских домах и не знают других знаков любви и внимания. Но не поощряйте такие проявления, т. к. вы в этом случае пополните ряды тех, кто «откупается» вместо того, чтобы подарить настоящее внимание и тепло.
  8. Волонтёры обязательно должны регулярно общаться друг с другом, чтобы было чувство локтя, чтобы можно было совместно решать проблемы, заряжаться новыми идеями, делиться переживаниями и практическим опытом. Для этого обычно регистрируется специальная волонтёрская страничка.

Не знаю, не знаю, насколько меня услышали начинающие волонтёры на нашей первой встрече… Потом жизнь показала, что многое, конечно, услышано не было. Или не было как-то отмечено в сознании. В помощь волонтёрам были и прекрасные книги из серии «Ковчег» под редакцией Светланы Витальевны Бейлезон, и которые доступно, искренне и с любовью рассказывают о жизни людей с ограниченными возможностями. И регулярные посты и обсуждения на нашей волонтёрской страничке. И новые встречи, к сожалению, не такие частые, как хотелось бы.

Прошло уже почти 2 года с того момента, как мы дружной командой пересекли границу психоневрологического интерната. Много было прожито, — и совместно, и каждым в отдельности, в самой сердцевине. Группа потеряла некоторых волонтёров. Многие стали ходить реже. Приходили и новые волонтёры, но большинство из них с нами не остались. Было много сложных, драматических ситуаций. Прежде всего, в общении с персоналом интерната. Слава Богу, администрация нас поддерживает и настроена максимально лояльно. И, конечно, драмы в отношениях – в отношениях с нашими подопечными. Взаимные обиды, раздражение, усталость, непонимание, эмоциональный шантаж, непомерные требования каждодневного внимания и подарков. В общем, все то, что случается и в отношениях с самыми обычными людьми. Конечно, было бы прекраснодушно написать здесь, что весь негатив искупается минутами совместной радости, тепла, доверия, искренности, веселья, безусловных проявлений взаимной любви. Что он искупается какими-то успехами наших подопечных: развитием уверенности в себе, спонтанности, раскрепощённости в общении с людьми, стремления к новому. Что он искупается тем чувством наполненности и вдохновения, которое снисходит на каждого волонтёрам после тёплой встречи и удачно проведённого занятия.

Хотела бы так написать, но не могу. Потому что искупается, да, но зачастую не полностью. И люди чувствуют свою усталость, изношенность, бессилие. Потому что, конечно, хорошее перевешивает, но не для всех. Потому что, если бы всё было так солнечно, мы бы не теряли людей из нашей волонтёрской команды.

И все же должно быть какое-то «зато». Зато этот опыт помог нам выработать принципы, которыми мы руководствуемся сейчас, — в дополнение к перечисленным выше правилам, которые, кстати, полностью себя оправдали, и чью правоту подтвердил наш волонтёрский опыт. И мы с радостью делимся этими принципами с вами:

  1. Волонтёрская работа – это служение. Служение – это оказание помощи тем, кто в ней нуждается. Служение произрастает из искренней любви к людям. Служение не терпит личных амбиций, фальшивых мотивов, эгоцентрических устремлений и невротического альтруизма. Служение – это когда в субботнее утро, уставшая за всю рабочую неделю, и имеющая весьма привлекательное предложение прокатиться за город, всё равно встаёшь в семь утра, идёшь в магазин за цветной бумагой и вместо загородной поездки отправляешься в интернат, — туда, где в тебе есть нужда. Там ты оказываешься в группе вопящих взрослых, которых нужно упорядочить, и каждому из которых нужно уделить внимание. И очень многим, помимо внимания, нужна и практическая помощь – например, с тем же творческим заданием. И при этом каждый из них будет пытаться привлечь внимание к себе. И все они будут говорить одновременно. Навести порядок в этом хаосе и восстановить благословенную тишину и сосредоточенность будет очень непросто. И потом ты придёшь домой, опустошённая, и в то же время наполненная чем-то новым, и забьёшься в уголок дивана с книжкой и кошкой, и не будешь отвечать на звонки друзей, потому что сегодня тебе уже хватило общения. В общем, если слово «служение» ничем в вас не отзывается, то не ходите в волонтёры. Вы все равно уйдёте, но ещё и заработаете чувство неловкости и вины.
  2. Главное качество волонтёра – ответственность.
  3. Чем больше искреннего внимания, заботы, заинтересованности, уважения существует в отношениях между волонтёрами и их подопечными, тем меньше нужны волонтёрские подарки и прочие виды материального подкрепления.
  4. Если вы всё-таки решили сделать подарок, то пусть он будет на день рождения. Этот праздник воспринимается другими без зависти или обиды. Или сделайте подарок в какой-то праздничный день, когда и остальные тоже получат подарки. Например, на Новый год. Иначе всем остальным обидно, и это правда.
  5. Рассчитывайте свои силы с умом и находите время для отдыха и восстановления. Те, кто обещал ходить раз в две недели, сейчас ходят раз в месяц. Те, кто раньше ходил каждую неделю, сейчас ходят раз в две недели. И это нормально! Потому что для качественного общения с людьми и для помощи этим людям сам человек должен быть полон сил и наполнен эмоциями.
  6. Волонтёрская деятельность имеет цели и смыслы только тогда, когда происходит регулярно. Одноразовые, показушные благотворительные акции в поисках social grooming выглядят весьма сомнительно. Вместе с тем, нельзя отрицать, что эти акции нужны, как некие «маячки», на которые могут подтянуться новые волонтёры, пока просто не знающие, куда идти и к чему себя приложить. Если ты один из них – то прочитай эти правила и принципы и хорошо подумай, стоит ли тебе идти дальше. Если стоит, то жизнь обязательно предоставит такие возможности.
  7. Нет, казалось бы, ничего лучше прекрасно организованного и проведённого совместного досуга. Но ещё лучше – продуктивная совместная деятельность! Глядя на наших подопечных, я понимаю, каким продуктивным существом Бог задумал человека, и как тоскует человек, лишённый возможности проявить свою полезность и продуктивность. Субботник, посадка цветов, расстановка мебели в зале, ошкуривание скамеек – вот главные хиты нашей совместной программы.
  8. Если мы пришли строить отношения, то у этих отношений есть начало и должен быть конец. Если вы решили уйти из волонтёрской группы, то вы должны провести завершающее занятие с подшефными, объявить им о своем уходе и объяснить причины своего ухода. Неопределённость, когда волонтёр вдруг перестал появляться, вызывает у ребят сильное чувство тревоги. Уход по-английски – прямой путь к ретравматизации этих людей, т. к. обостряет их чувство брошенности, обманутости, ненужности. А ещё вы потеряете самоуважение и будете испытывать чувство вины. Кстати, если вы «исчезаете» ненадолго, например, уезжаете в отпуск, то лучше тоже об этом сообщить: куда вы едете, зачем, и когда вернётесь. Это вы живете на бегу, а в жизни ваших подшефных так мало событий, и ваш приход или не-приход может быть для них событием недели.
  9. Нужно организовывать занятия в группах так, чтобы у ведущего обязательно были помощники. Хуже нет, когда волонтёр остаётся один с группой из 15 человек и начинает метаться. Как говорится, миссия невыполнима. Вполне понятная фрустрация становится ещё более горькой оттого, что волонтёра бросили одного свои же товарищи.
  10. Если волонтёру что-то не нравится или неприятно, он обязательно должен поделиться этим с другими. Те, которые покинули нашу группу (помимо просто безответственных персонажей) – это люди, которые молчали о своих трудностях, не попросили о помощи, не поделились своими сомнениями, прятали негативные эмоции. Они просто потихоньку «утекали» и игнорировали. В общем, пассивно-агрессивные такие товарищи.
  11. У тебя есть проблемы в обычной жизни (в рабочей деятельности и в общении с людьми), — те же проблемы проявят себя и на волонтёрском поприще. Хочешь быть хорошим волонтёром — уделяй время и самоанализу. Волонтёрская деятельность – не спасение от внутренней пустоты или чувства ненужности. Милосердие – это милость сердца, которая проистекает от избытка, а не от недостатка.
  12. При принятии любого нового волонтёра в группу «старички» обязательно должны с ним встретиться, — нужно уделить достаточно внимания и времени новому человеку, чтобы понять его мотивы и помочь ему сделать первые шаги. Лучше пусть человек поймёт сразу, что работа в этой группе – не для него, чем будет обманываться, или обманывать ожидания других. Если все же решится быть с нами – на первых порах его лучше сопровождать.
  13. Волонтёрам обязательно нужен mentoring. Сейчас бы я предпочла, чтобы в нашей волонтёрской команде был человек, который занимался бы только самими волонтёрами. К сожалению, сейчас у нас такого человека нет.
  14. Волонтёрам обязательно нужно духовное руководство. Потому что на этом пути возникает очень много неоднозначных ситуаций и сложных обстоятельств, связанных с основополагающими духовными и нравственными понятиями. И очень много опыта, непростого для нашего человеческого восприятия. Поэтому если ты волонтёр, и у тебя ещё нет духовного наставника, то ищи его.

Вот, собственно, и все на сегодня. Хотела, было, написать о психологических проблемах, возникающих у добровольцев в процессе их волонтёрской деятельности, но понимаю, что это должна быть уже отдельная статья.

Если выношенные за эти годы принципы и правила окажутся вам полезными, я буду очень рада. Перечитала статью. Не знаю… Похоже, что я словно мораль читаю? Если так, то честно – не этого хочется. А хочется предохранить людей от тех ошибок, которые можно избежать. Научить их быть полезными, не теряя себя и не выматываясь. Хотя бы на чужом опыте. Хотя эта цель довольно наивна. Кто умеет учиться на чужом опыте, тот уже достиг определённого величия духа и ума. Ну, тогда цель статьи более реалистична – познакомиться с нашим опытом, задуматься о нём. Может быть, что-то отзовётся…

2 Comments

Add yours

Добавить комментарий