Почему детям, перенесшим рак, и их сиблингам нужна реабилитация


Сегодня практически всем очевидно, что государство не в состоянии обеспечить всех, кто болеет онкогематологическими и другими тяжелыми заболеваниями, всем необходимым. Поэтому тема помощи таким больным — везде на слуху, и многие на нее отзываются: помогают, собирая по русской традиции всем миром на лекарства, процедуры и лечение в онкоцентре. Другое дело — реабилитация детей, перенесших рак. Об этом редко говорят в обществе и пишут в СМИ. А уж реабилитация их здоровых братьев и сестер и вовсе — сверхзадача и, как говорится, тайна за семью печатями. И не только потому, что сама идея постонкологической реабилитации еще широко не воспринята в нашем обществе, а хотя бы потому, что мало кто этой деятельностью занимается и, соответственно, разъясняет ее цели и суть в прессе и обществе.

Реабилитационная программа «Шередаря» осенью 2015 года. Фото с сайта www.sheredar.ru

Реабилитационная программа «Шередаря» осенью 2015 года. Фото с сайта www.sheredar.ru

Тут нужно сделать небольшое отступление. В Штатах идея реабилитации детей, страдающих онкологическими заболеваниями, стала известной благодаря великому актеру Полу Ньюману, которому, кстати, 26 января исполнился бы 91 год. В 1988 году он впервые в мире создал детский реабилитационный лагерь The Hole in the Wall Gang Camp, где с помощью развлечений и активностей дети забывали о болезни и страданиях, к ним возвращались надежда, радость и вера в себя и они снова становились детьми. Позднее были созданы и другие лагеря, в итоге Ньюман основал ассоциацию The Association of Hole in the Wall Camps. Она продолжила свою работу и после смерти ее основателя в 2008 году, а в 2012 году была переименована в SeriousFun Children’s Network. На сегодня ассоциация объединяет более 30 лагерей из разных стран. В целом на благотворительность и создание реабилитационных лагерей Пол Ньюман направил более $200 млн.

У нас фигуры такой известности в стране, как Пол Ньюман в США, в теме реабилитации детей, победивших рак, к сожалению, нет. А посему необходимость психосоциальной реабилитации детей, которые, болея, долгое время были отрезаны от внешнего мира, ограничены в движении, развлечениях и общении с другими детьми, многим неочевидна. Реакция общества колеблется от простого незнания — «как и зачем помогать?» — до удивления: «Господи, о чем вы?! какая помощь выжившим?! надо спасать тех раковых больных, кому еще можно помочь!».

Попробую объяснить. Детский организм сильнее борется с онкологией, и дети, это общеизвестный факт, чаще излечиваются от рака, чем взрослые. В нашей стране на данный момент около 20 тыс. детей в возрасте до 18 лет перенесли онкологические заболевания. Но они вылечились пока лишь только физически. При этом они испытывают огромные трудности в общении со сверстниками, усталость от перенесенных химиотерапий и процедур, духовное истощение от долгое время испытываемого ими ожидания возможной смерти, гигантскую неуверенность в себе и своих силах. Им месяцами приходилось терпеть боль, быть сильными, мужественными, взрослыми и т. д.и т. п. И вот они разучились реагировать на жизнь как обычные дети — с неистребимым оптимизмом, надеждой и верой в хорошее… Специалисты — психологи убеждены: детям после онкологии определенно нужна реабилитация. Их надо заново научить вести жизнь ребенка, полную открытий, достижений, успехов, радости, веры в себя и друзей, в прекрасный мир. Надо вернуть им детский мир и их — в детский мир. Так что диагноз онколога «здоров» означает, что лекарства и химии больше не нужны. Однако заключительным этапом лечения должно стать участие в реабилитационной программе. Если ее не проходить, «самореабилитация» (возвращение в детство, к сверстникам) может занять до 5 лет, которые в этом случае будут вновь отняты от его детства и юности!

Хорошо, что на моем жизненном пути встретился благотворительный фонд «Шередарь». Мне довелось самой увидеть, как после недельной реабилитационной программы родители «получали» домой абсолютно счастливых, бойких и оптимистичных детей, да и сами родители, потрясенные чудесными переменами с чадами, готовы всем и каждому рассказывать о пользе реабилитации. Еще бы — их дети снова стали детьми, после того как они стреляли из лука и попадали в цель, сплавлялись на байдарках по речке, скакали на лошади, делали еще много всего, что им так долго было нельзя, и они думали, никогда уже и не осмелятся сделать! Поэтому я подумала, что должна рассказать о реабилитационных программах «Шередаря» в «Филантропе».

«Шередарь» — единственный частный благотворительный фонд в России, который на собственной базе во Владимирской области системно проводит детские реабилитационные программы по международным стандартам той самой ассоциации детских реабилитационных лагерей SeriousFun Children’s Network, которые оставил миру Пол Ньюман. И как отметили в конце прошлого года инспекторы этой ассоциации, «Шередарь» за три года научился делать реабилитационные программы на очень хорошем уровне.

В этом году таких программ будет 5 и «Шередарь» готов принять 350 детей. В том числе, и сиблингов — здоровых братьев и сестер детей, перенесших онкологию. Им реабилитация тоже очень нужна: эти дети перенесли тяжелые переживания — длительную тревогу и постоянное беспокойство, ревность и злость, одиночество, строжайшую экономию на всех его потребностях (почти все деньги семьи уходили на заболевшего брата или сестру).

И как представитель фонда, я буду рада показать реабилитационный центр «Шередарь» журналистам любых изданий. Буду рассказывать о нем в обществе. Продвигать, разъяснять и «защищать» эту идею всеми доступными мне ресурсами — с помощью врачей, психологов, наших верных помощников — волонтеров, «послов фонда», родителей и…счастливых улыбок детей, побывавших в «Шередаре». А фонд пока будет последовательно делать свое дело: 27 января стартует недельная реабилитационная программа «серьезного веселья» для сиблингов, на которой «Шередарь» примет 40 детей со всей России. Совершенно бесплатно.

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply