Картины индийской благотворительности–2: все как в России


India-Russia

Индийские благотворители и эксперты, как и их коллеги в других странах, недовольны состоянием индийской благотворительности. Это хорошо и нормально. Это – стимул к развитию. Но в этой заметке я хочу рассказать о логике их объяснений неудач и пробелов в индийской благотворительности, потому что эта логика показалась мне совершенно идентичной той, которая присуща российским экспертам. И мне кажется, что это что-то, да означает. В качестве примера я использовал колонку  эксперта Рупы Субрамании в индийской версии Wall Street Journal.

Индусы не склонны к благотворительности?

Позволю себе обильно цитировать Рупу Субраманию, поскольку без того мои рассуждения будут выглядеть голословными и не слишком убедительными. Итак:

«Означает ли данные статистики, что индусы не склонны к благотворительности? Так часто думают, основываясь на широко цитируемом исследовании консалтинговой компании Bain & Co. В исследовании указывается, что частные благотворительные пожертвования в Индии сравнимы всего с 0,3—0,4% валового внутреннего продукта. В США этот показатель составил около 2,2%, а в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии — 1,3%, по данным Bain».

Что касается подсчета доли частных пожертвований в отношении к ВВП России, то здесь существуют определенные сложности, половина которых происходят из вопроса: «А как считать?» Чтобы не задаваться сейчас методологическими и прочими вопросами, приведем достаточно усредненную цифру, в сравнении с данными других исследований, — цифру, которая приводится в исследовании CAF: 0,34% от ВВП.

Валовая внутренняя филантропия: анализ взаимосвязи ВВП, налогов и частной благотворительности

Вот как Рупа Субрамания объясняет меньшую, чем в ведущих по благотворительности странах, долю пожертвований в отношении к  ВВП:

«Частично эта разница, безусловно, объясняется тем, что США и Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии — более богатые страны, чем Индия. Едва ли можно винить индейцев, живущих за чертой бедности в том, что они слабо участвуют в благотворительности»

Но дело в том, что «бедность» — это комплексный показатель, а не только сравнение доходов граждан разных стран в абсолютном и к тому же долларовом исчислении. Например, один из важнейших показателей бедности – имущественное расслоение. В Индии очень велико расслоение между богатыми и бедными. 10 процентов самых богатых в стране контролируют почти три четверти (около 75%) всего богатства страны

Для сравнения, российская пропорция — 10% всех домохозяйств и 85% общего благосостояния страны. То есть, расслоение в РФ – еще больше, чем в Индии.  И в этом отношении, в этом ракурсе, Россия – еще более «бедная» страна, чем Индия.

Итак, первая причина недостаточной благотворительности активности, которую называет индийский эксперт – бедность.

Но это само по себе не объясняет такой значительный разрыв в показателях с более «богатыми» странами. Рупа Субрамания  продолжает: «В Индии, в конце концов, есть много состоятельных людей, которые, несомненно, могли бы жертвовать больше на благотворительные цели».

С этим трудно не согласиться, причем и применительно к России – тоже.

Недостаток доверия к НКО

В докладе Bain изложены предположения о том, почему индусы неохотно жертвуют на благотворительные цели, в том числе, — из-за недостатка прозрачности и отчетности благотворительных организаций, а также – из-за устройства налогового законодательства, которые не поощряет благотворительности, и из-за отсутствия или недостаточности информации о благотворительной деятельности.

Исследование: налоговые льготы увеличивают пожертвования

Эти объяснения недостаточно активной благотворительности полностью и почти дословно совпадают с российскими. Только ленивые социологи и эксперты не писали о недоверии к НКО в России. И пояснения причин этого «недоверия» в российских исследованиях – практически такие же, как в Индии: непрозрачность и плохая отчетность. Но, вроде бы, в последние годы ситуация с отчетностью сильно исправилась. Или нет?

Россияне стали хуже относиться к НКО

Что же касается налогового законодательства – российские НКО много лет вели борьбу за его изменение и добились многих полезных результатов. Но прямой выгоды благотворительности для уменьшения различных налогов в России практически нет и сейчас.

Далее индийский эксперт указывает и на другие причины недоверия к НКО: «Возможно, люди не слишком хотят жертвовать и потому, что довольно большой процент пожертвованных денег съедает покрытие накладных расходов или расходов в процессе сбора средств, они не направляется непосредственно на программную деятельность благотворительных организаций».

Этот ход мысли также чрезвычайно «российский»: с одной стороны, в РФ часто приходится слышать мнение, что НКО должны работать бесплатно, с другой же стороны, указывая на это мнение, многие эксперты объясняют им недоверие к НКО.

Индийский эксперт, как и россияне, пытается указать на вздорность требований, чтобы НКО работали бесплатно и даже не расходовали средства на, например, фандрайзинговые компании:

«В своем последнем ежегодном докладе Oxfam India заявила, около 8% от общего объема расходов занимают одни лишь расходы на фандрайзинг. Такие данные могут оказаться и заниженными по отношению к истинному уровеню расходов на сбор средств и к уровню других накладных расходов. Например, если благотворительная организация, занимающаяся защитой окружающей среды распространяет листовки, указывающие на проблемы, вызванные изменением климата, это должно быть расценено как образовательная, то есть — програмная деятельность или как элемент фандрайзинга?»

Подведем предварительные итоги

Объясняя недостатки и специфику благотворительности в своей стране, индийский эксперт выделяет ряд причин.

Прежде всего — общая бедность Индии в сравнении со странами Запада. Затем он отмечает высокий уровень недоверия к НКО. Связанный, вроде бы, с недостаточной прозрачностью их работы и отчетности, а также — с абсурдно-идеалистическими требованиями бесплатности их деятельности.

На этом его текст не заканчивается, но финал его колонки нам придется обсудить еще в одной статье.

Здесь же отметим: в этом фрагменте своего текста Рупа Субрамания называет те самые причины особенностей индийской благотворительности, какие называют в качестве причин особенностей эксперты в России.

Так что же одинаково – Индия и Россия или способы видения проблемы, сам подход к анализу благотворительности?

Нет ли в изучении благотворительности некоего шаблона, заданного, в первую очередь, исследователями стран Запада? Шаблона, который постоянно выводит на несколько повторяющихся тем, причем, повторяющихся у исследователей из совершенно и кардинально разных стран? Надеюсь, объяснять, почему Индия не Россия, мне нет нужды.

Если это предположение оправдано, то следующим пунктом в рассуждениях эксперта мы услышим что-то про культурную специфику, особенности традиций и религий, систем норм и ценностей. Я практически убежден, что так оно и случится.

Чтобы узнать, так ли это, оставайтесь на связи с «Филантропом» и ждите заметку «Картины индийской благотворительности-3».

Картины индийской благотворительности. Часть 1

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply