Кому полезен новый закон об НКО


Президент России Владимир Путин подписал закон о поддержке деятельности некоммерческих организаций (НКО), оказывающих общественно полезные услуги. Закон определяет основания, по которым НКО может быть включена в реестр исполнителей общественно полезных услуг.

Предлагается ограничить срок включения такой организации в реестр двумя годами, по истечении которых НКО может быть вновь признана исполнителем общественно полезных услуг в упрощенном порядке.

В послании Федеральному собранию президент Владимир Путин ранее заявлял, что некоммерческие организации, которые зарекомендовали себя в качестве безупречных партнеров государства, должны получать ряд льгот, в том числе до 10% средств региональных и муниципальных социальных программ. Для таких НКО должен быть установлен статус исполнителя общественно полезных услуг.

Все это очень мило и возможно кого-то воодушевит. Меня – нет. Почему?

Во-первых, потому, что понятие общественно полезной деятельности – пустое. Ф.Бэкон, к примеру, считал, что любая производительная и законопослушная деятельность является «общественно полезной». Например, мануфактура, где работают дети 12 лет. А Г.Форд говорил, что общественно полезная деятельность – это когда у него растет штат работников, а не тогда, когда он кормит супом бездомных и голодных. Такие философы и в России есть.

Добавлю к этому, что наука и искусство часто считаются общественно бесполезной деятельностью, что нам недавно продемонстрировал Минюст, включив Фонд «Династия» в реестр иностранных агентов. Я уж не говорю про организации, заботившиеся, например, о спасении стрижей. Или наркоманов. Стрижи и наркоманы ведь не стерхи.

Во-вторых.

Кто будет определять степень общественной полезности тех или иных НКО? Хотя заявлено, что перечень таких услуг будет определять правительство РФ, я хотел бы узнать, кто и как именно будет решать – полезны общественные услуги конкретной организации или нет.

Лично Владимир Владимирович Путин, Ирина Анатольевна Яровая, Елена Борисовна Мизулина или вызванный на спиритическом сеансе дух Генри Форда? Или, может быть, ближайший околоточный? Или меня персонально будут вызывать для экспертизы?

Любой запрет или ограничение в России есть способ получения денег. Если кого-то или что-то можно запретить, значит, кто-то на этом наживется. Это не я сказал. Это Михаил Евграфович. А он был адептом и кровавым цербером царского режима.

Фото с сайта www.lumen2b.ru

Фото с сайта www.lumen2b.ru

В-третьих.

Приведу несколько мнений общественности и экспертов.

Евгений Рыбников, менеджер Волгоградской ассоциации незрячих специалистов «Надежда», написал в обсуждении темы в Facebook: «Закон целиком не читал, но на вид он крайне коррупционноёмок. Примерно тоже говорилось, когда принимался закон о СО НКО, типа есть у нас важные организации, оказывающие услуги людям. Однако, социально-ориентированными стали реально все, включая даже организацию бизнесменов «Опора России». <…> СО НКО быть мало, надо оказывать общественно-полезные услуги) Мне кажется, это нарушает принципы равенства прав организаций, препятствует свободе конкуренции поставщиков услуг.

Еще одно мнение в этой дискуссии высказала Инна Круглянская: «Посмотрим, как это будет работать в реальной жизни. А пока сталкиваемся с трудностями, продлевая документ о регистрации организации в Реестре благотворительных организаций, в которой состоим с 2011 г.»

Елена Тополева-Солдунова рассказала РИА Новости: «На мой взгляд, если закон заработает, и не только он один, но и нормативно-правовые акты, которые будут к нему приниматься, тогда он может НКО сделать более устойчивыми».

В-четвертых.

В послании Федеральному собранию президент Владимир Путин ранее говорил о некоммерческих организации, которые «зарекомендовали себя в качестве безупречных партнеров государства».

Но дело в том, что государство, даже если оно открытое и готовое к сотрудничеству, есть только один из партнеров НКО. Партнеры НКО – это и бизнес, и государство, и гражданское общество в целом. И другие НКО, кстати. И даже «услуги» называются «общественно полезными», а не «государственно полезными».

Если организация А получила деньги от организации Б, которая получила их от организации В, а та – из-за границы и на этом основании она, то есть, организация А, может быть сочтена «иностранным агентом», если организация Д получила свои же собственные деньги, но с иностранного счета и тоже заработала себе это гордое имя – то мне совершенно непонятно, кому и зачем нужен этот закон. С моей, личной и ограниченной точки зрения, он нужен только для того, чтобы государственные структуры пилили деньги с аффилированными с ними квази-НКО.

Вот такой однобокий у меня взгляд на этот закон.

 

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий