Тереза и Джульетта: две героини в кино и благотворительности


Делать деньги на историях жизни выдающихся и ярких людей – норма кинобизнеса. Речь пойдет о нескольких экранизациях земного пути Терезы Калькутской, известной как мать Тереза. Причем тут Джульетта Капулетти? Скажу только, что две эти героини связаны между собой напрямую. Причем – в творении добрых дел, а не только в кино. Но все по порядку.

Об особой форме помощи людям матери Терезы снято не просто несколько фильмов, а несколько типов фильмов.

Документальный, журналиста «Би-би-си» Малькома Муджриджа 1969 года. Он стал первым, кто решил привлечь внимание общественности к тому, что делает Тереза. Второй — сугубо ознакомительного характера, он вышел уже после смерти матери Терезы, от «AIM International», это фильм режиссера Тома Айли и продюсера Вильяма Пола Маккейна. Следующий – американский 1986 года – с интервью самой Терезы. Энн и Жаннет Петри – сестры продюсер и режиссер, которые наиболее широко собрали цитаты своей героини.

Четвертый документальный фильм радикального атеиста Кристофера Хитченса, который выступил с едкой критикой деятельности Терезы. Собственно, он обвиняет даже не мать Терезу. Все что сказано о ней в его фильме 1994 года «Ангел из ада» совершенно не противоречит жизненным ориентирам любого монаха аскета. Скорее противоречит взглядам Хитченса на жизнь. А Тереза использована им как материал, чтобы еще раз троллить персон в политике, которых Хитченс в тот период критиковал. Потом его взгляды менялись.

Перед тем, как обратиться к художественным фильмам о Терезе, напомню, в чем же заключалась ее благотворительность. Новаторской она была только для современного христианского мира. Ничего нового мать Тереза не изобрела.

Самоинвестиция и помощь

olivia-hussey-as-mother-teresa

Оливия Хасси в роли матери Терезы

В истории есть люди, которые сами не имея ничего, не смогли выдержать незащищенности других. Франциск Ассизский помогал прокаженным, больным и животным; восстанавливал церкви, собирая камни возле строек. Валдес из Лиона, раздав свое имущество, создал общину нестяжателей, помогавших друг другу в нищете. Печерский монах Прохор Лободник кормил киевлян во время голода лободой до сыта. Современный нам американец Сэм Чайлдерс, продавший бизнес и ушедший в Африку – спасать детей в Судане, и сегодня нуждается в поддержке.

В чем суть такой помощи? Перед нами самоинвестиция. Тот самый случай, когда нечего вложить в дело, кроме себя самого, без денег. Мать Тереза идет просить милостыню – не для себя, для голодающих, тех, кто не могут просить в силу физических недугов. При этом Тереза еще имеет другой капитал для инвестиции – навыки. Она изучала в дублинском аббатстве английский язык и основы медицины — в Сорбонне. И работала учителем. Поэтому она может оказывать медицинскую помощь и контактировать с достаточно состоятельными людьми разных профессий и слоев общества. Не стоит забывать, что этот «эксперимент» был поставлен Терезой в Индии, в кастовом обществе: кроме экономики, это еще одна причина, почему на улицах без оказания помощи лежали неприкасаемые. Первая постоянная помощница и единомышленница появляется у Терезы только через год. Потом волна желающих присоединиться растет в геометрической прогрессии. Почему такой резкий статистический скачок?

Бедные, а тем более нищие думают, что они не могут ничем друг другу помочь: ведь у них ничего нет. Тереза активно разрушила этот стереотип, инвестируя себя в общее дело взаимопомощи. Потому в ее сестричество начинают активно приходить, в первую очередь, девушки из бедных и нищих семей. И Тереза только увеличивает объем работы, принимая еще нуждающихся. Когда появляются постоянные поставщики продуктов, она видит в этом возможность сэкономить и накормить таким образом больше голодных.

mother-Tereza_1

Если смотреть с точки зрения бизнеса – это не оптимизация для накопления прибыли, а расширение ради всеобщей занятости. Кстати, современные радикальные экологи считают, что избежать тотальной катастрофы голодных смертей и социальных бунтов, неизбежно ждущих «общество растущего потребления», можно только при помощи антирыночной революции и экономии.

Сама Тереза говорила: «Я знакома с одной женщиной. Она очень богата, но никогда не выбрасывает крошечные обмылки. Когда их собирается достаточно много, она… сама варит из них мыло. Вы скажете, что она сошла с ума от скупости. Я отвечу вам: скупые не перечисляют огромные суммы денег на нужды ордена сестер милосердия. Я думаю, она делает это из чувства солидарности с бедными. Давайте уважать бедность».

Коммуна как форма благотворительности

Благодаря этому принципу, Терезе всегда всего на всех хватало. Поэтому нищие и бедные шли к ней получить хоть «что-то», вместо «ничего». Конечно, все работали бесплатно (такова норма жизни большой семьи). И это не волонтерство. Оно появится в этой структуре позже, и в европейских странах. Скорее – как экскурсии для среднего класса. Именно этот средний класс, волонтеря у Терезы, будет возмущен условиями содержания больных и вообще ее скупым поведением по отношению к людям. Но на ментальном уровне, не будучи нищими, они не могут понять принципа экономии всегда и во всем. В основе — другая психология. Религиозную составляющую я не беру во внимание. Хотя в основу проекта Терезы была положена идея христианской коммуны. А идея любой коммуны – это автоматически основа антиглобализма. Средний класс, как собственник, не может понять и принять систему коммуны: делу взаимопомощи надо посвятить себя полностью. Но средний класс вместо этого ходит на работу к капиталу и зарабатывает деньги с 9.00 до 18.00 или зарабатывает на себя.

ht_mary_ellen_mark_2_kb_150526

Уже тогда, в противовес наемным штатным работникам — сестры матери Терезы опередили своим поведением возникший в 1990-х альтермондиализм. Сегодня представители этих движений (от марксистов и преследуемых религий до защитников животных и изоляционистов) называются антиглобалистами. Они выступают против разрыва между потреблением стран «золотого миллиарда» и нищетой «третьего мира». Между этими двумя понятийными блоками как раз находится уравновешивающая структура коммуны, где все помогают друг другу на равных. Такая вот форма благотворительности. Я бы сказала, что руководствуясь этими принципами, Тереза прожила жизнь в отдельно взятом христианском коммунизме – где все даром: и ее помощь людям, и помощь людей – ей.

Это о той форме помощи, которая была воплощена Терезой, ее историческими предшественниками и последователями. А то, какой смысл вкладывала Тереза в свое дело, – уже ее личное видение. Вот о личном может рассказать только художественный кинематограф. Погружение в образ актера представляет нам хоть какую-то достоверность, максимально приближаясь именно к человеку, а не к сторонней трактовке его поступков – как в документальных фильмах-расследованиях.

Тереза и ее роли

Именно так — мovie – называется художественная картина на языке кино. Один из первых был фильм «Мать Тереза: Во имя беднейших Господа», 1997 года с Джеральдиной Чаплин в главной роли, режиссера Кевина Коннора. В этом случае перед нами максимальное стремление к похожести. Джеральдина, действительно, более всех последующих исполнительниц соответствует внешности Терезы. Но при таланте актрисы, картина осталась иллюстрацией частной истории. На мой взгляд, авторы просто спешили первыми снять фильм после смерти Терезы.

Самая свежая — 2014 года «Добрые вести» американского режиссера Уильяма Райэда с Джульет Стивенсон в главной роли. При том, что Стивенсон не похожа на Терезу, она даже не пытается быть на нее похожа. В центре сюжета переписка Терезы с ее духовником, опубликованная с разрешения Ватикана. А в центре самой переписки – мистические видения и тот самый христианский догматический аспект, который был положен в практику помощи людям самой Терезой. Кто интересуется сокровенным – может смело смотреть эту экранизацию, вне зависимости от внешней непохожести высокой Стивенсон на согбенную смуглую Терезу.

В этом году о желании сделать еще одну историческую художественную трактовку заявили в США. Производством фильма займутся независимые продюсеры Тони Крантц («Малхолланд Драйв», сериал «Дракула») и Джеймс Т. Волк («Алмазный проект»). Сценаристом ленты назначен Кейр Пирсон, работавший над фильмом 2004 года «Отель «Руанда». Кто будет режиссером, пока не известно. Успеют и они к причислению Терезы к лику святых уже в этом сентябре – не известно тоже.
Три роли Оливии Хасси

motherteresa.inddНа сегодня наиболее удавшийся фильм с честной иллюстрацией всех сложностей, которые ждут филантропа, — это «Мать Тереза Калькуттская» 2003 года итальянского режиссера Фабрицио Коста с Оливией Хасси в главной роли. Той самой Хасси, которая стала известна миру своей ролью Джульетты в английской культовой экранизации Шекспира от режиссера Франко Дзефирелли 1968 года.

После ошеломительного успеха, Хасси продолжала карьеру как профессиональная актриса; ролей достаточно много. Но мировая известность ассоциируется у широкого зрителя с ролью Марии в «Иисус из Назарета» 1977 года, после чего ей было почти невозможно найти себе применение для по-настоящему звездной роли. Из личной жизни ее вырвал Папа Иоанн Павел II, по пьесе которого был снят фильм «Ювелирная лавка» 1988 года. Хасси была и его любимой актрисой. Иоанн Павел II благословлял ее на роль Марии, на роль в своем фильме. Он же благословил ее на роль матери Терезы в 2003 году. Пятидесятилетнюю Оливию одобрили на роль сестра Нирмала, преемственница Терезы, и единственная родственница, племянница Терезы – Аджи Бояджеху. Кроме того, Мать Тереза сама при жизни утвердила сценарий и одобрила актрису, сыгравшую мать Иисуса. Ее предложила в личной беседе Жаклин Онасис (вдова Кеннеди): «Если кто-либо сыграет вас, матушка – это будет Оливия Хасси».

Сама актриса признается, что всегда мечтала сыграть Терезу: «Я знаю, что не похожа. Но еще после роли Марии я уже чувствовала значимость «любви в действии» матери Терезы, видела – как много жизней она меняет. Она еще была жива, но я уже представляла, что играю ее. Я мечтала об этом 25 лет».

Получившийся фильм не идеален, но приемлем. В нем присутствуют критические моменты по отношению к самой Терезе, показаны конфликты и сомнения. И, конечно, молчаливая реакция нищей благотворительницы на претензии к ней. Помещая героиню в центр противоречия двух мировоззрений, между прагматиками и альтруистами – создатели фильма и актриса отлично передают безвыходность ситуаций, в которых оказывалась Тереза. Думаю, посмотрев фильм, многие перестанут расстраиваться по поводу нападок на их фонды или частные инициативы. А ведь это один из самых щекотливых нюансов в практике филантропии: завышенные требования общества к организатору благотворительного движения. Актриса ничего не говорит по этому поводу в кадре – только всем своим видом показывает нам: если вы захотели помогать нуждающимся, научитесь прощать сытым. Если прикоснулись к неприкасаемым, будьте готовы терпеть непонимание обласканных. Это главное уникальное молчаливое послание именно этого фильма, именно этой актрисы, именно в этой роли. Именно к благотворителям.

!medium_1e1b8f08f362726fa08696a485685f0f 777

Кадр из фильма «Ромео и Джульетта», 1968 год

Тем более интересно посмотреть, как красивая Оливия Хасси весь фильм ходит согнутой пополам, со старящим лицо и руки гримом, удачно продолжая играть в этом максимально затянутом физическом каркасе роли. Пожалуй, она — единственная из актеров в этой роли, проявила уважение к реальному человеку — Агнес Бояджиу, подметив и передав все физические особенности и привычки воплощаемого героя.

Но и личность актера накладывает отпечаток на образ. При всем успешном старании быть такой же сконцентрированной на внутреннем человеке, и точно передавая шаркающую походку, Оливия Хасси сделала Терезу такой же легкой для восприятия, как свою первую роль Джульетты. Хасси максимально трепетно несет содержание, как воду в ладонях, чтобы не расплескать. Глядя на ее игру – видишь внутреннюю Терезу, как через прозрачное стекло максимальной похожести. Критический зритель может сказать, что героиня представлена в фильме такой, какой Терезу бы хотели видеть. Я даже добавлю: Оливия Хасси в этой роли воплощает не только реального человека, сколько саму идею подвижничества, которое несла Тереза, его сублимированный сгусток в теле, а не столько стремление к портретному сходству.

Это неожиданный результативный актерский труд от известной всему миру Джульетты: «Я была смертельно больна этой работой весь съемочный период, – рассказывает Оливия. – Мы снимали по 14 часов в день. И я ощущала общий настрой — весь коллектив опять стал, как семья, – как это было на съемках «Ромео и Джульетты». Такие роли выпадают очень редко. Поскольку, на самом деле, не много ролей для стареющих актрис. Если мир запомнит моих Джульетту, Марию и Терезу – мне этого достаточно».

Джульетта и звери

mat_teresa_07

Оливия Хасси в роли матери Терезы, кадр из фильма

Роль Терезы отразилась на внутреннем мире Оливии; теперь она культивирует особый философский подход к жизни и творчеству. «Мой девиз: имей смелость быть собой. Бессмысленно переживать о вчерашнем дне, поскольку это ушло, и мы не можем ничего изменить. Бессмысленно думать и о завтрашнем дне, поскольку вы на самом деле не знаете, доживете ли вы до завтра. Таким образом, жить в настоящем моменте настолько, насколько вы можете — самая важная вещь. Только не относитесь ко всему слишком серьезно. Мы здесь не надолго. Начните просто благодарить Вселенную за этот день, за существование в этом теле здесь и сейчас, и всегда прощайте. Только так».

Оливия Хасси активно посещает Индию, места, где была мать Тереза. Жертвует в благотворительные фонды: матери Терезы, Синий крест Индии и фонд помощи бездомным собакам. Мало того – это ее личный фонд с главным центром на Шри-Ланке.

Желание спасать собак появилась у нее в 2005 году, после того, как она провела три свободные недели в Индии и была поражена условиями, в которых живут местные бродячие псы. Она организовала фонд и приюты, чтобы беспризорные собаки были ухожены и привиты. Теперь там содержатся не только собаки, но и другие бездомные животные.

2wrqB5Z9hBA

Фото с официального сайта Оливии Хасси

Фонд надо поддерживать регулярно, а не от роли к роли. Делает Оливия это за счет своей дизайнерской деятельности, участвуя в показах мод в Вегасе с собственными коллекциями – туник, сари и кафтанов. Часть этой прибыли она так же жертвует на помощь животным, о которых просят помочь другие. Она сама вегетарианец. В доме у нее 8 собак, 3 свиньи, 2 морские свинки, кролик, кот, шиншилла, попугай и лошадь. На личных страницах в соцсетях всегда можно увидеть новое фото спасенных животных вперемежку с домочадцами. Хозяйка страницы очень открыта для общения. Оливия замужем за музыкантом Дэвидом Эйсли, у нее два сына и дочь, которая тоже начинает сниматься в кино. Живут они на склонах американского города Малибу, среди вилл кинозвезд и известных мест голливудских съемок.

Это далеко от образа жизни Терезы. Но кто бы мог подумать в далеких 1970-х, что встретит «Джульетту всех времен» на экранах в старящем гриме, а на страницах интернет-прессы в качестве активиста по защите прав животных? Никто из других актрис, исполнивших роль Терезы, не занимается помощью «неприкасемым»: как животным, так и людям. Итак, эти две персоны мать Тереза и Джульетта, благодаря Оливии Хасси связаны между собой в творении добрых дел, а не только в кино.

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий