«…Либо жизнь имеет тебя». Как наставники меняют судьбу сирот


Волонтёрская программа «Старшие Братья Старшие Сёстры» работает в тринадцати странах мира, включая Россию, США, Канаду, Австралию. Её задача — организовать наставничество между специально подготовленным взрослым волонтёром и ребёнком из неблагополучного окружения – детдомовцем или воспитывающимся в «трудной» семье. Наставничество, которое нередко перерастает в дружбу.

большие братья большие сестры

Волонтёр встречается с ребёнком не реже раза в неделю в течение как минимум одного года, а в большинстве случаев – гораздо дольше. Задача наставника – не только быть постоянным значимым взрослым, но и социализировать ребёнка, вывести в общество и научить взаимодействовать с миром за пределами детского дома. За взаимоотношениями волонтёра с ребёнком следят профессиональные психологи, которые помогают наставнику раскрыть своего подопечного наилучшим образом.

В материале корреспондента «Филантропа» — две истории воспитанников детских домов, жизнь которых изменили наставники из программы «Старшие Братья Старшие Сёстры».

История 1. Творчество и любовь к спорту

Коля Карцев – 24-летний низкорослый очкарик. У него три средне-специальных образования: машинист-уборщик, портной и горничный. По должности он кассир на автозаправке, а в будущем мечтает о своей выставке. Коля увлекается росписью пластилином по стеклу и надеется связать жизнь с этим. Его речь на удивление связная и последовательная, несмотря на то что разговор идёт о непростых и очень личных вещах.

Профессию машиниста-уборщика Николай выбрал сознательно: «Хотелось расширить кругозор, и это удалось – попал в Германию на обмен опытом по профессии». Поскольку Николай хорошо учился и участвовал в жизни альма-матер, колледж дважды предлагал ему получить ещё одну специальность. Несмотря на хромоту и слабое зрение, Коля занимается спортом – катается на роликах, любит паркур и активно болеет за российские спортивные сборные.

— Мне не нравится жизнь, в которой есть только дом и работа, работа и дом, и так каждый день, — поясняет Карцев. – Обязательно должно быть творчество, разнообразие и множество всевозможных занятий.

Такое многообразие интересов наводит на мысль, что Николай – успешный человек, у которого точно нет проблем с социализацией, несмотря на детдомовское прошлое.

Детство у него было безрадостное: мама и папа все время пили, оставив сыну в наследство хромоту (когда-то папа разбил пивную кружку, и осколок угодил ребёнку в колено) и агрессивную ненависть к вредным привычкам. Коля не общался с ровесниками и не занимался развитием. В первый класс пошёл в восемь лет. Учиться, однако, не хотел категорически, хорошим поведением тоже не отличался, и на следующий год его перевели в интернат. Тогда ему сказали, что это временная воспитательная мера. Но вскоре родителей лишили прав на сына, и Коля остался в сиротском учреждении. В 2000 году его отец умер от пьянства, год спустя то же случилось и с мамой. В гости к осиротевшему ребёнку иногда приезжал лишь его двоюродный брат.

Несмотря на суровые условия интерната, где ограничений было намного больше, чем возможностей, Коля начал посещать кружки: музыка, пение, танцы. Была ещё мечта стать водителем-гонщиком, но из-за слабого здоровья об этом пришлось забыть. А в 16 лет воспитатель рассказал подростку о волонтёрской программе наставничества «Старшие Братья Старшие Сёстры». Так у Николая появился «старший брат» и наставник. Многие годы они виделись каждую неделю. Несмотря на почти 20-летнюю разницу в возрасте, Джон до сих пор остаётся его близким другом.

– В них есть какая-то дикость, — так Коля говорит о взаимоотношениях в интернате. – Я не пытался, в отличие от большинства из них, привлечь внимание ссорами и скандалами. Моим девизом было: никогда не нарываться на проблемы.

Джон, выходец из Ирландии, познакомил Колю с предпринимателями и топ-менеджерами и ввёл его в круг успешных, состоявшихся людей.

— Сам никогда бы с этими людьми не пересёкся. А если бы и случилось, ни за что не подумал бы, что могу общаться с ними на равных, даже не пытался бы — делится Карцев.

Но Коля не только общался на равных с успешными тружениками. Благодаря тогдашнему директору программы «Старшие Братья Старшие Сёстры» Карцев и получил свою нынешнюю работу. Несмотря на всю незатейливость позиции кассира, Николай, по его словам, даже и не мечтал о чем-то лучше, чем работа дворником.

С помощью наставника Коле удалось устранить и другую свою проблему: неумение ориентироваться в городе. Джон учил его читать указатели и запоминать объекты. А спустя некоторое время директор интерната стал настолько доверять «старшему брату», что отпускал Карцева к нему одного. Так Николай стал не только находить дорогу сам, но и научился преодолевать стеснение спрашивать дорогу у прохожих.

Все это кажется несущественной мелочью. Но опыт общения с состоявшимися людьми заставляет человека иначе взглянуть на себя и окружающих, обрести уверенность и начать ставить цели. По оценкам самих «Старших Братьев», их подопечные дети становятся уверенными, самостоятельными, ответственными и организованными. А умение ориентироваться в городе и просить помощи у других существенно облегчает достижение целей. Без этих навыков Коле, вероятно, было бы сложно стать успешным в колледже и удержаться на полученной работе.

История 2. «Просто возьми и перебори»

Андрей Грибков ждёт меня в кафе на Китай-городе. К моему приходу он уже увлечённо ест пирожное, запивая кофе и время от времени болтая с барменами. Его взгляд и манера общения выдают в нём энергичного, общительного, успешного человека, привыкшего управлять своей жизнью. Не зная его историю, трудно поверить, что он столько времени прожил в приюте и детском доме.

Андрею 19, он заканчивает колледж малого бизнеса по специальности «логист» и работает заместителем менеджера отдела экспедирования в компании, которую называет компанией своей мечты. Разговаривая, он активно жестикулирует, использует образы и рисует схемы.

Про то, как он стал детдомовцем, Грибков рассказывает так:

— Жил я, значит, с мамой и бабушкой. Мама сильно болела. На голову. И вот, когда мне было двенадцать, ее состояние сильно ухудшилось, жить дома стало невыносимо. Я и обратился в органы опеки, чтобы они меня защитили. Да, считай, я сам ушёл из дома, это было моё решение. Жил в приюте, а с шестнадцати лет – в детском доме.

— И как тебе детдомовское общество?

— Дегенераты. Алкоголики. Наркоманы. Идиоты. Ничего интересного.

В школе Андрей, по его словам, почти не думал об учёбе, зато постоянно ездил в детские лагеря, проводя там по три месяца в году. Именно это в итоге и помогло ему.

— В какой-то момент я взвыл в отчаянии: «Хочу в семью!» Я написал в несколько организаций, которые могли в этом помочь, в том числе в патронат и в «Старшие Братья Старшие Сёстры». С патронатом – не вышло. А руководителем «Старших Братьев» неожиданно оказалась моя вожатая из лагеря, Алена… Конечно, я сразу оказался в программе.

Когда речь заходит о наставнике, глаза Грибкова загораются, а жестикуляция усиливается:

— Злата изменила меня полностью, на сто процентов. Я как будто начал жизнь с чистого листа. Вот смотри, — он берёт у меня карандаш и рисует круг с сектором, затем пишет внутри сектора «5%», — Вот таким был мой кругозор до её появления. С ней же… — Андрей пишет над сектором крупно: «+175%».

— Во-первых, Злата меня приучила к технологиям, — продолжает молодой логист, кивая на лежащий перед ним IPhone. – Я раньше и телефоном-то не пользовался. Во-вторых, она открыла мне целый мир, показав молодёжную Москву. Мы виделись два-три раза в неделю, и каждый раз она показывала мне новое место или событие. В-третьих, именно Злата приучила меня к гигиене, например, напоминала о том, чтобы зубы чистил каждый день. Вот смотри, каким я был два года назад, — показывает на айфоне фотографию. – Совсем непохож, правда? Но главное, – она поборола мою стеснительность, так что теперь я без проблем общаюсь с кем угодно. Она давала мне задания на преодоление страха перед людьми. Например, в людном месте она говорила: «Ты должен познакомиться здесь с тремя новыми людьми. Если ты не справишься, то мы не увидимся две недели или до тех пор, пока не выполнишь». А я очень дорожил общением со Златой, и это мотивировало меня. Именно так я однажды познакомился со сноубордистами, и вот – третий год уже катаюсь, за что отдельно благодарен своей «старшей сестре». Раньше я стеснялся даже заказать еду в кафе или ресторане – всегда просил это делать других. Теперь сам учу своих друзей из приюта справляться с этим. Например, говорю им: «Я пошёл в туалет, закажи мне то-то и то-то». Тут ведь как? В приюте и детском доме воспитанники замкнуты в своей узкой «касте». Туда не попадает никто посторонний. Они и не знают, как с этими посторонними общаться. А надо их вытаскивать.

Отношения Златы и Андрея настолько тёплые и доверительные, что, встречаясь после длительной разлуки, они дарят друг другу цветы и подарки. Ещё Злата познакомила своего подопечного с семьёй и друзьями. В подписях к совместным фотографиям они называют друг друга братом и сестрой.

— И я вот что сказал бы воспитанникам детских домов, — подытоживает Андрей. – Если случилось так, что ты попал в это учреждение, то просто… возьми… и перебори себя, перебори свою агрессию и замкнутость. Открой себя для мира! Не то ты сопьёшься, станешь наркоманом или бомжом, попадёшь в тюрьму, сдохнешь в тридцать лет! Я переборол, я научился общаться – и вот я успешен. Как меня Злата учила – не нужно концентрироваться на том, что ты такой несчастный, потому что у тебя нет семьи, ты вырос в сиротском учреждении и у тебя нет нормального общения. Концентрируйся на своих положительных сторонах! У кого-то нет руки, ноги, у кого-то проблемы с головой. А у тебя все в порядке – и думай об этом! И ещё есть одна мудрая мысль, которой меня тоже научила Злата. «Либо ты имеешь жизнь, либо жизнь имеет тебя».

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Leave a Reply