От городских фестивалей до репутации России: чем занимается Фонд наследия русского зарубежья


Фестиваль «Русское зарубежье: города и лица» впервые проходит осенью 2021 года в пяти российских городах, от Владивостока до Севастополя. В каждом городе — своя программа и свои герои, которые связывают это место с его прошлым и другими городами мира. Так, во Владивостоке героями лекций, кинопоказов и выставок 2 — 5 сентября стали артист балета Рудольф Нуреев, поэтесса Лариса Андерсен, киноактер Юл Бриннер и офицеры Владивостокской крепости Петр Унтербергер и Алексей Будберг.

Этот фестиваль — один из первых культурных проектов недавно созданного Фонда наследия русского зарубежья. Организаторы планируют проводить фестиваль каждый год в разных городах. Какие еще события готовит фонд в России и за границей, зачем сегодня в принципе изучать историю русской эмиграции и как популяризировать эту тему, не разжигая ненависть, рассказала «Филантропу» руководитель фонда Елена Чернышкова.

Елена Чернышова. Фото: Марк Серый.
Снято во время фестиваля «Русское зарубежье: города и лица».
Владивосток, Форт Поспелова

Вернуть и показать архивы

— Сегодня тема русской эмиграции не так популярна, как 26 лет назад, когда в Москве появился Дом русского зарубежья. Почему вдруг сейчас при этом музейно-архивном центре учрежден специальный фонд?

— Есть актуальные задачи, на которые у Дома русского зарубежья недостаточно ресурсов. В первую очередь — возвращение в Россию архивов и предметов музейного значения. В 2019 году, например, на парижском аукционе Drouot был выставлен архив одного из лидеров Белого движения Александра Колчака. У Дома русского зарубежья не было денег на участие в аукционе — хорошо, архив тогда выкупили меценаты.

Фонд учредили в 2020 году, и весной 2021 года мы начали работать при поддержке «ВЭБ.РФ». Мы уже выкупили для Дома русского зарубежья часть архива Колчака и приобрели на аукционе в Париже еще один — писательницы Нины Берберовой.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— Почему лучше хранить архивы в госучреждении, а не в частной коллекции?

— Приобретая архив, мы хотим сразу понимать, кто, где и когда сможет его увидеть. Поэтому еще одна важная задача фонда — популяризация благодаря возвращению и открытию для широкой аудитории архивов истории и наследия русского зарубежья, рассказ о судьбах эмигрантов и их потомков, об их вкладе в мировую и российскую культуру и науку.

Все знают Джорджа Гершвина как звезду американского джаза. Но мало кто знает, что его родители в конце XIX века эмигрировали в США из России.

Мы подчеркнули эту связь в нашей августовской культурной программе «Лето в Доме русского зарубежья», включив в нее концерт джазового коллектива «Большой Джазовый Оркестр под управлением Петра Востокова». Музыканты исполнили произведения Гершвина, Рахманинова и других композиторов русского зарубежья. Джазовый концерт пройдет и на нашем фестивале в Екатеринбурге.

История игрушки: как старинный промысел стал основой благотворительного проекта

— Почему для фестиваля выбраны именно эти пять городов: Владивосток, Омск, Екатеринбург, Пермь и Севастополь?

— В них, пожалуй, живут самые активные исследователи истории русского зарубежья. Мы хотим не просто привезти на фестиваль «свое» содержание из Москвы, чтобы жители города были не только зрителями и слушателями, но сами участвовали в программе фестиваля, рассказали нам свои истории, связанные с русским зарубежьем. Во Владивостоке, например, при поддержке нашего фонда в Музее истории Дальнего Востока имени Арсеньева состоялась уникальная выставка личных вещей Рудольфа Нуриева, идея выставки была их. Музей предложил провести презентацию книги воспоминаний инженера Владивостокской крепости, а мы организовали кинопоказ фильма киностудии «Русский путь» о голливудском актере Юле Бриннере, который родился во Владивостоке. Таким образом совместными усилиями Дома русского зарубежья, фонда, местных музеев, театров и НКО в каждом городе рождается индивидуальная программа из 8-10 мероприятий.

Сейчас мы обсуждаем с екатеринбуржцами героев их фестивальной программы. В их число, кроме Эрнста Неизвестного, могут попасть и купеческие династии, эмигрировавшие после революции, и современные стартаперы из Силиконовой долины с русскими корнями. Лишь одна наша выставка, созданная в Москве, путешествует с фестивалем по всем городам — это «Русское зарубежье в фотопортретах» Петра Шумова, личного фотографа Огюста Родена. Он снимал в Париже 1920-1930-х Марину Цветаеву, Марка Шагала, Тэффи, Петра Струве, Владислава Ходасевича и многих других русских изгнанников.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Захватывающие документальные драмы

— Для кого вы проводите фестиваль?

— Мы хотим привлечь новую широкую аудиторию, которая не знакома с этим большим пластом истории России. Мы хотим напомнить, какая драма произошла в жизни множества наших с вами соотечественников около века назад.

Мое личное важное переживание от первого посещения Музея русского зарубежья — это понимание, что все эти люди уезжали ненадолго, переждать «окаянные дни». Они брали с собой только самое необходимое. И лишь постепенно они осознавали, что уже никогда не вернутся на родину.

Это щемящее чувство глубокого сопереживания конкретным людям и семьям, покинувшим Россию, пронизывает экспозицию. При этом музей сделан в очень современной и в то же время деликатной манере, экспозиция невероятно интересная, интерактивная и использует технологию открытого хранения, так что для посещения он интересен всем.

Базируясь во многом на данных Дома русского зарубежья, наш фонд реализует программы и мероприятия, которые призваны привлечь к истории русской эмиграции и ее богатому наследию внимание самых разных людей. Мы помогаем вернуть эту тему в современную информационную повестку.

При помощи клея и ножниц

— Не боитесь разжечь ненависть, которую часто вызывают культурные проекты, связанные с русской историей XX века, будь то фильм «Матильда» или конкурс школьных сочинений «Мемориала»?

— Вы, возможно слышали, что открытие памятника Александру Исаевичу Солженицыну несколько лет назад во Владивостоке спровоцировало ряд «хейтерских» акций, и это, конечно, не единственный пример возможных сложностей. На мой взгляд, одна из проблем в том, что у нас в обществе так до сих пор и не сделано адекватной оценки исторических событий столетней давности, повлекших одну из самых массовых в истории волн эмиграции, многие важнейшие факты либо малоизвестны, замалчиваются, либо совсем забыты. Кто эти люди — предатели, потому что уехали, или хранители русской культуры? Как относиться к ним и к историческим событиям того времени? Понять историю России и сформировать осознанное отношение к ней помогает знакомство с судьбами конкретных людей, с их дневниками и письмами, где они рассказывают, кем себя ощущали и что думали о России, глядя на нее со стороны.

На мой взгляд, в условиях полярных мнений и общей обстановки забвения, которая сложилась за последние десятилетия в этой теме, очень важно ссылаться на конкретные документы, доказанные факты, архивные данные.

И здесь у нас есть возможность подтверждать каждую историю документально благодаря огромным фондам, которые хранятся в Доме русского зарубежья, и знаниям, которыми обладают исследователи и сотрудники ДРЗ. Собственно, развитие Дома русского зарубежья и его музея — это третье важное для фонда направление.

— Почему это направление фонда, а не самого Дома русского зарубежья?

— Почему научно-исследовательский институт не всегда может успешно заниматься популяризацией науки? Ему нужен «переводчик», который донесет информацию понятно и интересно для широкой аудитории. Наш фонд поддерживает проекты развития Дома русского зарубежья. В фонде работает прекрасная команда с опытом организации благотворительных и просветительских программ, конкурсов и научно-популярных фестивалей. Но ресурсы фонда не безграничны. Летом мы, например, не смогли выкупить на аукционе гостевую книгу из французской виллы известной балерины Матильды Кшесинской. Цена лота взлетела в разы, существенно превысив лимит, который был определен советом фонда. Однако мы будем стараться выкупать и возвращать на родину самые знаковые архивы русских эмигрантов.

Культурная наша держава

— Ваша работа за рубежом ограничена скорее поиском и покупкой архивов?

— Конечно, нет. Мы, например, включились в работу по сохранению русских некрополей — они есть во многих странах, например. в Южной Америке, Австралии, Китае, Европе. Если не осталось живых наследников, кто-то должен следить не только за состоянием надгробий, но и за правами на пользование землей. Например, уже некоторое время назад на русском участке огромного кладбища «Novo groblje» в Белграде, где захоронены десятки известных деятелей русского зарубежья, в частности – почти вся русская профессура Белградского университета, у ряда могил образовались большие долги по оплате пользования землей. В любой момент могилы могут быть снесены, а земля продана новым владельцам. В настоящее время фонд договорился с руководством кладбища об оплате задолженностей за русские некрополи в Белграде. Похожая история в Париже, где мы планируем решить вопрос до конца года.

На днях мы подписали договор с издательством «ИМКА-Пресс» в Париже. В свое время оно стало культурным центром русской эмиграции, поэтому хранит архивы многих выдающихся представителей эмиграции, которые печатались в издательстве и вели с ним обширную переписку. Последние десятилетия архивы издательства были в плачевном состоянии. Мы планируем оцифровать исторический архив издательства, описать и очистить его, чтобы он стал доступен для исследователей.

Еще один проект связан с наследием русского художника-эмигранта Леонида Браиловского, работы которого хранятся в Ватикане и представляют собой изображения русских православных храмов, созданных по памяти или по дореволюционным наброскам. Многих храмов сегодня уже не существует. Его выставка в России обсуждается несколько лет. Параллельно возникла идея соединить картины с современными фотографиями, показать, что происходит на месте снесенных храмов сейчас. Эта выставка — важное культурное событие, в котором будут участвовать Римско-католическая и Православная церкви.

— Собираетесь делать акцент на историях, которыми Россия может гордиться?

— У фонда нет и не может быть политической повестки, но у нас есть цель развития репутации России как культурной державы, откуда вышли люди, внесшие весомый вклад в развитие мировой культуры и науки. Мы обязательно будем работать с англоязычной аудиторией, взаимодействовать с ведущими зарубежными университетами и музейными центрами. Мы уже в контакте с Русскими домами в Париже, Лондоне, Белграде, в контакте с потомками русских эмигрантов, которые до сих пор хранят у себя архивы и произведения искусства. Мы будем развивать механизмы, с помощью которых эти архивы станут достоянием и российской, и международной аудитории.

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий