«Просто говорить и держать за руку»: как волонтеры помогают в хосписах


Настоящий материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен иностранным агентом Благотворительным фондом развития филантропии, либо касается деятельности иностранного агента Благотворительного фонда развития филантропии

По данным фонда помощи хосписам «Вера», в России 39 хосписов, где получают паллиативную помощь неизлечимо больные люди. Но на этом этапе жизни нужна не только квалифицированная медицинская помощь, но и человеческая поддержка, участие и возможность подержать кого-то за руку. И рядом часто оказываются волонтеры.

«Филантроп» поговорил с тремя волонтерами фонда «Вера» о том, почему они решили помогать хосписам и как это изменило их жизнь.

«Пьём чай и хохочем»

Маргарита Максимова, 39 лет, Дом милосердия кузнеца Лобова в Поречье-Рыбном Ярославской области

Я живу в Мытищах и 20 лет работаю воспитательницей в детском саду. В 2013 году наша семья купила дачу в 200 километрах от дома — в Поречье-Рыбном. Я заинтересовались жизнью посёлка и узнала, что в нём есть дом милосердия, в котором живут люди с неизлечимой болезнью. Поначалу я не решалась в него зайти — боялась, что увиденное меня испугает.

В ноябре 2018 года в моём детском саду проходила неделя добра милосердия — дети мастерили кормушки для птиц, помогали друг другу и родителям. Я подумала, что это отличный повод собрать вещи для жителей хосписа и познакомиться с ними. Я созвонилась с руководителем дома милосердия Алексеем Васиковым и он с удовольствием разрешил нам приехать. Тогда вместе с коллегами и родителями воспитанников мы купили чай, кофе, сладости, средства гигиены. Эту акцию назвали «Корзинкой добра», и теперь она проходит в нашем саду ежегодно ко Дню пожилого человека.

 

Когда я впервые приехала в хоспис, то была поражена тому, как там уютно, по-домашнему. Это было совсем не похоже на медицинское учреждение для неизлечимо больных людей. Поездка не вызвала у меня чувства испуга или тревоги — наоборот, с некоторыми жителями я со временем подружилась.

Например, Нина Николаевна незрячая и парализована, уже 12 лет живет в хосписе. Она очень душевный человек, с юмором, каждый раз, когда я приезжаю, мы пьём с чай, хохочем и держимся за руки. Или Николай Иванович, который, к сожалению, уже умер. Он тоже был парализован и почти не говорил. Однажды в хосписе проходил концерт, мы сидели с ним рядом и он крепко-крепко сжимал мою руку.

Я видела по его глазам, насколько важен для него этот момент.

У всех нас есть пожилые родственники, бабушки, дедушки, родители. Раньше я думала: что делать, если с ними что-то случится. Например, если человека парализует и он будет прикован к кровати, то нужно будет бросить работу и постоянно находиться рядом. Где найти помощь? Эти вопросы вызывали страх.

Когда я попала в хоспис, страх пропал. Я поняла, что человек может научиться тому, как ухаживать и общаться с такими людьми. Не нужно бояться, что некоторые тяжелобольные люди, например, с деменцией, бывают агрессивны. Просто к ним нужен специальный подход.

Самое главное для волонтера — искренность и позитив, пациенты обязательно почувствуют, что у тебя сегодня плохое настроение, их не обмануть дежурной улыбкой. Я приезжаю в хоспис на протяжении четырех лет — делаю это по возможности, стараюсь не пропускать все праздники. Конечно, мне не по себе от мысли, что в один день не станет кого-то из жителей, с которыми я общаюсь. Поэтому мне хочется дать им еще больше заботы и надеяться на то, что мы будем друг у друга как можно дольше.

«Многие никогда в жизни не видели столько внимания»

Елена Байбакова, 63 года, хоспис № 6 в Зеленограде  

Я стала волонтером в начале 2020 года, после того, как вышла на пенсию. До этого у меня был свой бизнес, связанный с маркетинговыми исследованиями. Я подумала, что было бы неплохо посвятить часть свободного времени тем, кому это нужно. Мне хотелось быть полезной. Я случайно увидела объявление в газете, что фонду «Вера» требуются волонтёры в хосписы, и пришла на ознакомительную встречу.

Интересно, что во время работы я видела этот хоспис из окна своего кабинета. Кстати, когда его только планировали построить — около 10 лет назад — местные жители выступали против. У них, как и у меня, было множество предрассудков.

Казалось, что это место, где люди каждый день умирают в ужасных условиях, поэтому всем было страшно.

В хоспис попадают самые разные люди, с разными историями. Чувствуется, что многие из них никогда в своей жизни не видели столько заботы и внимания, которые им здесь дают. У нас в хосписе есть 30-летний Илья, который в 14 лет стал сиротой и скитался по детским домам. Благодаря доброте и заботе в хосписе у него появилась положительная динамика — он встал на ноги, хотя до этого долгое время не мог сам ходить.

Я приезжаю в хоспис два раза в неделю. Помогаю персоналу, если нужно отвезти человека на прогулку или переодеть, ухаживаю за обитателями живого уголка — рыбками, черепахой и попугаем. Еще мы с другими волонтерами с помощью координаторов фонда собираем через соцсети так называемые «корзинки радости»: мороженое, фрукты, сладости, пирожки. Их мы потом разносим пациентам.

Я — верующий человек, помогаю батюшке из местного храма причащать и соборовать пациентов. Я заранее составляю списки тех, кто хочет это сделать, и читаю для них соответствующие молитвы.

Сейчас я понимаю: работа в хосписе, в первую очередь, необходима мне самой. Это невероятная школа милосердия и терпения.

Мне приносит удовлетворение то, что я поддерживаю людей в трудной ситуации. Конечно, мне бывает психологически трудно: возвращаюсь домой, вроде бы все хорошо, но нет сил. В этом нет ничего страшного, ведь я и прихожу в хоспис, чтобы отдать свою энергию людям.

Меня уже не пугает смерть: я твёрдо уверена, что это не конец, а просто переход в другое измерение. Да, мне горько, когда в хосписе умирает человек, к которому я привязалась, но я знаю, что он ушел из жизни достойно, без страха и боли.

Как обучать и мотивировать волонтёров: опыт фонда «Вера»

«Просто будь человеком. И все»

Ирина Романенко, 43 года, хоспис № 4 в Санкт-Петербурге

Я работаю фотографом. Когда читала в социальных сетях посты учредителя фонда «Вера» Нюты Федермессер, соучредителя фонда «Дом с маяком» Лиды Мониавы, руководителя паллиативной программы благотворительного фонда AdVita Кати Овсянниковой, мне очень нравился их главный девиз о том, что человеку в конце жизни нужно помочь достойно уйти.

Я не боюсь соприкасаться со смертью: дом родителей находится в лесу рядом с кладбищем. Моё детское любопытство не раз приводило меня поиграть туда и понаблюдать за похоронами. Мне не было там страшно, наоборот, я испытывала спокойствие в этом месте. Я и сейчас люблю размеренные прогулки по кладбищам.

Когда мне было 16 лет, умер мальчик, в которого я была сильно влюблена. Мне разрешили быть в доме с его телом, смотреть на него, попрощаться. Это очень помогло осознать, прочувствовать и, наверное, правильно прожить горе потери любимого человека.

В конце 2020 года я заполнила анкету на сайте фонда «Вера» и предложила поработать в хосписе фотоволонтером. Во время знакомства с хосписом, которое длилось месяц, я поливала цветы, протирала пыль и общалась с родственниками пациентов. Это были легкие и одновременно глубокие разговоры. Я поняла, что могу прочувствовать их переживания и помочь тем, что слушаю их.

Сейчас я фотографирую в хосписе дни рождения, мастер-классы, прогулки, — разные моменты в конце жизни. Также сама сопровождаю пациентов во время прогулок: кто-то уже обессилен и нужно выкатить на улицу его коляску или кровать. Кто-то ходит самостоятельно, но ему может быть скучно гулять одному и тогда я предлагаю свою компанию. Еще я умею стричь — прихожу с ножницами, машинкой и делаю пациентам прически.

Когда я стала волонтером, муж и дети меня поддержали, а вот родители и свекровь выразили недопонимание: они считают, что мне это дается эмоционально с очень большим трудом.

Конечно, бывали случаи, когда волонтеры не справлялись с эмоциями и больше не приходили. Я же чувствую свою наполненность и нужность — это и помогает справляться.

Считаю, что потребность человека помогать другому исходит из желания делиться тем, что в нём самом в избытке. Я всегда умела радоваться мелочам, и оказалось, что это как раз помогает мне подзаряжаться энергией и источать эту радость бытия. В хосписе я продолжаю проявлять заботу и внимание к людям и получаю в ответ улыбку или искреннюю благодарность, которые невообразимо воодушевляют. Я, как фотограф, через объектив подмечаю многое, — детали, нюансы, взгляды.

Самое трудное для меня — это прощаться, горевать, скучать. Особенно, если сложились близкие отношения с человеком. У нас в хосписе была молодая женщина, очень яркая, творческая. Когда наш координатор Настя предложила мне устроить для нее фотосессию, я с радостью откликнулась. Мы вместе придумали образы, подобрали наряды, макияж. Наша героиня доверилась мне и так раскрылась в момент съемки, что ей самой понравилось. Мы общались с ней почти год, она приезжала в хоспис на некоторое время, затем уезжала домой.

Не так давно она ушла из жизни. Я приходила к ней в последние дни, разговаривала, потом просто была рядом. Сейчас я часто её вспоминаю, особенно её записи-послания на информационных досках в коридорах хосписа. Она писала их для всех, называя  их «мудротыдня».

Вот одна из них: «Просто будь человеком. И все».

Я всегда приезжала в хоспис раз в неделю. Но с февраля особенно остро возникла потребность чувствовать, что я жива и приношу пользу. Поэтому сейчас приезжаю два раза в неделю.

У меня несколько родственников скончались от рака, и в тот момент меня не было рядом, о чем сейчас я жалею. Я понимаю, как необходимо человеку уйти из жизни так, чтобы с ним кто-то говорил и держал за руку. Я стала больше ценить жизнь в каждом моменте.


Фонд «Вера» больше 15 лет помогает детям и взрослым, которых уже не вылечить, поддерживая хосписы в России. Записаться на ознакомительную встречу волонтёров можно по ссылке. Такие онлайн-встречи проходят два раза в месяц. Потенциальным волонтерам рассказывают о фонде, об основах паллиативной помощи и ее философии, о хосписах и о том, как можно помогать подопечным.

Волонтеры всегда нужны в отдаленных районах Москвы: Зеленограде, Куркино, Некрасовке. Кроме того, не хватает помощников в Доме сестринского ухода «Люблино» и в Первом московском детском хосписе в Чертаново. Особенно в фонде «Вера» рады волонтерам, которые могут оказывать востребованные в хосписе услуги: например, фотографам или мастерам в сфере красоты — летом у пациентов большой спрос на стрижки и яркий маникюр.

+ There are no comments

Add yours

Добавить комментарий