Пол Аллен присоединился к пакту Баффета-Гейтса. Форбс недоволен


 

Пол Аллен готов отдать большую часть своего состояния на благотворительные цели после своей смерти. 

Состояние Алена оценивается в 13,5 млрд долларов. По данным журнала Forbes, в 2009 году Аллен занял 17-е место в списке 400 наиболее состоятельных людей Америки. Он регулярно выделяет деньги на благотворительные программы, спонсирует научные исследования и даже основал Музей научной фантастики в Сиэтле (штат Вашингтон). 

«Я давно уже думал о том, чтобы продолжить поддерживать работу семейного благотворительного фонда и дать старт некоммерческим научным исследованиям, аналогичным тем, над которыми в настоящий момент работает Институт Аллена по изучению деятельности мозга», — подчеркнул бизнесмен в обнародованном заявлении. 

Молодые Билл Гейтс и Пол Аллен (справа) улыбаются. Они только что получили контракт на создание MS-DOS. Фото:Doug Wilson/Corbis

Любопытно, что журнал Forbes считает инициативу «Дай обещание» (Giving Plegde) бессмысленной. Один из авторов журнала, Джон Тэмни, уверен, что отдавая свои миллиарды нуждающимся, филантропы бесполезно потратят эти средства. Вместо этого нужно и дальше инвестировать средства в бизнес. 

В статье Форбс говорится: «…самая благородная благотворительность — помочь человечеству обходиться вообще без благотворительности. И именно это могли бы сделать миллиардеры, инвестировав свои сказочные состояния…. Быть свидетелем такой щедрости весьма приятно, но, если добрые миллиардеры действительно хотят помочь человечеству, им надо беречь каждый свой пенни. Чтобы пустить свои средства в благотворительный оборот, двум богатейшим американцам следовало бы вложить их в производство потребительских товаров. Конечно, пожертвования помогут кому-то в ближайшей перспективе, но изъятие капитала из производства в конечном счете приведет к падению качества жизни, росту безработицы и увеличит — а не уменьшит — потребность в благотворительности. 

И напротив — инвестированные деньги обеспечат капиталом бизнес сегодняшнего и завтрашнего дня. Сберегая деньги, мы по определению предоставляем их предпринимателям, и накопление капитала в виде сбережений естественным образом создает рабочие места. Вложенные средства служат на благо общества, поддерживая тех, кто готов работать. 

Гейтс с Баффеттом могут возразить, что, сохранив деньги, они сделают своих наследников вечными иждивенцами былых времен. Это так, но, раздав деньги, они сделают иждивенцами своей щедрости мириады людей и благотворительных организаций». 

Позиция Форбс не нова 

В свое время в США существовала т.н. «концепция научной благотворительности». На практике концепцию «научной благотворительности» осуществляли Общества организации благотворительности (ООБ). Они видели свою задачу в использовании новейших достижений естественных и общественных наук для улучшения положения низших слоев общества. Это стремление нашло выражение в основных принципах деятельности ООБ. 

Важным отличием ООБ от предшествовавших им филантропических организаций было то, что они совершенно отказались от оказания прямой материальной помощи и от традиционной благотворительности вообще. Как-то основательницу нью-йоркского ООБ Джозефину Шо Лоуэлл спросили о том, сколько пожертвованных определенным филантропом денег попадет в руки нуждающихся. Госпожа Лоуэлл гордо ответила: «Ни цента!».  

Научно-идейным обоснованием этой позиции явилась теория социального дарвинизма Герберта Спенсера, согласно которой помощь бедным деструктивно влияет на общество в целом, поощряя зависимость и уничтожая мотивацию к деятельности обездоленных слоев населения. Популярности теории Спенсера безусловно способствовало то, что ее положения во многом перекликались с традиционными установками протестантской трудовой этики. 

Достаточно близок к этой позиции был и Генри Форд: 

«Если бы нам только удалось упразднить благотворительность, то деньги, которые ныне вложены в благотворительные учреждения, могли бы быть влиты в расширенную промышленность и способствовать производству более дешевых товаров и большего количества их. Это не только сняло бы с общества тяжесть налогов, но подняло бы также общее благосостояние». 

В современном мире уже давно наступило перепроизводство потребительских товаров. Некоммерческий же сектор, между тем, дает и рабочие места, и производит блага. Очень многие эксперты 3-его сектора считают, что поддержка некоммерческих организаций — это в прямом смысле слова инвестиции в улучшение качества жизни. 

Поэтому критика Форбс представляется достаточно архаической и изрядно моралистской. Однако она кажется нам достаточно показательной и, в этом смысле, — интересной. 

Тема обсуждается в сообществе «Филантроп» в жж.  

Этой публикацией мы хотели бы начать цикл статей «Критика благотворительности» — о том, кто, почему и зачем критикует благотворительность.

  1. Мизантроп

    Я бы посмотрел на этого Герберта Спенсера, если бы его раздели на улице несколько оборванцев с ножами. Да ещё бы как следует в пятак наварили за то, что в крутом пиджаке. Вот и весь социальный дарвинизм.

  2. ipagava

    можно подумать, что благотворительность помогает только тем, кто не хочет работать.

    еще можно подумать, что можно диктовать, как тратить собственные деньги. выбор, конечно, сегодня управляем. но пока до полного фатала еще совсем далеко.

    кому-то может показаться, что предлагаемое перераспределение средств решит те самые проблемы, которые возникают в результате предлагаемого как раз движения финмасс.

    может, изобретателям, первопроходцам, фантазерам, выдумщикам и прочим предприимчивым людям филантропия просто по приколу? можно увеличивать денежную массу, а можно не хотеть этого, а «уходить в ноль» и снимать с общественных счетов какие-то «висяки». ну не совсем идеалистичная картина, конечно. вовсе нет. даже напротив, совсем несладкая. зато реализуются настоящие красивые мечты. как у Аллена.

Leave a Reply